Расскажи друзьям

Не поеду!
Я уже поехал!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Нет!
Я уже подписан!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи «Мясную» пиццу или «Пепперони» 30 см в подарок от Додо Пицца
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи «Мясную» пиццу или «Пепперони» 30 см в подарок от Додо Пицца

Дмитрий Черноморченко: мы отстаиваем конституционные права мусульман в России

Как известно, Россия — это страна, в которой проживает около 20 миллионов мусульман. Но если от их имени кто-то и выступает, то это обычно Рамзан Кадыров и, как правило, в поддержку российской власти. При этом исламский сектор гражданского общества в России почти отсутствует, и СМИ, выражающие интересы самих российских мусульман. Сегодня мы поговорили с одним из немногих людей, которые пытаются исправлять эту ситуацию — журналистом, главным редактором сайта «Голос Ислама» Хамзой Дмитрием Черноморченко. Из-за своей журналистской деятельности ему пришлось покинуть Россию, но и на этом его злоключения не закончились. О том, в каких условиях приходится работать в России независимым журналистам, пишущим о проблемах мусульман, и был наш разговор.


Дмитрий, каково это быть журналистом, выражающим критическое отношение мусульман России к политике ее власти?

В России это сегодня уже почти невозможно. На данный момент ситуация такова, что люди либо в России, но боятся писать, либо пишут, но уже за пределами России, как я. Многие из тех, кто пытались писать до последнего смело в России, просто убиты. Таковы, например, Тимур Куашев, Хаджимурад Камалов, Ахмеднаби Ахмеднабиев и другие. Немало и общественных деятелей и правозащитников, убитых за то, что они открыто защищали интересы мусульман. Год назад мы на «Голосе Ислама» опубликовали своеобразную Белую книгу российских мусульман – «Список Силантьева», где собраны наиболее знаковые из этих дел.

Как вообще вы пришли в журналистику?

Поневоле. В 2009 году мы столкнулись с травлей со стороны СМИ, подконтрольных силовикам, новоуренгойской мечети «Нур Ислам», прихожанином которой я являлся. Возникла потребность в объективном освещении этой ситуации, чем я и занялся. Тогда же появляется серия моих публикаций в ряде исламских СМИ, а потом уже и на «Голосе Ислама» с освещением деятельности местных чиновников, силовиков и подконтрольных им журналистов. В последующем стало ясно, что проблемами, с которыми мы столкнулись в Новом Уренгое, мусульмане сталкиваются повсеместно по всей России. Так получил развитие новый медийный проект «Голос Ислама», ставший независимой трибуной, с которой можно было говорить о проблемах мусульман страны.

Чем была вызвана необходимость создания нового СМИ? Почему для этих целей нельзя было использовать уже существующие?

С тем, что существующие к тому моменту уже либо закрывались, либо под угрозой закрытия в изменившихся в стране реалиях, не рисковали постоянно раздражать власти и силовиков. Например, сайт Ислам.Ру, который был рупором исламского гражданского общества в начале и середине нулевых годов, в 2010 году был подвергнут рейдерскому захвату, его редакция была полностью заменена, контент зачищен, а он сам превратился в официозную площадку казенного духовного управления мусульман Дагестана. В 2016 году его главным редактором и вовсе назначили Галину Хизриеву, призывающую к превращению стамбульской Айя Софии в православную церковь, и это лишь один пример из деятельности, так называемых, мусульманских СМИ в РФ. Это нагляднейший символ того, что за эти годы произошло с независимой исламской журналистикой в России — на ней поставили крест во всех смыслах. Разве что осталось несколько бывших исламских СМИ, которые полностью перешли на финансирование администрации президента, через гранты различных фондов, и если им и позволяют изредка освещать проблемы мусульман, то для того, чтобы их прогосударственная пропаганда смотрелась убедительнее. Поэтому мы и решили создать новое, независимое СМИ, которое заняло освободившуюся нишу сайта, выступающего с позиций защиты интересов мусульман страны и открыто освещающего их проблемы.

В чем изначально была специфика «Голоса Ислама» по сравнению с другими аналогичными сайтами?

В отличие от существовавших на тот момент сайтов «Голос Ислама», не финансировался ни влиятельными спонсорами, что как в случае с Ислам.Ру привело к их ликвидации, ни государством, что привело к их полному подчинению его политике. Мы изначально были открытой платформой, на которой тексты размещают ее пользователи, получившие для этого необходимый рейтинг в виде количества одобренных другими читателями комментариев. Это, конечно, имело и имеет свои минусы, потому что мы в отличие от того же старого Ислам.Ру не имели возможности содержать штат постоянных авторов, платить им гонорары за статьи, заказывать материалы, вести регулярные тематические рубрики и т. д. Лишь пару лет назад мы сумели себе позволить регулярное ежедневное наполнение сайта новостями с короткими комментариями. Но это, конечно, не тот объем регулярного контента, который требуется сайту, объективно являющемуся рупором независимой российской уммы. Надеюсь, что со временем мы выйдем и на этот уровень, но ни в коем случае не ценой потери принципиальности и независимости.

Вы уже достаточно долгое время проживаете за границей. С чем это связано?

Именно с желанием быть независимым журналистом и сохранить независимое СМИ, освещающее проблемы мусульман, что по определению невозможно в современной России. Кроме того, с 2009 года я начал подвергаться давлению со стороны силовиков за свою журналистскую деятельность. А в октябре 2010 года был расстрелян Исомитдин Акбаров, имам той самой общины, деятельность которой я освещал и которая до этого несколько лет подвергалась целенаправленной травле. То есть, мне было очевидно, что я должен буду либо повторить его судьбу, либо у меня «найдут» оружие или наркотики, как это в таких случаях происходит с независимыми мусульманскими журналистами, правозащитниками и общественными деятелями в России.

Можно ли сказать, что Вы достигли цели своей эмиграцией и чувствуете ли Вы себя в безопасности и в состоянии писать то, что считаете нужным?

Достиг цели в том смысле, что останься я в России, не только продолжение моей журналистской деятельности, но и сохранение моей свободы или даже жизни уже давно бы не были возможны. В этом смысле, да, можно сказать, что цель достигнута, по крайней мере, в течение тех уже почти 5 лет, что я осуществляю свою журналистскую деятельность из-за пределов путинской России. А вот про безопасность я так в полной мере, к сожалению, сказать не могу, так как с самого момента своей эмиграции и по сей день подвергаюсь преследованию и за рубежом. Было много задокументированных угроз в адрес мой и моей семьи, далее — зафиксированного прослушивания моих телефонных разговоров уже за рубежом, причем, с иностранного телефонного номера и в иностранной телефонной сети, запись которого потом была продемонстрирована по российскому телевидению, и много чего еще происходило, о чем я пока не хотел бы рассказывать.

С чем Вы связываете такое отношение к себе? Как это сказывается на возглавляемом Вами сайте? Оказывается ли российскими властями какое-то противодействие его деятельности?

Как я уже сказал, после закрытия старого Ислам.Ру и фактического расстрела старого «Черновика» наше СМИ осталось единственным медиа российских мусульман, обличающим политику российских силовиков и властей по отношению к Исламу как внутри страны, так и за ее пределами. Поэтому неофициально нам уже давно приклеили ярлык «антироссийского сайта» («мы говорим Россия, подразумеваем Путин»), со всеми вытекающими. Официально нас неоднократно блокировал Роскомнадзор по требованию Генеральной прокуратуры, в которой борьбу с нами курирует заместитель генпрокурора Виктор Гринь. Тем не менее, благодаря юристам из Центра защиты прав СМИ мы непрерывно судимся с ними. Недавно дошли до Верховного Суда, который обвинил нас в том, что у нас распространяется информация, цитирую, «отличающаяся тенденциозным преподнесением материала, враждебным отношением к представителям правоохранительных и контролирующих органов, к руководству Российской Федерации, проводимой внешней и внутренней политике».

Вернемся к преследованию лично Вас. Что с Вами недавно произошло, почему Вас не впустили в Украину?

Что касается Украины, честно говоря, для меня эта ситуация не вполне ясна. Но начать надо с того, что я далеко не единственный россиянин, которого не впустили в Украину в последнее время, и причины этого понятны. Кроме того, после того, как часть российских мусульман, выдавленных из Турции, пользуясь безвизовым режимом, стали переезжать в Украину, с какого-то момента у СБУ и украинских пограничников появилась установка не впускать таких людей. А мы с братом летели именно из Турции. Так что, по каким причинам меня на самом деле не впустили, сказать трудно, другое дело, что та причина, которая была озвучена в разговоре мне лично сотрудником погранслужбы, совершенно нелепа. А именно нас обвинили в том, что во время путча в Турции «Голос Ислама» освещал события благосклонно к Эрдогану, хотя это ничто иное как официальная позиция самой Украины, которая тоже сотрудничает с властями Турции.

Как Вы можете прокомментировать обвинения в Ваш адрес и в адрес возглавляемого Вами сайта в поддержке экстремизма, терроризма и т. п., которые регулярно озвучиваются российскими силовиками и журналистами, транслирующими их точку зрения?

Понимаете, дело в том, что в России официально признаны террористическими такие организации, которые в большинстве цивилизованных европейских стран свободно действуют. Например, общества последователей турецкого богослова Саида Нурси, чьи труды популяризирует нынешнее руководство Турции. В их работах нет не то, что терроризма и экстремизма, но и политики, которые наоборот порицаются. А в России их признали экстремистами. Или например джамаат Таблиг, который занимается исключительно призывом мусульман к соблюдению исламских норм благочестия. Опять же, свободно действует в Америке, в Англии. В России признан запрещенной организацией. Или партия «Хизб ут-Тахрир», с которой мы принципиально не согласны во многих позициях, а они не согласны с нами и регулярно нас критикуют. Тем не менее, вот, в соседней «бандеровской» Украине они свободно действуют, открывают свои офисы, медиа, потому что спецслужбы знают, что они принципиально отвергают насильственные методы борьбы, признают лишь политическую пропаганду. А в России они «террористы» и за принадлежность к ним людей сажают уже лет на 20. Та же история и с Меджлисом крымскотатарского народа, который в украинском Крыму был главным представительным органом этого народа, а с приходом туда путинской России попал под запрет.

Само собой, если в России экстремистами и террористами признаны даже организации, которые вообще не касаются политических вопросов, вроде нурсистов (последователи Саида Нурси), то что говорить о тех, кто открыто освещает преступления силовиков против мусульман и критикует политику государственной исламофобии, проводимую Кремлем? Потом, мы единственные из российских мусульман, которые либо поддержали захват Кремлем Крыма и введение войск в Сирию, либо промолчали об этом, осудили и то, и другое. При этом, и в первом, и во втором случае мы заняли позицию, совпадающую с позицией международного сообщества. Применительно к Крыму — это территориальная целостность Украины и самоопределение крымских татар в ее составе, а применительно к Сирии — это поддержка тех сил сопротивления режиму Асада, которые в мире квалифицируются как умеренная оппозиция. Сирийская Свободная Армия, Ахрар аш-Шам, Файлаг аш-Шам, Национальная коалиция сирийских оппозиционных и революционных сил, Высший комитет по переговорам, Сирийский Исламский Совет — мы поддерживали эти и аналогичные им силы, признанные субъектами переговоров в Женеве. Мы никогда не поддерживали ни ИГИЛ, ни Аль-Каиду, равно как и критиковали ее филиал Джабхат ан-Нусру и Хайят Тахрир аш-Шам, пока он был проводником ее политики в Сирии. То есть, наша позиция в этом вопросе совпадает с позицией конструктивной части международного сообщества и противоречит, с одной стороны, позиции поддержки людоедского режима Асада, на которой стоят путинская Россия и Иран, а с другой стороны, тех, кого принято называть международными террористами.

Какие цели преследует критика политики Кремля по отношению к мусульманам внутри самой России?

На самом деле, фактически мы добиваемся восстановления действия конституции России. Потому, что то, чего мы хотим, в полной мере гарантировано ею — свобода слова, свобода вероисповедания и религиозной проповеди, равенство религиозных объединений и их равноудаленность от государства, свобода собраний, объединений, распространения информации, а также независимый суд, независимые СМИ, контроль общества над властью, гражданский контроль над силовыми структурами, возможность освещать и обжаловать в судах их действия и так далее. Все это есть в конституции России, но ничего из этого нет в жизни. По той простой причине, что в России фактически отменено действие конституции и власть захвачена антиконституционной хунтой, которая ликвидировала все эти права, подчинила себе государственные институты и правит мафиозными, террористическими методами.

Беседовал Антон Грызлов

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus