Расскажи друзьям

Не поеду!
Я уже поехал!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Нет!
Я уже подписан!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи скидку до 50% в Додо Пицца
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи скидку до 50% в Додо Пицца
21.12.2016

26 вещей, о которых молчат сотрудники Google

Работа в Google многим кажется карьерным раем. Как может должность в одной из самых крупных и амбициозных технологических компаний в мире оказаться плохой? Тред на сайте вопросов и ответов Quora, где нынешние и бывшие сотрудники корпорации рассказывают о своем опыте, говорит о том, что не все так однозначно. Работа в Google — это не одна лишь бесплатная еда и катание на велосипеде по кампусу.

Конечно, к этим жалобам нужно отнестись с определенной долей скепсиса, однако не стоит забывать, что работа в очень большой компании имеет свои неприятные нюансы, какой бы крутой и современной ни была эта компания.

(Всего 26 фото)

26 вещей, о которых молчат сотрудники Google

Спонсор поста:

Источник: Business Insider

«Тебе дают все, о чем можно только мечтать, но это стоит тебе всего, что в конечном итоге имеет значение»

Джо Каннелла, бывший старший менеджер по работе с клиентами: «В конечном итоге ты проводишь большую часть времени, питаясь едой Google с коллегами по Google, надев одежду Google, разговаривая на жаргоне Google, отправляя электронную почту Google с телефонов Google, и начинаешь забывать, каково это — жить независимо от большой G. И вся твоя жизнь пытается доказать тебе, что нужно сойти с ума, чтобы хотеть быть где-то еще. Большинство скажет на это: “Фу, бедный испорченный гуглер”. Но в этом есть своя правда. Тебе дают все, о чем можно только мечтать, но это стоит тебе всего, что в конечном итоге имеет значение».

Трудно быть искренним с коллегами

Влад Партышев, бывший инженер-программист: «По-настоящему трудно обсуждать какую-либо тему, если ты говоришь не со своим другом… Предметные дискуссии — редкое явление, поскольку все отстаивают свою территорию и не интересуются мнениями других людей, если только эти люди не важные шишки».

Никто не верит, если сказать, что там не замечательно

Кэти Левинсон, бывший инженер-программист в отделе инфраструктуры: «Люди ждут оправданий, спрашивая, почему ты уволился, а если до сих пор работаешь там — настаивают, что там все идеально. Они не хотят слышать ничего, кроме твоей полнейшей радости по поводу того, что ты попал в Google, и твоего огромного желания остаться там работать. Если ты увольняешься или говоришь не только о пони и радугах, практически все — от моей матери до таксиста — прямо-таки требуют объяснений, почему ты не в полном восторге от работы в Google».

Они могут нанимать самых лучших сотрудников, поэтому якобы все чересчур квалифицированны

Анонимный сотрудник: «Там есть студенты из десятки лучших колледжей, которые занимаются технической поддержкой рекламных продуктов Google, или вручную удаляют помеченный контент из YouTube, или пишут примитивный код для бинарного тестирования цвета кнопки на сайте».

Менеджмент среднего звена пугающе политизирован

Анонимный сотрудник: «Самые очевидные области, в которых проявляется эта политизированность, — это управление производительностью и наём сотрудников. Количество махинаций и манипуляций, которые менеджер должен предпринимать, чтобы управлять своей командой в рамках системы, как это было (я понимаю, что в последнее время кое-что изменилось), демотивирует. Чтобы продвинуть кого-то по карьерной лестнице, нужно начать составлять кейс примерно за год, и из-за временного промежутка это означает, что ты не можешь по-настоящему доверять другим людям в своей команде».

Встречаются и тупицы

Бывший инженер: «Есть много талантливых людей, хотя наличие таланта не гарантирует попадания в хорошие проекты, потому что перед тобой в очереди есть тысячи таких же умных и недостаточно эффективно загруженных людей. Но хватает и придурков, поэтому нужно доказывать, что ты не один из них».

Можно проработать там восемь лет и не получить ни единого повышения

Анонимный сотрудник: «Ты можешь остаться незамеченным и невостребованным. Я знаю людей, которые проработали программистами больше восьми лет и все еще имеют четвертую категорию — их так ни разу и не продвинули».

Google такой большой, что тебя могут нанять по ошибке

Анонимный сотрудник: «Ко мне обратились из Google с предложением занять управляющую должность. В то же время, когда меня наняли, приняли на работу другого человека с таким же именем. В какой-то момент в отделе кадров что-то сильно перепутали, и, когда я начал работать, я занял совсем другую, очень низкую должность вместо той, которая подходила другому кандидату с тем же именем, что у меня. Трудовой договор был очень неопределенным, а соответствующий человек из отдела кадров давно перешел на работу в другую компанию, так что никто не мог прояснить условия контракта. В довершение ко всему Google оплатил перевозку моего домашнего имущества через весь мир ко мне же домой без особых причин, кроме «это не подлежит вычислению, ошибка, ошибка, ошибка».

Компания заботится только об улучшениях, которые можно измерить

Кэти Левинсон: «Любое улучшение, не основанное на жестких замерах, считалось откровенно неуважительной тратой времени. Удобство использования? Количество багов? Всем все равно. Если это нельзя измерить, никому это не интересно».

Многие стартапы дают фору Google, потому что они нарушают закон

Шон Герриш, бывший инженер-программист: «Google должен действовать аккуратно, чтобы избегать судебных разбирательств. В целом Google не может, например, нарушать авторские права без немедленных и значительных последствий. Это усугубляется тем, что законы государств меняются во вред Google. Напротив, многие стартапы могут обставить Google не потому, что их исполнение лучше (хотя некоторые действительно лучше в исполнении), но потому, что часто они могут пойти очень далеко, обходя законы или гражданские положения до того, как их поймают».

Проекты постоянно аннулируются в произвольном порядке

Анонимный сотрудник: «Самый большой минус на данный момент, на мой взгляд, — это произвольное аннулирование проектов. Что еще хуже, людям, которые работали в аннулированных проектах, при подаче документов на перевод на другую должность отказывают из-за того, что они внесли недостаточный вклад в работу компании».

Стоимость жизни в районе Залива баснословная

Эдриен Карбальо, бывший инженер-программист: «Стоимость жизни в области Залива сумасшедшая, и, если ты работаешь вне кампуса Маунтин-Вью, тебе особо нечего делать, кроме как работать или тусоваться с коллегами. Отстой. У тебя все время есть доступ к бесплатной еде и ко множеству кафе, спортзалов, прачечных и т.д., но со временем, когда начинаешь пользоваться этими преимуществами (потому что это слишком удобно), ты проводишь все больше времени в отпуске. Ты начинаешь выбирать одно и то же день за днем. Ты все больше общаешься с людьми, с которыми работаешь. В итоге я принял решение, что настало время для большей свободы… даже если придется за это платить. И да. Я очень скоро уеду из области Залива».

Есть прослойка умных людей, которые ужасные менеджеры и лидеры

Бывший руководитель технической программы: «Людей назначают на управленческие позиции не потому, что они по-настоящему знают, как быть лидером или управлять, а потому, что они оказываются умными, или потому, что им дальше некуда расти. Поэтому есть прослойка умных людей, которые ужасные менеджеры и лидеры».

«Я познакомился со ста триатлетами за три года работы в Google. Только несколько из них оказались интересными людьми»

Анонимный сотрудник: «Они нанимают одного и того же человека снова и снова. Та же биография, те же десять школ, то же мировоззрение, те же интересы. Не будет преувеличением сказать, что я познакомился со ста триатлетами за три года работы в Google. Только несколько из них оказались интересными людьми».

Худшее в работе в Google — чувствовать себя неэффективно занятым

Джон Л. Миллер, бывший инженер-программист: «Худшим в работе в Google для меня, как и для многих других, было чувствовать себя неэффективно занятым. Будучи человеком с 25-летним опытом в программировании, менеджменте и архитектуре ПО, я не занимался ничем, что не мог бы сделать быстрее и просто качественно хороший выпускник колледжа с примерно двумя годами опыта. Это удручающая ситуация».

Все должно быть подтверждено в письменном виде

«Если вы в процессе трудоустройства в Google, ведите переговоры жестко, будьте требовательны и убедитесь, что все подтверждено в письменном виде. Google дает много щедрых обещаний, и похоже, что их не выполняет».

Не верьте в ажиотаж

Джефф Нельсон, придумавший браузер Google Chrome: «Многое из того, что вы слышите о Google — просто чушь. Часто эта чушь разносится сотрудниками Google, потому что это помогает улучшить репутацию компании. Когда кто-то выдумывает действительно хорошую ерунду, он может даже заработать уважение среди других инженеров Google. Считается крутым рассказывать о Google как о прекрасном работодателе, даже если сам рассказ по большей части выдумка».

Не работать в главном офисе — это карьерное самоубийство

Анонимный сотрудник: «Очевидно, что всегда можно выбрать работу в удаленных офисах, но в долгосрочной перспективе это карьерное самоубийство».

Ваше рабочее место может быть очень маленьким

Энн К. Холсолл, продуктовый дизайнер: «Если вам приходится работать в одном из четырех главных зданий кампуса, скорее всего, вы будете очень стеснены. Довольно распространенная ситуация — когда 3-4 сотрудника сидят в одной кабинке или когда несколько менеджеров занимают один кабинет. Со всеми открытыми зонами для еды, игр, телевизора, бесед о технологиях довольно трудно найти тихое, укромное место, чтобы подумать».

Google такой большой, что на него нельзя никак повлиять

«Я работал в Google три года. Было очень трудно уходить, но был один важный фактор, который помог мне принять решение, — влияние на бизнес, которое я мог оказать как отдельно взятый человек, было минимальным. Как отмечено во многих комментариях здесь, Google — это огромная машина, которая штампует купюры за счет рекламы AdWords. Если только вы не невероятно талантливый инженер, которому удается создать что-то новое, то вы просто парень или девушка с банкой машинного масла, смазывающие шестеренки этой машины».

Менеджмент среднего звена посредственный

«Я бы упомянул безжалостное посредственное мышление менеджеров среднего звена, которые полностью сосредоточены на численных показателях и не обращают никакого внимания на все остальные факторы. Они не хотят раскачивать лодку, они не знают, как вдохновлять своих подчиненных и слишком опираются на бренд и репутацию Google, чтобы делать это».

Корпоративная культура инфантильна

«Это как остров Гдетотам — люди никогда не взрослеют. Они пьют в любое время, постоянно социализируются, играют в игры и почти не занимаются работой».

Нельзя работать удаленно

Димитар Боянчев, фрилансер: «Меня больше всего убила невозможность работать удаленно, чем я успешно занимался последние 5-6 лет».

Сотрудников поощряют за выдумывание новшеств, даже когда эти новшества не нужны

Кэти Левинсон: «Это ведет к воображаемым нереализуемым кошмарам, часто основанным на забракованных оболочках других платформ, которые никто не обслуживал. У нас было четыре официальных библиотеки JavaScript для внутреннего пользования. Почему? Потому что написание инновационной библиотеки JavaScript может привести к продвижению по службе!»

Степфордские инженеры

Нэтан Йоспе, бывший инженер: «Инженеры, которых нанимает Google, соответствуют клише эрудита с системным мышлением. Они хороши в работе с алгоритмами, концепциями баз данных, в обработке транзакций, масштабировании и т.д. Они в основном не обладают опытом в области отдельных продуктов. Принято поощрять инженеров, которые решают замысловатые технические проблемы, и оставлять за бортом тех, кто получает удовольствие от более сложного процесса разработки продукта, от развития продукта с версии 1 до по-настоящему крутой версии 3, полируя острые углы и добавляя функциональности на основе отзывов пользователей, а также поддерживая продукт и исправляя баги».

Плохие управленцы могут сделать здесь карьеру

Нэтан Йоспе: «Я работал в одном из самых больших кампусов за пределами Маунтин-Вью, и единственным интеллектуальным развлечением, которое было мне доступно, был процесс собеседований. Не то чтобы я встретил много блестящих специалистов — чаще я встречал откровенно посредственных людей, которые жили с убеждением своей исключительности, и насмотрелся на политическое лизоблюдство. Я работал под руководством лидера группы, который не притрагивался к коду больше двух лет и в бытность свою программистом был некомпетентным, и при техническом директоре, который разбирался в UX, но не более того».

Смотрите также: Оскорбительные письма Цукерберга, слежка за сотрудниками и другая неприятная изнанка работы в Facebook

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus