«Спокойная жизнь» китайского колхоза

0

Все думал — как мне рассказывать о том, что я видел за последние дни, колеся вдоль и поперек по самым глухим пердям самой глухой и самой крупной китайской провинции Синьцзян. Додумался, что лучше всего — не столько рассказывать, сколько показывать… (Внимание! В посте присутствует ненормативная лексика)

Фотография:

Так что я тут выложу кортинке, сопровожу их комментариями, а потом коротенько изложу свои выводы, заключения, резюме.

Фоточек много, и они кривожопые.
Выводов, заключений, резюме — всего два, и они тоже какие есть.

Фотография:

Фотография:

Улица свежеотстроенного китайского колхоза.

Уже года три, как в стране действует программа «Эн Чжу Фумин», что приблизительно переводится, как «Спокойная жизнь». Суть ее в том, чтобы тоталитарно подчинить фермера, заставив его заниматься исключительно трудом, и ничем больше. Ни беганьем по инстанциям, ни подмазыванием чиновников, ни разрешением жилищных и финансовых проблем, а только трудом. На его, фермера, земле.

И вот эти нелюди-коммунисты развернули «Эн Чжу Фумин», и строят вот такие колхозы. Сообщаю тем, кто не знает: сельское хозяйство КНР основано на семейном подряде. То есть, задача программы — обеспечить качественным жильем каждую семью фермеров.

Фотография:

Этот колхоз еще не заселен. Но поскольку он только что отстроен, он красивее тех, что были возведены раньше. Вот эта длинная как бы остановка слева — это, на самом деле, одна сплошная беседка. Не замощенные прямоугольники перед ней предназначены для виноградных лоз. Они разрастутся и создадут зеленый и вкусный навес, протянувшийся вдоль всей километровой улицы.

Фотография:

Вот остов будущего навеса, уходит в точку.

Фотография:

Противоположная сторона улицы. Так сказать — тыльная. Там сплошной беседки нет, там просто стена. Обрамленная черепицей и драконами.

Фотография:

А это собственно местный фермер. Хань.

Я было подумал сначала, что он председатель какой-нибудь, партийный активист или почетный хунвэйбин — нет, говорят, просто фермер. У его семьи шесть теплиц. В новый дом он пока не вселился, там отделка идет. Дом обошелся ему в 55 000 юаней. Как и задумывалось тоталитаристами, на приобретение дома он взял кредит в Национальном банке Китая. Кредитом я это называю по привычке. Потому что странный это кредит — никаких процентов банк не получает. Кроме того, из этих 55 000 юаней 3 700 банку возвращает государство. Мне эта система совершенно не понятна. Муть какая-то. Дом — 120 квадратных метров. Плюс пять соток «приусадебного участка», которые не знаю на какой хуй сдались семье, владеющей шестью теплицами по 600 квадратов каждая. Выплата «кредита» происходит так, как удобно заемщику. Я хотел спросить фермера: «А в жопу вас не целуют?» — но постеснялся.

Отступление: бабло на реализацию этой их «Спокойной жизни» берется отнюдь не из госбюджета, как можно было бы подумать. Просто зажиточные провинции (восточные и юго-восточные) делятся своим зефиром в шоколаде с отсталыми. Это идея Дэн Сяопина, в свое время она вызвала изрядный холивар. В результате жлобам объяснили самыми разными способами, что такого рода инвестиции в итоге вернутся в экономику страны в виде стабильных потоков. Было это лет 30-35 назад. Сейчас жлобы уже не жлобятся, потому что происходит так, как и было предсказано. Конкретно в этот колхоз вкладывается город Нанкин.

Фотография:

Вид с крыши местного сельпо. Теплицы — от горизонта до горизонта. В этом колхозе их 6 000, что ли. У китайцев, кстати, вообще пунктик насчет цифры «6» — не знаю что за прикол, но очень часто встречается.

Фотография:

Цикл круглогодичный. В теплицах рядом с колосящимися помидорами и баклажанами стоят ящики с рассадой, урожай собирают постоянно. Земля там — херота. Супротив наших черноземов и целин — суглинок. Удобряют навозом, закупаемым у таких же фермеров, но животноводов. Химические удобрения не используют.

Фотография:

Дедушки из другого колхоза.

Пенсионный возраст в Китае — 60 лет. Средняя продолжительность жизни у мужчин — 75 лет, что ли. Короче говоря, дедушки там полтора десятка последних лет жизни вынуждены маяться всякой ерундой вроде ежеутренних занятий тайцзы, игрой в го и выгуливанием канареек. Ну, и смалят, как паровозы. Могут себе это позволить — при ежеутренних-то занятиях тайцзы.

Фотография:

Улица этого колхоза.

Он уже заселен. Преобладающий этнос — уйгуры, так что и дома преимущественно уйгурские. По программе «Эн Чжу Фумин» разработаны ГОСТы для типовых домов разных народностей. То есть, для уйгурской семьи строится (по желанию) жилище традиционной уйгурской планировки. Для казахов — казахской, для дунган — дунганской, и так далее.

Фотография:
На крыше каждого дома — солнечная батарея. Одна и небольшая. Просто для того, чтобы воду нагревать. Устанавливается по умолчанию.

Фотография:
Уйгурский дворик. Виноград уже укрыли.

Фотография:
Видно, что все новое, бетон еще не просох, одна стена не заштукатурена. Но все новье построено на месте старого дома, деревья пожилые уже. Летом под их кронами устраивались и будут устраиваться посиделки с самоваром.

Фотография:
Крыльцо в гостевое помещение. За пару дней до того мне случилось быть в уйгурском доме столетнего возраста — все так же устроено. И крыльцо, и дворик, и гостевой дом с подиумом, под которым циркулирует воздух — традиции соблюдены.

Фотография:
Гостевое помещение. Стены не покрашены и не оклеены обоями. Если я что-нибудь понимаю в уйгурах, то ни оклейка ни покраска стенам не грозят — их просто наглухо увешают коврами. Китайского производства.

Все в доме — китайского производства. Единственные предметы импорта, в данном случае — эти двое, что на фотографии, и я, который за кадром.

Фотография:
Это уже казахский колхоз. Слева — хозяин дома, рядом — председатель.

Извиняюсь, что на столе следы беспорядка. За камеру взялся уже после того, как все было сожрано. А жаль. Такой был сюжет прекрасный. Кошмарный сон казахского жопоголика: чабаны ели бешпармак китайскими палочками. Улюлю.

Фотография:
Казахский колхоз называется Жана-Жер — «Новая земля». Не то, чтобы здесь сильно любят Брежнева, просто так получилось.

В семьях здесь — по четыре-пять детей. Один-два становятся ренегатами и подаются в город. Остальные остаются на земле, так что традиции и уклад жизни сохраняются. На равнине скотоводство не отгонное, так что максимум движняков — это отвезти молоко и мясо на приемный пункт. Плана нет, но чем больше, тем лучше для фермера — государство скупит все. Как оно поступит с молоком и мясом дальше — это уже его проблемы.

Традиции, повторюсь, остаются в силе. Местные скотоводы по праздникам выдвигаются в ближайшие горы, ставят юрты и пируют несколько дней. Национальная культура — безупречна. Мои спутники-казахи хватались за головы, сравнивая состояние казахстанских традиций и здешних. При этом все нацменьшинства говорят на хань. Языковой и религиозной проблем не существует. Рассказывали здешним казахам про хиджабы — они нихуя не поняли.

В каждом колхозе — детский сад, школа и больница. В Жана-Жер — еще и ПТУ, клепает строителей. Кстати, новые дома строят строго местные артели. Дипломированный строитель имеет ставку от 3 000 юаней.

Фотография:
Детей разительно больше, чем стариков. На этой фотографии они кагбэ гармонично соседствуют, что редкость.

Фотография:
Площадь перед филиалом одной из крупнейших в Китае корпораций (по-моему, что-то вроде «Цзюньхуа» она называется). Здания слева и справа, похожие на библиотеки или университеты — на самом деле общаги для работников.

Корпорация занимается производством метана из коксового угля. Уголь добывается тут же. Сейчас переходят на производство метанола, из которого можно делать все, кроме еды. Основной прицел — на углеродное волокно, его будут производить миллионами тонн в год. Производство безотходное.
Где-то через год запустят новые мощности по производству метана, после чего, в принципе, туркменский газ, закачиваемый сегодня во Внутренний Китай посредством казахстанского газопровода всем тут станет до пизды (как и казахстанский газопровод, кстати).

Половину своих прибылей корпорация (только частный капитал и при том ни капли иностранного) обязана вкладывать в развитие региона. Плюс к тому, что должна брать на работу только местных (не обладающих необходимыми знаниями и навыками она обязана привести в кондицию). Когда под одной деревней обнаружились залежи угля, корпорация отстроила новую деревню в соседней долине и всех жителей старой переселила туда.

Фотография:
Общага

Фотография:
Агашка из уезда Тыгыс. Обратите внимание на ичиги и калоши — в Казахстане так уже не носят.

Уезд — самая мелкая административная единица Китая. Тыгыс — очень маленькая пердь, населенная практически одними казахами. Расположена в небольшой высокогорной равнине, южные отроги Алтая. Население — 160 000 человек.

Фотография:
Малолетняя гопота

Дети тут, в ебенях, часто чумазые и изговнянные. Они шароебятся в свое удовольствие где хотят. За них никто не переживает. Много раз видел школьниц — ровесниц моей дочери, возвращающихся с занятий по темным пустым дорогам. Не уверен, что моя дочь будет ходить одна по темным дорогам даже в замужестве (кстати, он мне уже чота не нравится). А здесь бояться некого. Кроме, разумеется, Кровавой Гэбни.

Фотография:
Уездный центр Тыгыс начинают застраивать по вот такому плану. Это принцип Ба-гуа

Фотография:
В уездном центре Тыгыс будет свой телецентр.

Я спросил: телецентр будет районного значения? Областного? Сказали: да ебанитесь, тут же горы кругом, куда вещать-то? Только на долину и будет вещать, спутник принимать. Своя телестудия. «Долинная», да. Вся каланча — 64 метра.

Фотография:
Пердь

Фотография:
Пердь

Фотография:
Пердь

Фотография:
До перди дотянулся Проклятый, как без этого

Фотография:
Вот что эти упыри делают с животными

Загадочная композиция разъяснилась странным, на мой взгляд, образом: оказалось, что с этими зверями аборигены любят фотографироваться. Приходят семьями и фотографируются. Каждую неделю. Традиция такая, по ходу. Ну, хули — главное, чтобы дети были довольны.

Фотография:
Быдлотыгысцы на отдыхе

Это недоступно моему пониманию, но местные мужики, вместо того, чтобы в воскресенье по-человечески бухать казенную, собираются на площади и играют в нелепую игру «набрось колечко на пиздюнь». Чемпионы набрасывают, отклячив задницы, а зрители болеют, будто на этом вашем мундиале.

Фотография:
Чабан из перди, считающейся пердью даже по меркам такой перди, как Тыгыс

Фотография:
Его тоже припечатала «Эн Чжу Фумин»

Дом казахского типа, построен на месте старого саманного зимовья. В хозяйстве — 30 коров, десяток лошадей и сколько-то там баранов, около семидесяти (баранов разводят не для государства, а для себя, поэтому не особо считают). Всего в колхозе 20 000 голов скота. Подсчитанных для государства или вообще, на глазок — я так и не понял. Они там не заморачиваются с такой статистикой.

Летом хозяин с мужиками откочевывает на жайляу, жена и дети остаются тут. Водопровода пока нет, есть электричество и спутниковая тарелка. Коммуняки обещают вскоре организовать интернет. И ведь дотянутся, проклятые. Пока что осилили только школу. У сельских учителей какие-то нереальные подъемные, я даже говорить о них не буду, потому что мне кажется, что перевели неправильно. При поселке действует свой медпункт, плюс к тому отдельный медик приписан к каждому летнему кочевью.

Для зимнего периода у хозяина есть 160 гектар земли, арендуемой у государства по пол-юаня за гектар в год. И снова я что-то не догоняю: если хозяин блюдет экологию, то государство выплачивает ему ежегодную премию в размере 60 юаней за гектар. Если не соблюдает — то его жестко взъебывают посредством адского штрафа. Я спросил: а как хозяин может нарушить экологию? Он подзавис, а потом признался, что такие способы ему не известны. Но может узнать у соседей, хотя и они вряд ли слышали о подобных прецедентах.

Теоретически, хозяин может в старости сойти с ума, и с сатанинским хохотом вылить на поле канистру соляры. Но, во-первых, я сомневаюсь, что с возрастом он настолько тронется рассудком, а во-вторых — у него нет соляры. Его транспорт — это лошадь, он ведь казах. Признаться, выбираясь в эту пердь, я полагал, что наконец-то увижу китайский колхоз, в котором улицы не заасфальтированы — ну хотя бы ради сбережения лошадиных копыт. Нет. Асфальт был и тут. В коровьих лепешках весь — но асфальт. При этом лошади казались вполне себе с копытами.

Фотография:
Безлесые горы под линеечку засаживаются елями.

На этом экскурс закончен. Остались выводы, заключения, резюме.

Рассматривать Синцьзян можно с разных ракурсов. Тут, конечно, масса странного. Как, думаю, и везде в Китае. Есть что сказать и за проблемы и за негатив. Но суть не изменится. Суть такова:

Если завтра весь наш волшебный дивный мир, кроме Китая, перестанет существовать, провалится в ктулхову бездну, испепелится взглядом Иеговы или будет изничтожен экспедиционным корпусом, прибывшим из параллельного мира — то Чжунго перенесет эту утрату без особых проблем. Оно и дальше будет работать, развиваться и учиться. И представителями человечества, ступившими на Марс, создавшими там атмосферу и поселения людей — будут китайцы. Впрочем, равно так же, как и в том случае, если ничего в это мире не изменится.

Можно ли в наших странах (я пока буду говорить только о гипотетическом Евразийском союзе) добиться того же, чего добились в Китае? Легко. Для этого нужно сделать всего две вещи. Вот какие.

Во-первых, необходимо обрести душевную гармонию.
Для этого следует взять всего-навсего одного Михаила Сергеевича Горбачева, гитарной струной обмотать ему мошонку — и подвесить в каком-нибудь людном месте, согласен на Красную площадь.

Видите ли, проблема даже не в том, что у СССР не оказалось собственного Дэн Сяопина (чем черт не шутит, может и появился бы со временем). Проблема в том, что у СССР оказался собственный беспринципный мудак с пятном на голове и опарышами внутри нее. Имея под боком опыт реформ Китая, он сделал все с точностью до наоборот. Еще пару-тройку ошибок можно было бы списать на врожденный кретинизм, но последовательное усирание китайского опыта объяснимо лишь редкой моральной мутацией. Страна была сознательно обречена на разруху, войны и последующий беспредел олигархии.

Так что — либо струна и Красная площадь, либо альтернатива в виде стеклянной призмы, где Великий Разрушитель Берлинской Стены должен содержаться в качестве экспоната, представляющего интерес для науки, изучающей редкие формы моральных уродств.

Второе.
Отменить у хуям мораторий на смертную казнь и параллельно ужесточить наказание за коррупционные преступления.

Лично я, к стыду своему, верю, что человеческая природа одинаково слаба и низменна, вне зависимости от гражданства. Уверен, что иной китайский чиновник тоже порой мечтает запустить лапу в казну или прижать предпринимателя отката ради. Но дело в том, что планы своего личного обогащения он соотносит с перспективой получить пулю в затылок. И поэтому в Китае работают все реформы, а выражение «попил бюджета» на хань не переводимо даже приблизительно, даже на уровне смысла.

Да, безусловно, мое любимое Прогрессивное Мировое Сообщество возмутится этими репрессивными мерами, этим отходом от принципов либерализма и скрапбукинга (или какие там еще слова произносят правозащитники) — и выразит решительный протест. Наверное, Хиллари Клинтон даже выступит с резким заявлением. Ой-вэй.

На этот случай я берусь лично составить спич для глав государств Евразийского союза. Не бойтесь, он будет коротким, предложения в два:

«Уважаемое Прогрессивное Мировое Сообщество! Иди-тко ты на хуй». Сдержанные аплодисменты, в скобках.

И ПМС (куда ж ему деваться-то?) — пойдет. Шипя, огрызаясь через плечо и приволакивая обе ножки — пойдет, куда послали. Наверняка в Голливуде снимут пару талантливых блокбастеров о том, как героический Рэмба успешно борется с возрождающимся совком. Ну чо, снимут — сходим, зазырим.

Вот такие предложения на историческую перспективу.

А на ближайшую планируется: обхватить голову руками и завыть фальцетом от стыда и обиды.

Как же нас наебали. Господи, как же нас всех наебали.

Смотрите также: Русская деревня зима 2010-11

А вы знали, что у нас есть Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

8 мифов, в которые верили дети 80-х

8 мифов, в которые верили дети 80-х

История старинного наказания, или Про что на самом деле говорят: «В ногах правды нет»

История старинного наказания, или Про что на самом деле говорят: «В ногах правды нет»

25 редких фото знаменитых людей

25 редких фото знаменитых людей

Новые посты

Правильное питание за копейки: может ли здоровый рацион быть дешевым

Правильное питание за копейки: может ли здоровый рацион быть дешевым

6 мифов о фитнесе, в которые давно пора перестать верить

6 мифов о фитнесе, в которые давно пора перестать верить

6 передовых технологий, меняющих нашу жизнь уже сегодня

6 передовых технологий, меняющих нашу жизнь уже сегодня

История панка в женских образах от живой легенды андеграунда Вивьен Голдман

История панка в женских образах от живой легенды андеграунда Вивьен Голдман

Топ-9 национальной грузинской кухни

Топ-9 национальной грузинской кухни

8 шедевров мирового искусства со скрытыми недостатками

8 шедевров мирового искусства со скрытыми недостатками

Революция без штанов: как тусовались хиппи 60-х

Революция без штанов: как тусовались хиппи 60-х

Как выглядит рассвет на других планетах

Как выглядит рассвет на других планетах

Элегантность ретрофутуризма — итальянский автомобиль будущего в 1970

Элегантность ретрофутуризма — итальянский автомобиль будущего в 1970

Юные дарования: 20 знаменитостей в подростковом возрасте

Юные дарования: 20 знаменитостей в подростковом возрасте

13 ненужных вещей в нашей жизни

13 ненужных вещей в нашей жизни

Семья Рокфеллер рассказала, как воспитывать детей, чтобы они стали еще богаче

Семья Рокфеллер рассказала, как воспитывать детей, чтобы они стали еще богаче