Топ-100

Платочки белые, глаза печальные

0

В Казахстане существует шесть женских колоний, общее количество женщин и девушек, отбывающих наказание на 1 августа этого года – 2901. Женская исправительная колония УГ-157/11 города Атырау открылась три года тому назад, всего в ней 234 заключенных из четырех областей. Корреспонденты Vox Pop­uli посетили женскую колонию, чтобы рассказать и показать читателям, как живут в исправительной колонии и кто они – женщины, которых суд лишил свободы.

Смотрите также выпуски – Женская колония в Хабаровском крае, Латиноамериканские тюрьмы мужская и женская, Девушки нелегкого поведения, Конкурс красоты в бразильской женской тюрьме, В афганской женской тюрьме

(Всего 63 фото)

Спонсор поста:
Трубы: Мы продаем весь сортамент металлических труб: черных, оцинкованных, всех профилей и типоразмеров. Доставляем по всей Центральной России, предоставляем скидки и бонусы постоянным покупателям.

Источник: voxpopuli.kz

1. Все женские колонии в стране — общего режима, кроме колонии в Караганде, где содержатся «ходячки» (тюремный жаргон) – неоднократно судимые женщины

2. Два раза в день осужденные собираются на плацу для проверки. Отсутствие считается грубейшим нарушением, за которое могут посадить в штрафной изолятор. Такая отметка в личном деле нежелательна, так как влияет на условно-досрочное освобождение (УДО) и перевод в колонию-поселение

3. После проверки все женщины расходятся по своим рабочим местам или отрядам. Белые платки являются обязательной частью формы

4. Условия пребывания в УГ-157/11 максимально приближены к стандартному женскому общежитию. Пять отрядов, в которых примерно по 50 женщин, размещаются в своих блоках. В каждом блоке, кроме спальных комнат, общая чайхана, каптерка, гостевая комната. Есть общая баня, постирочная и гладильная

5. В каждой комнате живут четыре женщины. Согласно уставу, они не имеют права сесть или прилечь на кровать с девяти утра до семи вечера. Здесь аскетично и пахнет хлоркой

6. У каждого отряда есть свой бригадир, авторитетная личность, умеющая устранять внутренние конфликтные ситуации и поддерживать мирное сосуществование среди нескольких десятков женщин с непростой судьбой и характером. Бригадиры отрядов или, проще говоря «бугры» – это люди с неприкасаемым авторитетом. У бригадира есть заместитель, сантройка (санитарная тройка), старшина-дневальный, помощники, ответственные за каптерку, за кухню, за чайхану и за секцию досуга и спорта(СДС)

7. В комнате релаксации осужденные могут побыть наедине с собой. Три психолога постоянно следят за самочувствием заключенных. К каждой осужденной индивидуальный подход. На зоне эмоциональное состояние женщин крайне нестабильно

8. По вечерам женщины собираются перед телевизором. Просматривают новости и сериалы, самые популярные – турецкие. Следует отметить, что налаженный быт колонии во многом зависит от отношения самих осужденных женщин. Роспись на стенах сделали сами заключенные

9. Каптерка. Сегодня освободилась одна осужденная. Сотрудницы проводили ее на вокзал. Начальник зоны связалась с Актюбинским Центром адаптации и реабилитации осужденных, попросила помочь с проживанием и трудоустройством. Несмотря на громкий смех и радость, у освобожденной проскальзывает тревога и нотки страха «как на воле все сложится?» 

10. Самый востребованный товар на зоне – таксофонные карты. Заключенные могут годами не видеть своих близких, так как семьи многих женщин живут в соседних регионах, и не всегда бывает финансовая возможность приехать на долгосрочное свидание. И поэтому поддерживают связь через телефон. Но и на такие разговоры существует лимит. Каждая осужденная имеет право на 15 минут телефонного разговора в день

11. Осужденные полностью находятся на казенном обеспечении. Кроме того, у них есть передачи от родственников. В местном магазинчике раз в месяц они могут купить себе все необходимое. Сигареты по важности стоят на втором месте. Курят практически все, невзирая на возраст и положение. Здесь не бросают, здесь начинают курить. Другого выхода успокоиться нет

12. Здесь, на зоне, особая атмосфера – искренность или фальшь определяют сразу. Женщины держатся «семьями», членов семьи не дают в обиду. Глава семьи – королева, остальные принцессы

13. Банный блок работает практически каждый день. Администрация пошла навстречу заключенным и разрешила оборудовать также душевую комнату при самих отрядах

14.

15. Хорошо оборудованы постирочные и гладильные блоки

16. Санчасть. Серьезные болезни имеет практически каждая вторая женщина

17. Зал карантинного блока на втором этаже. Сейчас адаптацию проходит только одна женщина. После прибытия в учреждение заключенная проводит 15 дней в карантинном отделении. С ней сразу начинают работать психологи, медики, воспитательный отдел, после чего ее переводят в один из отрядов на обычный режим, на котором она находится в течение шести месяцев. От облегченного он отличается тем, что свидания проходят раз в три месяца. На облегченном режиме привилегий больше – разрешение на ежемесячные передачи, длительность свидания до 3 суток каждые два месяца, есть поощрительные встречи и передачи

18. Несмотря на вместительную столовую, каждый отряд заходит в свое время

19.

20. Когда мы снимали в столовой, одна женщина уходя, выкрикнула: «Почаще приходите, нас будут лучше кормить», а другая добавила: «Кормят нормально, тут всем не угодишь и нам приносят передачи, вы же видели полные холодильники?»

21. Свежим хлебом пахнет далеко за пределами пекарни. В колонии УГ-157/11 пекут самый лучший хлеб среди всех зон страны

22. Главный пекарь Ира на воле также работала в пекарне. Печь хлеб – это ее призвание

23. По мнению пекаря, секрет вкусного хлеба – в хорошей муке первого сорта Костанайской области и в человечном, добросовестном отношении пекарей

24. В смену Ира с шестью помощницами сдают 1000 булок, обеспечивают свою и соседнюю мужскую колонию

25. Пекарь – одна из самых престижных и оплачиваемых работ в колонии. Главный пекарь получает 23 000 тенге

26. У каждой второй женщины есть задолженность перед государством – иски, госпошлины, судебные издержки. Поэтому в получении оплачиваемой работы заинтересованы многие. Администрация постоянно работает над вопросом трудозанятости среди осужденных, из всех заключенных работают лишь 60 женщин. В скором времени в колонии планируют открыть рыбный цех

27. Есть небольшой швейный цех на 34 женщины, в котором шьется одежда для заключенных мужских колоний. Не отказываются здесь и от сторонних заказов: спецодежда для больниц, для нефтяных компаний. Помимо этого, существуют отряды хозяйственной обслуги с окладом в 21 000 тенге — кухонные работники, дворники, бригадиры отрядов, рабочие банно-прачечного комбината, библиотекарь

28. При исправительном учреждении есть колледж, в котором обучают по таким специальностям, как швея-закройщица, кондитер, повар, парикмахер. В этом году вручили дипломы 87 осужденным

29. Тюремная библиотека постоянно обновляется, об этом есть договоренность с государственной библиотекой

30. Спрос на книги высокий – читают практически все, в основном художественную литературу

31. Немного книг на религиозную тематику. В этом году оразу вначале держали 60 женщин, но из-за жаркого лета (кондиционеры и вентиляторы не разрешены) осталось 30 постящихся

32. В колонии существует секция спорта и досуга (ССД), которая включает в себя библиотеку, курсы по акробатике и, конечно же, организацию культурно-массовых мероприятий. В этом учреждении проводятся самые лучшие и самые костюмированные концерты среди всех зон

33. Бригадир первого отряда Бибигуль, куда относится ССД, признается, что много сил было вложено, чтобы добиться такого уровня проведения шоу. Администрация охотно идет навстречу, дает возможность тренироваться, выделяет деньги, предоставляет обучающие видео

34.

35.

36. Костюмы и декорации заключенные делают своими руками, могут из ленточек и кусочков сшить бальные платья

37. По вечерам играют в интеллектуальную игру «Поле чудес»

38. В ССД есть несколько девушек, чьи спортивные и танцевальные данные отвечают требованию секции

39. Ольга – физорг (организатор физкультурной работы) и постановщик танца ССД, возраст – 32 года. Статья 259 – наркотики.

Она отсидела больше семи лет. Осталось до звонка 2 года и 10 месяцев. Про свою личную жизнь не любит рассказывать. В другом учреждении была злостной нарушительницей, поэтому на УДО не прошла. Здесь, в УГ – 166/ 11 – она нужный человек, мастер – золотые руки: электрик, плотник и специалист по сварочно-монтажным работам. Всему этому обучилась на зоне

40. Кроме того, Ольга успешно руководит секцией акробатики

41. Катя занимается акробатикой и танцами в ССД. Возраст 32 года. 259 статья – наркотики. Срок – 11 лет, отсидела 4 года 4 месяца.

В Актау, где она жила, у нее был свой небольшой магазинчик одежды. Она с подругой часто летала в Турцию за товаром. Потом решила привезти таблетки экстази, не для продажи, а для личного пользования. Теперь ее две дочки остались на попечении 63-летней мамы-пенсионерки. В последний раз она видела их два с половиной года тому назад, у мамы нет возможности привозить дочек на долгосрочное свидание. Теперь она видит лишь на фото, как растут ее дочки. Катя точно поняла, что ни одно удовольствие в жизни не стоит того, чтобы променять его на возможность воспитывать самой своих детей. Через три года она надеется на УДО. После того, как закончится срок, она хочет посвятить себя дочкам. В колонии нередки переписки с осужденными мужчинами. Но Катя больше не хочет заводить отношения. Там, на свободе, все проще. Любил тебя человек, любил, а потом разлюбил, но это разочарование даже на воле переносится с трудом. А здесь, на зоне, хоть волчицей вой, нечем закрыть пустоту. Поэтому она задавила в себе все женские чувства и мечтает только о том, чтобы чаще видеть своих детей – хотя бы раз в полгода

42. Примерный возраст сотрудников администрации колони от 20 до 30 лет. На 90% – это женский коллектив, как правило, большинство не замужем. Постоянная занятость на работе многим не позволяет заниматься личной жизнью

43. Начальник отряда Ботагоз Нурханова, 28 лет. Работает со дня открытия колонии.

- Когда я только сюда пришла работать, подумала: «Что я тут делаю?», было действительно страшно, – говорит Ботагоз. – Перелом случился, когда мне пришлось морально поддержать одну заключенную. После осознаешь, что они обычные женщины, которым просто необходимо понимание

44. Заключенные обращаются к Ботагоз словом «мама», так символично называют всех начальников отрядов. Из всех сотрудников администрации начальники отрядов находятся ближе всего к зэчкам. Вместе с бригадиром он координирует и следит за соблюдением режима. Коммуникации между «мамами» и зэчками в этой зоне прежде всего носят человеческий характер. Поломанная женская судьба некоторых заключенных вызывает сочувствие и понимание у их охранниц. Со временем практически приходится жить проблемами своих подопечных, писать их характеристики, представлять на судах. «Мамы» – связующее звено между осужденными и старшим офицерским составом

45. Администрация ходатайствует, пишет положительные характеристики осужденным с примерным поведением. Но, тем не менее, последнее слово всегда остается за судьей. Через суды не проходят многие, причин для этого достаточно: непогашенные задолженности, отсутствие или наоборот, большое количество поощрений, малый срок отсидки, серьезные судимости. Наиболее часто встречаемая судебная отписка: «Чем отличается от остальных осужденных?»

46. Основные статьи, по которым сюда попадают женщины: 259 – сбыт, хранение и распространение наркотиков, 177 – мошенничество и 96 – убийство на бытовой почве, и намного реже, детоубийство

47. На фотографии копия смс сожителя одной их осужденных, он прислал эти сообщения ей в день суда. Девушка взяла вину своего парня на себя, сначала шла как соучастница. В итоге отбывает 5 лет за квартирное мошенничество. Осужденная признает свою вину, но находясь в стенах колонии добивается, чтобы человека, который толкнул ее на мошенничество, посадили

48. Заключенные имеют право на свидания: краткосрочные по два, четыре часа и долгосрочные – на три дня. Также есть возможность увидеться с осужденными в день открытых дверей

49. Контролер в комнате досмотра и свиданий (КДС) Гулим Кушенова принимает документы от мужчины, который пришел на долгосрочное свидание с женой

- Чаще всего навещают осужденных – казашек, – говорит Гулим. – Приходят с детьми, родственниками. Приносят продукты питания, одежду, моющие средства

50. При входе в женскую колонию висит стенд с фотографиями вещей, запрещенных к передаче

51. Зал места свиданий – комната без оттенка мрачности. Вся мебель – шкафы, столы, делается тут же, не выходя из зоны. Пришедшим и осужденным предоставляются все условия для длительного свидания: отдельная комната, кухня, зал, душ

52. Нина Петровна, возраст 61 год. Статья 259 – наркотики. Срок – 10 лет. Отсидела 1 год и шесть месяцев.

Муж и внучка приехали к ней впервые за полтора года. На зоне зарекомендовала себя исключительно с хорошей стороны. Перенесла несколько операций на сердце. Живой из колонии не надеется выйти. Были попытки суицида

53. – Мой сын отбывает наказание по такой же статье, – рассказывает Нина Петровна. – После того, как его во время следствия стали избивать сотрудники УБН, я начала писать многочисленные жалобы-заявления, чтобы прекратить издевательства. Мне пригрозили, если не остановлюсь, то в скором времени также окажусь за решеткой. Я продолжала писать и вскоре полиция «случайно» нашла несколько граммов героина на моей кровати… Так я оказалась здесь. Пыталась наложить на себя руки, но меня остановили. Нет, вы не подумайте, условия здесь и отношение администрации нормальное, но мне психологически тяжело

54. Раима, возраст 40 лет. Статья 259 – наркотики. Срок 10 лет, отсидела 3 года и 2 месяца.

- Девять лет тому назад умер муж, – рассказывает Раима. – Осталась с тремя маленькими детьми, младшей дочке было 8 месяцев, родители-пенсионеры. Я была единственным кормильцем в семье. Через несколько лет сошлась с мужчиной. Помогал деньгами, по хозяйству – у нас была своя скотина. Потом я решила расширить магазин с бакалейными товарами. Продала магазин и начала строительство, обещанный кредит в банке не получила. Так я осталась без бизнеса и дохода. Стала торговать фруктами во дворе, а сожитель тем временем наладил сбыт героина. Сожителю дали 10 лет строгого режима, меня посадили за соучастие

55. – Смогла навестить маму во второй раз за три года, – говорит Алима, старшая дочь Раимы. – Как только у меня закончился контракт с фирмой, я сразу привезла младших на долгосрочное свидание с мамой

56. Алима работает менеджером по браку в мебельном магазине. С заплатой в 60 000 тенге, Алима теперь единственный кормилец семьи. Недавно она подготовила младшего брата и сестру к школе, купила одежду и канцелярские принадлежности. Она хочет вернуться в Актюбинск, чтобы быть ближе к семье и чаще навещать маму. Алиму беспокоит здоровье матери – на зоне у нее стремительно ухудшилось зрение – стало минус двадцать, также обнаружили туберкулез. На вопросы о личной жизни отвечает уклончиво, решила не дружить и не выходить замуж, пока мама не освободится

57. В этом году отменили перевод в колонии-поселения осужденных по особо тяжким преступлениям. Многодетные матери, совершившие убийство на бытовой почве или женщины, вынужденно связанные с наркотрафиком, отсидят весь свой срок вдалеке от детей, которые зачастую находятся на попечении пожилых бабушек и дедушек или в детских домах.Так что для них наиболее вероятно условно-досрочное освобождение после отбытия 2/3 части срока

Некоторые из осужденных женщин согласились поделиться своей историей.

58. Вера, возраст 30 лет. Статья 96 – убийство. Срок 6 лет, отсидела 2 года, 9 месяцев.

Вышла замуж, родила дочерей. Жили счастливо и хорошо, но вскоре муж начал рукоприкладствовать, в течение семи лет она терпела его тяжелый характер. Дочки, увидев пьяного отца, сразу ложились спать, так сильно боялись его. Супруг в опьянении был крайне жесток, мог схватить дочек или Веру и головой бить об стенку, ударить любым предметом, который ему попадался под руку. Угрожал топором, бил ногами, выгонял из дома. Даже избивал своих родственников – поднял руку на мать. Закончилось все ударом ножа в сердце. Причем Вера не помнит, как это произошло, хочет вспомнить под гипнозом. Дети остались на попечении больной матери. Потерпевшая сторона претензий не имеет. Вера писала в Верховный суд, генеральному прокурору, подавала прошение президенту – все пока безрезультатно

59. Надежда, возраст 24 года. Статья 96 – убийство. Срок 11 лет, отсидела 3 года, 1 месяц.

Жила и работала нянькой в Астане, училась на бухгалтера. Потом из-за финансовых трудностей переехала в небольшой поселок Актюбинской области. Однажды гуляли с друзьями, решили продолжить веселье и поехали домой к новому знакомому – мужчине пенсионного возраста. Под утро, когда все уснули, он начал приставать к ней и изнасиловал. Находясь в сильнейшем алкогольном опьянении, она сильно испугалась, стала сопротивляться, схватила нож со стола и нанесла десять ударов. Полицию вызвала сама. Вину признала чистосердечно. Во время следствия узнала, что беременна. Решила оставить, теперь ее сыну исполнилось 2 года. Его забрала и воспитывает безработная мама, у которой нет возможности приехать на долгосрочное свидание. По телефону Надежда часто разговаривает с сыном, он обращается к ней по имени, думает, что она его сестра. На зоне работает швеей-закройщицей. Погасив все иски, заработанные деньги отсылает домой. Раскаивается и знает, что заслуживает наказания. Надеется на перевод в колонию-поселение по месту жительства

60. Махаббат, возраст 22 года. Статья 180 – соучастница в изнасиловании. Срок 6 лет строго режима, учитывая возраст осужденой, ее перевели на общий. Отсидела три года.

Гуляла вечером с подружкой в шумной компании. Спустя некоторое время в сильном алкогольном опьянении, она ушла, а подружка осталась – в результате групповое изнасилование. Кроме нее в деле замешано 5 человек. Махаббат обвинили в сводничестве, что она насильно увезла жертву из дома. Потерпевшая потом родила дочь, сдала в детский дом. Махаббат мечтает стать фотографом

61. Марина. 41 год. Статья 96 – бытовое убийство. Срок – 6 лет. Отсидела 3 года, 3 месяца. 

Дали небольшой срок, потому что потерпевшая сторона претензий не имела. Со вторым мужем прожили десять лет. Он постоянно выпивал, не работал, избивал ее и детей. И во время очередного скандала, Марина взяла два ножа и нанесла ему одновременные удары в сердце и печень. Скончался на месте. Двое детей Марины – сыну 17 лет, а дочке – 11 лет, живут с ее братом и снохой

62. Тамара, 32 года. Статья 96 – убийство. Срок – 9 лет, Отсидела 7 лет.

Муж пил и издевался в течение семи лет. Однажды пришел пьяный, вспыхнула ссора. Она стояла с годовалым сыном на руках, он ударил ее и попал сыну в ухо. Ушная раковина лопнула, кровь брызнула на стену. Тогда Тамара схватила нож и вонзила его в сердце мужу. Над ее тремя детьми – дочерям 12 и 5 лет, сыну 3 года, оформили опекунство ее родители. Последние два года детей не видела. Ради поощрений работает посудомойкой в столовой, хочет добиться УДО

63. Зарина акробатка ССД. Возраст 25 лет. Статья 96 – убийство. Срок ‑8 лет. Отсидела – 4 года.

Воспитанница Актюбинского детского дома. Впервые «закрыли» в 17 лет. Захотелось заработать денег при перевозке наркотиков в Россию. Отсидела там три года. Уже на воле влюбилась в парня, стала с ним встречаться. На его дне рождения он в алкогольном подпитии в драке случайно убил соседа. Она вышла из ванной, а в комнате уже лежал труп в луже крови. Парень ей крикнул, чтобы она убежала, но она не стала этого делать, решила быть с ним до конца. Потом приехала полиция, скорая. Она сделала чистосердечное признание. Всю вину взяла на себя, любимый попросил – так и сказал ей, женщинам дают меньше срок, а я тебя подожду…Но в последний раз она видела его в зале суда. В колонии получила навыки швеи-мотористки и слесаря – наладчика. Также танцует в местном клубе, лучшая акробатка. Теперь у нее осталась одна мечта – побывать в Париже и посмотреть на Эйфелеву башню.

Все имена по просьбе героев темы были измены

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Аральск‑7 — закрытый город-призрак, где испытывали биологическое оружие

0

Почти 45 лет на богом забытом острове посреди Аральского моря существовал советский центр по испытанию биологического оружия. Жилой городок со школой, магазинами, почтой, столовой, научные лаборатории и, естественно, полигон, где проходили широкомасштабные испытания смертельно опасных биологических агентов, включая сибирскую язву, чуму, туляремию, бруцеллез, тиф. В начале 1990‑х после распада СССР военные бросили в аральских песках и город, и полигон.

Aralsk7-29

Еще в конце 1920‑х годов командование Рабоче-крестьянской Красной армии озаботилось выбором места для размещения научного центра по разработке биологического оружия и полигона для его испытания. Задача распространить пролетарскую революцию на весь мир по-прежнему стояла на повестке дня, а снаряды со смертоносными штаммами внутри могли ускорить строительство государства рабочих и крестьян планетарного масштаба. Для этой благой цели необходимо было подобрать относительно крупный остров с удаленностью от берега не менее 5—10 километров. Подходящую кандидатуру искали даже на Байкале, но в конце концов решили остановиться на трех объектах: Соловецких островах в Белом море и одиночных островах Городомля на озере Селигер и Возрождения в Аральском море.

Основным довоенным центром изучения этой важной проблематики стал расположенный в Тверской области остров Городомля, находившийся в относительной близости от столицы СССР. В 1936—1941 годах именно здесь разместилась переведенная из суздальских монастырей и подчинявшаяся Военно-химическому управлению РККА 3‑я испытательная лаборатория, главный советский центр по разработке биологического оружия. Однако Великая Отечественная война убедительно показала, что подобные учреждения впредь следует создавать куда дальше от границ СССР с вероятными противниками.

Остров Возрождения подходил для этой задачи идеально. Этот безлюдный клочок суши в Аральском море, бессточном соленом озере на границе Казахстана и Узбекистана, был открыт в 1848 году. Безжизненный архипелаг, где отсутствовала пресная вода, по какой-то невообразимой причине назвали Царскими островами, а его составные части — островами Николай, Константин и Наследник. Именно Николай, оптимистично (а может, и с иронией) переименованный в остров Возрождения, стал после войны сверхсекретной советской базой-полигоном по испытанию поставленных на службу родине смертельных заболеваний.

Этот остров площадью около 200 квадратных километров с первого взгляда удовлетворял всем требованиям безопасности: практически необитаемые окрестности, равнинный рельеф, жаркий климат, малопригодный для выживания патогенных организмов.

Летом 1936 года здесь высадилась первая экспедиция военных биологов во главе с профессором Иваном Великановым, отцом советской бактериологической программы. Остров забрали из ведения НКВД, выселили отсюда сосланных кулаков и в следующем году провели испытания некоторых биоагентов, созданных на основе туляремии, чумы и холеры. Работы осложнились репрессиями, которым подверглось руководство Военно-химического управления РККА (Великанов, например, в 1938 году был расстрелян), и были приостановлены на время Великой Отечественной войны, чтобы вновь возобновиться с еще бо́льшим усердием после ее окончания.

В северной части острова был построен военный городок Кантубек, официально именовавшийся Аральск‑7. В общем и целом он был похож на сотни других своих аналогов, возникших на просторах Советского Союза: полтора десятка жилых домов офицерского состава и научного персонала, клуб, столовая, стадион, магазины, казармы и плац, собственная электростанция. Так Аральск‑7 выглядел на снимке американского спутника-шпиона конца 1960‑х.

Рядом с поселком построили и уникальный аэродром «Бархан», единственный в Советском Союзе имевший четыре взлетно-посадочные полосы, напоминающие своим расположением розу ветров. На острове всегда дует сильный ветер, порой меняющий свое направление. В зависимости от текущей погоды самолеты садились на ту или иную полосу.

В общей сложности здесь находилось до полутора тысяч военных и их семей. Это была, в сущности, обычная гарнизонная жизнь, особенностями которой были разве что особая секретность объекта и не слишком комфортный климат. Дети ходили в школу, их родители на службу, вечерами смотрели кино в доме офицеров, а на выходных устраивали пикники на берегу Аральского моря, которое до середины 1980‑х еще действительно было похоже на море.

Кантубек в пору своего расцвета. С ближайшим городом на «большой земле», Аральском, осуществлялось морское сообщение. Баржами сюда доставляли и пресную воду, которую потом хранили в специальных огромных резервуарах на окраине поселка.

В нескольких километрах от поселка был построен лабораторный комплекс (ПНИЛ-52 — 52‑я полевая научно-исследовательская лаборатория), где, помимо прочего, содержались и подопытные животные, становившиеся главными жертвами проводившихся здесь испытаний. Масштаб исследований иллюстрирует следующий факт. В 1980‑е специально для них в Африке по линии Внешторга СССР закупили партию из 500 обезьян. Все они в конечном итоге стали жертвами штамма микроба туляремии, после чего их трупы сожгли, а образовавшийся прах закопали на территории острова.

Южную часть острова занимал собственно испытательный полигон. Именно тут подрывались снаряды или распылялись с самолета патогенные штаммы на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллеза, сапа, других особо опасных инфекций, а также большое количество искусственно созданных биологических агентов. (Фото кликабельно)

Расположение полигона на юге обуславливалось характером преобладающих на острове ветров. Образовавшееся в результате испытания аэрозольное облако, фактически оружие массового поражения, относилось ветром в противоположную от военного городка сторону, после чего в обязательном порядке проводились противоэпидемические мероприятия и дезактивация территории. Жаркий климат с регулярной сорокаградусной жарой был дополнительным фактором, обеспечивавшим безопасность военных биологов: большинство бактерий и вирусов погибали от длительного воздействия высоких температур. Все специалисты, участвовавшие в испытаниях, проходили и обязательный карантин.

Одновременно с послевоенной активизацией военно-научных работ на острове Возрождения советским руководством было положено незаметное на первых порах начало экологической катастрофе, приведшей в конечном итоге к колоссальной деградации Арала. Основным источником питания озера-моря были Амударья и Сырдарья. В общей сложности эти две крупнейшие реки Средней Азии поставляли в Арал около 60 кубических километров воды в год. В 1960‑е воды этих рек начали разбираться мелиоративными каналами — было решено превратить окрестные пустыни в сад и выращивать там такой нужный народному хозяйству хлопок. Результат не заставил себя ждать: урожай хлопка, конечно, вырос, но Аральское море начало стремительно мелеть.

В начале 1970‑х годов количество речной воды, доходившей до моря, сократилось на треть, спустя еще одно десятилетие в Аральское море стало поступать только 15 кубических километров в год, а в середине 1980‑х этот показатель вовсе упал до 1 кубокилометра. К 2001 году уровень моря понизился на 20 метров, объем воды уменьшился в 3 раза, площадь водной поверхности — в 2 раза. Арал разделился на два не связанных между собой больших озера и множество маленьких. В дальнейшем процесс обмеления продолжился.

Площадь острова Возрождения с обмелением моря начала столь же стремительно увеличиваться — и в 1990‑е выросла практически в 10 раз. Царские острова сначала слились в один остров, а в 2000‑е он соединился с «большой землей» и превратился, по сути, в полуостров.

Окончательно «похоронил» испытательный полигон на острове Возрождения распад СССР. Оружие массового поражения превратилось в малоактуальную в постсоветских реалиях сущность, и в ноябре 1991 года военно-биологическая лаборатория Аральск‑7 была закрыта. Население поселка было эвакуировано в течение нескольких недель, вся инфраструктура (жилая и лабораторная), техника были брошены, Кантубек превратился в город-призрак.

Место военных быстро заняли мародеры, по-своему оценившие оставленные армией и учеными богатства бывшего сверхсекретного научного центра. Все, что представляло хоть какую-либо ценность и при этом поддавалось демонтажу и транспортировке, было с острова вывезено. Кантубек-Аральск‑7 стал труднодостижимой мечтой любителей заброшенных городов.

Улицы городка советских военных биологов, где еще два с небольшим десятилетия назад размеренно текла гарнизонная жизнь.

Жилые дома.

Дети уже никогда не пойдут в эту школу.

Резервуар для пресной воды, доставлявшейся с «большой земли».

Бывший магазин Военторга.

В отличие от чернобыльской зоны отчуждения, находиться здесь можно без риска для здоровья. Биологическая угроза куда менее живуча, чем радиация, хотя экологи все равно бьют в набат из-за продолжающих существовать на территории бывшего полигона могильников с остатками умерших в ходе испытаний животных.

Однако порой пейзажи все равно напоминают окрестности столь далекой украинской Припяти.

здесьОстров Возрождения со своей загадочной сверхсекретной историей и апокалиптическим настоящим не мог не заинтересовать разработчиков компьютерных игр, угодив в один из эпизодов Call of Duty: Black Ops.

Обмелевшее Аральское море открывает широкий простор для ведения геологоразведочных мероприятий. Уже в 1990‑е здесь открыли месторождения нефти, газа, редких цветных металлов. Их активная разработка с одной стороны и превращение острова Возрождения в полуостров с другой делают все более и более вероятным контакт все большего количества людей с территорией военной биологической лаборатории.

И хотя военные и гражданские власти утверждают, что все необходимые меры безопасности в отношении бывшего полигона были своевременно приняты, остается только догадываться, что еще может скрывать в своих недрах остров Возрождения и насколько неприятными для человечества могут быть эти сюрпризы.

Источник: Автор: darriuss. Фото: Михаил Колеватов и Александр Афанасьев, panoramio.com

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

25 известных названий, которые изначально были совсем другими

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Зачем россиянки восстанавливают девственность и сколько готовы за это заплатить

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Мы для них – вся жизнь: 20+ фото с собаками, которые греют душу

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

Королевы гламура демонстрируют новый хит сезона – топ с глубоким вырезом

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Тест: Слабо угадать город России по фотографии?

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Если бы в блокбастерах играли собаки и кошки

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

История Ким Хен Хи – террористки, которой простили 115 смертей

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Альбиносы в объективе Густаво Ласерде

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Супермаркет, спам, электрогитара и еще 7 вещей, которые появились благодаря Великой депрессии

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}