Топ-100

#самаНЕвиновата: россиянки откровенно рассказали о насилии и домогательствах со стороны мужчин

0

Совсем недавно мы рассказывали о сестрах Хачатурян, убивших своего отца из-за регулярных издевательств, а теперь в сети появилась информация о новой жертве необузданной мужской агрессии – Дарье Агений, которую летом прошлого года пытались изнасиловать прямо на улице.

Девушка смогла отбиться от обидчика, но в итоге он подал на нее в суд. Теперь Дарье грозит до 9 лет заключения, в то время как мужчине удалось «выйти сухим из воды».

В поддержку Дарьи в сети запустили флешмоб #самаНЕвиновата. Под этим хэштегом девушки делятся своими откровенными историями об издевательствах и насилии со стороны мужчин, рассказывают через что им пришлось пройти и как они с этим справились. Ознакомиться с некоторыми из них вы можете в нашем материале.

Друзья, это очень важный пост. В свете последних событий, когда жертв насилия продолжают судить по статьям УК, невзирая на то, что они защищали свою жизнь, хочу, чтобы вы знали.

Когда мне было 13 лет, мой младший брат попал в реанимацию вместе с мамой. Отца не было в стране. Я осталась одна на несколько дней по собственному желанию, сказала, что справлюсь.

Около 7 вечера того же дня, я пошла к подружке за школьными тетрадками, она жила в моем доме через три парадных. Была зима, я одета с ног до головы, на мне зимнее пальто. Услышав, что в парадную за мной зашли, быстро метнулась на 2‑й этаж и стала звонить подруге в дверь. Но она не открывала. Как выяснилось позже, спала. Я слышала шорох в подъезде, а когда обернулась, увидела на лестничной клетке мужика, трясущего своими причиндалами в двух метрах от меня. Я бросилась звонить соседям в дверь, и мне открыли. Я плакала. Боялась возвращаться домой. И боялась одна ходить в школу еще несколько дней. В моем случае все обошлось. Но сколько девочек и женщин становятся жертвами?!

Хочу, чтобы вы знали — жертва насилия никогда не бывает виновата в случившемся. Нет оправдания посягательству на чужую свободу. Когда женщина красиво одета, когда она пьяна, когда возвращается поздно домой одна, ни при каких обстоятельствах никто не имеет права домогаться до нее и склонять к сексуальному контакту без ее согласия.

Надеюсь, вы и ваши близкие никогда не столкнетесь с любыми формами насилия. А тем, кто это пережил, я желаю сил и смелости. Вы ни в чем не виноваты.

В 11 лет я подверглась домогательствам «хорошего друга» моей семьи. Когда я сказала об этом бабушке, она не поверила. Больше я никому об этом не говорила. Его посадили за педофилию: попытка изнасилования, но уже другой девочки. Когда это обсуждалось соседями из нашего дома, то я слышала такие ужасные вещи, как «она сама виновата, она смотрела порно и что-то еще». Я понимала, какой это бред, но ничего не могла сказать.

В 12 лет нас с подругой преследовала группа мужчин в торговом центре, вплоть до ее дома, было очень страшно. Всю жизнь я боялась ходить в темное время суток, всю жизнь я ходила и хожу, постоянно оборачиваясь, а когда становится страшно, я начинаю бежать, что есть силы. С 15 лет я начала носить с собой карманный нож. Зимой я носила его в раскрытом виде в рукаве своей куртки. Так я хотя бы на минимальный процент чувствовала себя спокойнее.

В 17 я стала жертвой физического насилия от своего собственного молодого человека, и так было не раз… Когда мама видела разбитую в кровь ногу, губу или опухшие, синие уши, мне приходилось говорить, что я сама ударилась — такая вот неуклюжая. Он же в свое оправдание постоянно твердил: «Ты сама виновата в этом». Никто не знал о том, что происходило, до момента нашего расставания.

Мне 18, и я боюсь так же, как и в 11. Я до сих пор боюсь одеваться так, как мне бы иногда хотелось, боюсь гулять одной слишком поздно. Я боюсь носить юбки, короткие или облегающие платья, ибо постоянные взгляды, свистки, выкрики заставляют чувствовать себя максимально дискомфортно. Я боюсь. Боюсь, что если со мной произойдет что-то ужасное, то меня же и будут обвинять: она надела короткое платье, значит хотела этого и так далее.

Сентябрьский день, около 9 вечера.

Я пошла проводить подругу, и по дороге мы обсуждали сегодняшний день, как за спиной послышалось тяжелое дыхание и кто-то ускорил шаг. На минуту мы подумали, что это кто-то из наших общих друзей решил напугать нас, так как мы почти дошли до нужного двора. Мы не успели обернуться, как на мою подругу со спины накидывается некто. Коренастый, молчаливый, явно сильнее нас, держит подругу за шею и пытается утащить ее. Она вцепилась в меня, я вцепилась в него. Я била его по голове, по рукам, пыталась попасть в глаза. Он бил меня и держал подругу. Попытки вырваться были тщетны. Потом я вспомнила слова одного из своих вузовских преподавателей: «Если на вас нападают, то делайте то, что обычно люди не делают в таких ситуациях. Начните гавкать, кукарекать. Рвите шаблон поведения. Преступник, не ожидая такой реакции, замешкается — и тогда у вас есть пара секунд». Я начала гавкать и рычать. И вот эти заветные пара секунд — он замешкался. Я бью его по переносице, хватка ослабла, подруга вырвалась. В этот момент на крики подруги сбежались люди, преступник испугался и сбежал.

Лето, 4 часа дня, улица Ленина, самый центр города. Я очень замороченная на направление движения — если оно правостороннее, то будь добр так и идти. Замечаю, что парень упорно идет мне навстречу, думаю, дебил, движение правостороннее, ну ладно, обойду.

В тот момент, когда мы сравнялись, он поворачивается и резко хватает меня за шею и пытается затащить в кусты. Я холодным тоном говорю ему отпустить меня, в ответ его рука еще больше сдавливает мое горло. Два раза повторяю. Ударяю ему локтем в ребра, замешкавшись, он отпускает меня. Я хотела еще раз ударить его, но не успела, он стал убегать.

Я могу защитить себя, и я даже знаю, как бы я поступила, будь в этих ситуациях у меня с собой швейцарский ножик. И чем бы это все кончилось? Вполне возможно, как у Дарьи Агений, которая смогла защитить свою жизнь, за что теперь ей грозят 9 лет. Хватит во всем винить жертв, в насилии всегда виноват преступник, это его умысел, его действия. Не наши.

Мне было лет восемнадцать, я шла летним вечером по Андреевскому спуску. Встретила художника Женю, который живет в деревянном доме возле Замка Ричарда. Он зазвал в гости, а мне было некуда торопиться. Я купила себе йогурт, и мы пошли к нему. За веселыми разговорами и музыкой я даже не заметила, что на улице стемнело, а Женя напился.

Потом он меня изнасиловал. Я звала на помощь, громко молилась и сопротивлялась, но пара ударов по лицу заставили меня замолчать.

Когда все началось, я схватила со стола нож и все время держала его в руках или рядом, возле дивана, но так и не осмелилась им воспользоваться. Мне было страшно использовать нож против живого человека, а еще страшнее было, что он меня просто этим же ножом и убьет.

Женя кончил мне на спину и отрубился. Я выбралась из его огромных ослабевших рук и долго стояла, готовясь его убить или хотя бы покалечить все тем же столовым ножом. И опять не смогла.

Во-первых, проткнуть человека ножом не так уж просто, а у меня и так дрожали руки и колени. Я боялась, что пораню его слишком легко, он проснется и убьет меня. Еще я понимала, что это уже не будет самообороной, а значит, меня будут судить за нападение на спящего человека.

Я очень хотела за себя постоять, позвонить в милицию. Но у меня в голове очень крепко сидело «самавиновата». Сама пошла, сама допустила, сама плохо сопротивлялась. А еще эта вечная установка из детства, что надо выглядеть прилично и вызывать расположение окружающих. А у меня на голове ирокез. Ну как со мной будут в милиции разговаривать?! Ужасно, что в современном мире до сих пор принято обвинять жертву. В насилии всегда виноват насильник, жертва не может спровоцировать насилие словами, одеждой, поведением. Ситуация, в которой девушку судят за то, что не дала себя изнасиловать, просто чудовищна. Не говоря уж о детях, над которыми годами издевался отец и которые в состоянии шока от побоев и унижений убили его, спасаясь.

Сейчас вам расскажу одну историю.

Есть у меня подруга, назовем ее, допустим, Катя. Однажды Катя ждала свою сестру в гости, та должна была подъехать на такси. У ее сестры не оказалось нужной суммы за оплату такси, и она попросила Катю спуститься и добавить недостающие деньги.

Дальше Катю вместе с сестрой затолкали в машину и отвезли на пустырь. И дважды изнасиловали. Изнасиловали только Катю. Сестре удалось убедить насильников, что она на раннем сроке беременности, и ее не тронули. Катя была красивая броская блондинка с ярким макияжем. Эти детали потом сыграют против Кати, но это все потом. Насильников было двое.

Почему Катина сестра села в такси к двоим мужчинам? Второй подсел позже. Водитель спросил — не против ли она, если они подвезут его друга? В пути они мило болтали, шутили. Распознала ли она в них насильников, почуяла ли опасность? Нет, самые обычные милые ребята.

А потом начался ад. Кате пригрозили, что они убьют ее, если она кому-либо расскажет. Избили. Не сильно, так, слегонца. Чтобы боялась. Потребовали обещание, что она никому не расскажет и в полицию не пойдет. Катя пообещала.

Когда они возвращались с пустыря, Катина сестра умоляла ее никому ничего не рассказывать. Ведь это стыдно. И это страшно. Катя молчала. Ей было тоже стыдно и страшно. И больно. Но после пустыря она пошла в полицию и написала заявление.

А дальше началось страшное. Оказалось, что эти двое женаты. И у них есть дети. Одна из жен была беременна вторым ребенком. Эти ребята имели работу, с которой у них были положительные характеристики, и таксовали они чисто по фану. А еще у них были матери. И обе матери пришли к Кате, назвали проституткой, тварью и другими нехорошими словами. Говорили, что виновата сама, что не надо было гулять, что не надо было так ярко краситься и многое другое.

Даше Агений грозят 9 лет заключения за самооборону. Мужчине, который пытался ее изнасиловать, ничего не будет.

Я год назад шла домой с матча ЧМ, и на меня напали двое мужчин. Одета была, как на фотографии, только платье другое. Один из мужчин схватил меня сзади за горло, на шее потом еще неделю не проходил синяк. Я совершенно застыла, голос пропал, пока они «предлагали» мне заняться с ними сексом. А потом я вырвалась и убежала. В полицию не пошла, потому что не думаю, что там что-либо могли сделать, а говорить об этом лишний раз тошно. До сих пор трясусь каждый раз, когда мужчины настойчиво пытаются подкатить, кэтколят (издают звуки «кис-кис») или просто идут за мной по улице. Если бы через месяц после того случая меня позвали бы в полицию, потому что напавшие подали бы на меня заявление за «причинение тяжелого вреда здоровью», я могла бы быть в Дашиной ситуации. Только у меня не было ножа, а у нее был. Страшно жить в стране, где домашнее насилие не криминализовано, а вместо осуждения насильника — осуждают жертву.

Я могла бы повторить судьбу сестер Хачатурян. И в моем детстве было насилие.

Представить тяжело, чтобы ребенок 12 лет стоял с ножом, защищая мать от обдолбанного сожителя. Этим ребенком была я, и в моей голове была абсолютная готовность до последнего стоять за младшую сестру и маму.

Если в тот день мне бы пришлось защищаться, какие бы заголовки мелькали в СМИ? Какой была бы моя судьба?

Наказание за желание жить без страха, наказание за отчаяние. Каждый день мы проходим мимо сотен и сотен домов. И даже не подозреваем, в скольких из них может быть такая семья. Отчаянная, опустошенная, живущая в страхе.

Огромная брешь в законодательстве ломает тысячи судеб. Ты говоришь мол, сами виноваты, нужно уходить от тиранов. Но не можешь ответить, кто защитит беженцев? Кто приютит их? Кто защитит от осуждения и преследования?

Когда-то мне сказали что дети, которое выросли в семье, где было насилие, РОВНЯ ВЗРОСЛЫМ, которые прошли войну. Мы дети войны. И нас не хочет защищать государство.

Я требую принять закон против домашнего насилия.

И я хочу сказать, что тоже оказалась в такой ситуации. Но в моем случае мне повезло больше, чем другим девочкам/девушкам и женщинам. До изнасилования оставалось буквально 3 минуты.

Я готовила себя, прямо там в подвале, говорила сама себе: «Сейчас все кончится, лишь бы только не убил».
В голове: «А по мне кто-нибудь будет скучать, если он меня убьет? А меня найдут или я останусь лежать в этом подвале? А как мама это переживет?».

Но я слышала только одно: «Не волнуйся ты, у меня презерватив есть».
Ах дааа, спасибо тебе! Ты меня так выручил, а то я что-то свои забыла прихватить. У меня часто случается камбэк.

В тот самый момент когда это происходило, я думала: «Если у него получится, то что будет со мной? Как мне дальше жить? У меня не будет личной жизни. Да кто меня такую полюбит? Многие будут говорить, что я сама виновата».

Да, видимо, я виновата в том, что в 23:00 в сб оказалась у СВОЕГО подъезда. Виновата, что была одета как парень. И, видимо, виновата была еще в чем-то. Наверно еще я виновата в том, что я симпатичная девушка.
Чем руководствуются люди, которые обвиняют жертв насилия?

Психолог, к которой я ходила, сказала мне фразу, после которой я не стала к ней ходить: «Ты недостаточно сильно испугалась».

А, ну то есть я должна была, наверное, в конвульсиях сидеть и трястись и бояться всего на свете, любого шороха и людей в целом? Наверно, я должна была еще в психушке полежать? Ну чтобы реально быть ЖЕРТВОЙ.

В больнице у меня был страх, потому что врачи говорили: «Если ты лежать не будешь большую часть времени и нарушать режим, то не будешь ходить». После больницы у меня был страх мужчин, а сейчас я боюсь, когда ко мне подходят сзади, и не важно мужчина это или женщина.

Потихоньку с годами это страх уходит, я стараюсь работать над этим. Правоохранительные органы почему-то думают, что им проще забить на эти ситуации. «Ой ну мы доказать ничего не можем».
Конечно не можете, ведь уже два года прошло, и ссадины от моих ногтей на лице моего обидчика естественным путем прошли.

Смотрите также: Петицию с требованием освободить Кристину Шидукову, убившую мужа, подписали уже 100 тысяч человек

Источник: Lenta

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Новые посты

Запретные фотографии: варшавское гетто летом 1941 года

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Модель из Москвы и ее 45-летняя мама выглядят ровесницами

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Тест: Отгадайте города России по достопримечательностям

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

Ученые рассказали о трех факторах, которые гарантируют женский оргазм

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Мэрилин Монро без макияжа и еще 33 интересных и редких фото из прошлого

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Она загуглила убийство: женщина виртуозно убила бойфренда, но ее выдал поисковик

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

9 фактов о фильме «Форсаж», о которых вы никогда не знали

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Самый старый серийный убийца в мире: как 90-летняя «батанская ведьма» отравила 150 мужчин

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

22 атмосферных снимка 90‑х, вызывающие ностальгию

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}