Топ-100

Сексуальная жизнь москвичей в удалые 90‑е годы

0

Для многих из нас 90‑е годы запомнились как эпоха вседозволенности, удали и расцвета секс-индустрии. Мальчики мечтали стать не космонавтами и военными, а коммерсантами и рэкетирами, а девочки в лучшем случае моделями, а в худшем… Впрочем, грань между модельным бизнесом и проституцией была очень тонкая. Вообще, были ли те грани в те лихие годы? Предлагаем вам подборку атмосферных фото родом из начала 90‑х, на который показана сексуальная жизнь Москвы. (Осторожно! Обнаженная натура).

Сегодня слово «сутенер» не просто означает человека, занимающегося запретным, криминальным в России бизнесом, но и может считаться оскорблением. Но каких-то 30 лет назад многие считали сутенерство престижной профессией, носители которого заслуживают уважение.

Сутенер Дмитрий хоть и горд своим бизнесом, не слишком радуется фотографу. Чтобы сделать хорошие кадры самого «предпринимателя» и одной из его подопечных, пришлось применить дар убеждения. Слишком уж сильны еще пережитки СССР, где такие как он и его работницы были изгоями.

Дмитрий и одна из проституток, работающих на его фирму. Встречи с клиентами проходят в обычной московской квартире, которая выполняет также и роль офиса для 20-летнего сутенера.

Часть своего дохода Дима вкладывает в развитие, а точнее – в рекламу. От отечественных клиентов толку немного, поэтому сутенер размещает рекламу в газетах, издаваемых на английском, для иностранцев. Конечно же, вещи своими именами называть нельзя, поэтому предложения услуг своих девочек сутенер размещает в разделе «Массаж».

Условия для работы так себе – мобильной связи еще нет, радиотелефон для начинающего секс-магната – это слишком дорогое удовольствие, поэтому приходится обходиться обычным. Телефон, записные книжки, тетрадки, ручка – вот все инструменты Дмитрия. За стеной в спальне еще пыхтит очередной клиент, а сутенер уже договаривается со следующим.

А вот совсем другой бизнес и уже другой уровень. Совершенно законное брачное агентство, помогающее нашим девушкам осуществить самую заветную мечту – выйти замуж за иностранца и уехать из страны. Владелец и по совместительству единственный сотрудник агентства демонстрирует «каталог невест».

А эта пара, похоже, нашла друг друга. Они довольны и потенциальный супруг показывает нашей красавице на карте место, где ей предстоит наслаждаться сытой капиталистической жизнью. Доволен и владелец агентства – он неплохо заработал, соединив сердца. Ну или сделав такую попытку – дальнейшее его уже не касается.

А это импровизированный «массажный салон» и его сотрудница, 19-летняя Марианна с посетителем. Совершенно ясно, какого плана массажи здесь предлагают, но если платить милиции и рэкету аккуратно, то такой почти законный бизнес не чета Диминому сутенерству.

Яркая примета 90‑х – всевозможные конкурсы красоты. Перед вами участница первенства на самую красивую грудь выступает с сольной программой, желая впечатлить строгое жюри.

А это московские эскорт-модели. Сейчас мы знаем, что к чему, но в 90‑х это звучало непонятно и гордо. О том, что ты работаешь в эскорте можно было сказать даже маме и соседям по улице в родной деревне – это ведь совсем не то, что проституция. Не так ли?

Чтобы стать эскорт-моделью, нужно было обладать привлекательной внешностью и юностью, а кроме этого пройти строгий отбор. Менеджеры эскорт-агентства внимательно просматривают профессиональное портфолио очередной претендентки.

В свои 19 лет Люся, «понаехавшая» в столицу с периферии, уже достигла немалого. Она работает стриптизершей и подруги из родного городка до скрежета зубов завидуют ее успеху.

Так сказать, другая сторона медали. Смотровой кабинет столичного кожно-венерологического диспансера, куда попадают искательницы красивой жизни, у которых «что-то пошло не так».

19-летняя Елена, пациентка КВД, с надеждой смотрит в будущее. Сейчас она проститутка, которую ко всему прочему заразил гонореей клиент, но скоро обязательно станет известной моделью. Наверное.

Елена неплохо зарабатывает своим телом, но это «не ее». Девушка чувствует призвание к подиуму и высокой моде. А вот это вот все – случайный жизненный форс-мажор. С кем не бывает?

В больницу Елена пришла не сама – ее доставили сюда сотрудники милиции после облавы на путан. Это не первый «заезд» девушки на лечение – в кожно-венерологическом диспансере она постоянный клиент.

На всех окнах КВД прочные решетки, чтобы будущие звезды модельного бизнеса не разбежались, бросив курс лечения. В диспансере еще могут по закону держать больных принудительно, если те не проявляют сознательность.

Даже курилка находится в стенах больницы – к лечению венерических заболеваний в учреждении относятся максимально серьезно.

Для пациенток созданы все условия. Вот, например, ванна с душем, правда одна на этаж.

А здесь уже все серьезно – в Рязанской воспитательной колонии молодых проституток перековывают в полезных членов общества. Это не совсем тюрьма, так как режим в лагере довольно мягкий, но сроки у красавиц на фото вполне реальные, назначенные судом.

Усилиями воспитателей бывшие «ночные бабочки» становятся полезными обществу и даже приобретают нужные всем профессии. Вот только на длительную «правильную» жизнь девушек не хватает – вскоре они берутся за старое.

Все эти девчонки оступились, но в Рязанской воспитательной колонии хорошо знают, как им помочь. Тут из них выветрят мечты о красивой жизни и научат радоваться простым и понятным вещам, таким как цветастое ситцевое платьице.

Ну какой молодежный праздник в Москве мог пройти без концерта с девушками в купальниках? Эх, были же времена.

Ильич может и не одобряет подобных канканов прямо у подножья постамента, но теперь это мало кого беспокоит. Еще 10–15 лет и молодежь не будет знать, кто он такой. А танцы в чулках – это вечные ценности.

Смотрите также — 35 выразительных фото про Россию в дикие 90‑е

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Новые посты

50 чудесных черно-белых снимков от мастеров фотографии

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Экономика для миллениалов: насколько умело распоряжается финансами поколение «игрек»

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Этот кот из Японии танцует намного круче, чем вы, и вот 25 доказательств

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

Семь ну очень душевных блюд грузинской кухни

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Как различные диеты влияют на наши зубы: мнение стоматолога

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Страна нищих миллиардеров: как инфляция завела немцев в стриптиз-клубы

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

Шокирующая традиция Камеруна — утюжка груди

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Тьяго Силвейра – бразильский мальчик, живущий с ягуарами

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Хунхузы: китайская мафия, захватившая Дальний Восток Российской империи

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}