Топ-100

Охота на Тоньку-пулеметчицу: как нацистского палача в юбке настигла расплата

0

Советские спецслужбы искали Антонину Панфилову (Макарову), более 30 лет. Нет, она не была известной воровкой или заядлой антисоветчицей. Работница швейной фабрики, чей портрет висел на доске почета, ветеран войны и жена ветерана, заботливая мать двоих дочерей оказалась нацистским палачом, на руках которого была кровь более чем 1500 советских граждан. В августе 1978 года ее расстреляли по приговору советского суда. Тонька-пулеметчица стала одной из трех женщин, расстрелянных в СССР после завершения сталинских репрессий.

Биография Антонины Макаровны Панфиловой очень запутана и именно это помогало ей, не скрываясь, жить после войны среди советских людей. Неизвестен даже ее точный возраст, хотя большинство источников склоняется к тому, что Антонина родилась в 1920 году. Появилась на свет она в многодетной семье в деревне Малая Волковка Смоленской губернии там же пошла в среднюю школу.

В школе ее случайно записали как Макарову, перепутав отчество и фамилию, а потом не захотели исправлять. Так в семье Панфиловых младший, седьмой ребенок оказался с другой фамилией. Школу заканчивала Тоня в Москве, куда ее семья перебралась, когда девочке исполнилось 14 лет.

Закончив школу, Тоня Макарова поступила в медицинский техникум и собиралась стать врачом. Ее однокурсницы вспоминали, что рвением к учебе она не отличалась, но зато зачитывалась книгами о героях Гражданской войны и ее кумиром была легендарная Анка-пулеметчица.

Когда началась война, Макарова в числе первых отправилась добровольцем на фронт. Позже она рассказывала, что служила санитаркой и выносила из-под огня раненых, но однополчане опровергли этот факт. Они рассказали, что Тоня работала в солдатской столовой буфетчицей. К санитарам ее приписали незадолго до того, как ее полк попал в окружение и в полной мере почувствовать тяготы санитарной службы на передовой Тоня не успела.

Рождение Тоньки-пулеметчицы

Фронтовые будни Антонины продолжались всего три месяца. В октябре 1941 года ее полк попал в Вяземский котел и Макарова оказалась в плену. Ей повезло – один из пленных, солдат Николай Федчук, предложил совершить побег и опасное предприятие удалось. Оторвавшись от погони, Тоня и Николай почти два месяца блуждали в лесах, постепенно перемещаясь в направлении родного села Федчука.

Следователям Антонина рассказывала, что ее попутчик оказался отъявленным мерзавцем и однажды изнасиловал ее. Но эта пара стоила друг друга и, скорее всего, девушка просто ответила взаимностью, чтобы красноармеец не бросил ее одну. Как бы там ни было, но когда беглецы пришли в село Красный Колодец в Локотском районе, на родине Николая, им пришлось расстаться.

Антонина, вероятнее всего, имела планы на Федчука, но у того в Красном Колодце обнаружилась жена и двое детей, а в своей напарнице он более не нуждался. Оставшись одна, Макарова блуждала по округе, пока ее не пожалели местные женщины и не дали ей кров над головой и пищу.

Но пришлая девица оказалась неблагодарной и начала соблазнять местных мужчин и воровать. Со скандалом Антонину выставили за околицу и она снова оказалась у самой черты, зимой, без теплой одежды, еды и защиты. Перед девушкой были всего две перспективы – примкнуть к советским партизанам и разделить с ними тяготы лесной жизни или предать родину и податься к оккупантам.

Макарова выбрала второе, так как слышала, что немцы благосклонно относятся к тем, кто добровольно переходит на их сторону и обеспечивают едой, жильем и деньгами. В январе 1942 года девушка вошла в занятый немцами поселок Локоть, Оренбургской области и уверенно направилась к комендатуре.

На тот момент Локоть был не просто поселком, а «столицей» так называемой Локотской республики. Это было марионеточное объединение коллаборационистов, поступивших на службу к гитлеровцам, во главе которого стоял Бронислав Каминский – бывший большевик, репрессированный в 1935 году за критику линии партии. После отсидки Каминского отправили в Локоть в ссылку и когда немцы заняли населенный пункт, он с радостью поступил к ним на службу.

Такие люди, как Антонина, без дома, знакомых и твердых убеждений, были Каминскому нужны. Он тут же предложил Макаровой работу при комендатуре с отличной зарплатой. В обязанности девушки входил расстрел из пулемета гражданских и военнопленных. Девушку отдали под начало местного начальника полицаев и назначили оклад 30 рейхсмарок.

Перед первым расстрелом Тоньку-пулеметчицу, а именно так ее прозвали местные, пришлось напоить водкой. Расстрел проходил за околицей, у рва, перед которым выстраивали советских военнопленных, партизан, стариков, женщин и детей. Тоньке приносили пулемет и она стреляла в людей, а потом добивала выживших из пистолета. Чаще всего работать приходилось один раз в день, расстреливая 20–30 человек, но бывало и так, что палача вызывали и повторно.

Макарова втянулась в роль палача быстро и вскоре расстреливала уже без алкогольного допинга. Тонька обнаружила приятный «бонус» к своей зарплате – после расстрела, а иногда и перед ним, она обирала своих жертв, снимая с них одежду, украшения и отбирая деньги.

Тонька-пулеметчица освоилась и среди нацистов – днем она расстреливала, а вечером отдыхала на танцах с немецкими солдатами, не гнушаясь вступать с ними за вознаграждение в интимные отношения. Как ни странно, но именно распущенность Макаровой помогла ей избежать заслуженного возмездия прямо на месте ее преступлений.

Летом 1943 года Тонька заразилась сифилисом и ее отправили в глубокий немецкий тыл в госпиталь. Так что когда советские войска вошли в Локоть и перевешали предателей и убийц на главной площади, Антонины Макаровой в этой компании не оказалось. Она была далеко, в Польше, с очередным любовником – немецким ефрейтором, с которым познакомилась во время лечения.

Но личное счастье с немцем построить Тоньке-пулеметчице не удалось – ее жениха убили, а сама она оказалась в концлагере. После освобождения пленных нашими, девушка-палач предъявила украденный где-то военный билет и назвалась чужим именем. После этого ей даже удалось немного послужить в Красной Армии, что окончательно легализовало Антонину среди советских людей.

Полное перевоплощение Тоньки-пулеметчицы в простую советскую женщину произошло после того, как она вышла замуж за героя войны, сержанта Виктора Гинзбурга. Вскоре у пары родилась дочка. Гинзбург, еврей по национальности, потерявший в годы войны большую часть своих родственников, даже не мог себе представить, с каким оборотнем он каждый вечер ложился в постель.

Антонина старалась быть хорошей женой и заботливой матерью. После войны молодая семья жила сначала в Калининграде, а затем перебралась на родину Виктора – в белорусский город Лепель. Там у Гинзбургов родилась вторая дочь. Антонина Гинзбург работала на швейной фабрике и, как участник войны, получала положенные к годовщинам Победы медали.

У коллег и соседей к ней не было претензий, лишь некоторым казалось, что Гинзбург немного скрытная и какая-то настороженная. У самой Тоньки хватало цинизма выступать перед школьниками 1 сентября и 9 мая, рассказывая вымышленные истории о фронтовых тяготах. Пожилая женщина с медалями была уважаема в Лепеле и даже входила в Совет ветеранов.

Позже, уже под следствием, Тонька-пулеметчица призналась, что вздрагивала от каждого стука в дверь первые 10 лет после войны, а потом уверилась в том, что ее никто не ищет и прошлое забыто. Но она ошибалась – Тоньку-пулеметчицу искали по всему СССР и даже в Польше, где ее последний раз видели с кавалером-нацистом.

Годы сильно изменили Антонину и узнать ее было нелегко

Работа по поиску военных преступников всегда была непростой, а в случае с Антониной Макаровой шансов у следователей КГБ практически не было. В 70‑х годах живых свидетелей преступлений Тоньки почти не осталось, а поиск в архивах быстро завел в тупик из-за путаницы в фамилиях и датах, которые всю жизнь сопровождали женщину-палача.

Вышли на Антонину Гинзбург совершенно случайно, в 1976 году. Ее старший брат, офицер советской армии Панфилов, выезжая по путевке за рубеж, упомянул в анкете о том, что у него есть сестра Антонина Гинзбург, девичья фамилия которой была не Панфилова, а Макарова.

За Антониной стали следить и даже пару раз ненавязчиво допросили, якобы чтобы уточнить информацию, необходимую для награждения. Но Гинзбург не могла назвать ни частей, в которых служила, ни имен командиров, а лишь твердила, что все позабыла за 30 с лишним лет.

Опознание Антонины Макаровой (Гинзбург). Она крайняя справа

Обличить Тоньку-пулеметчицу смогли, только когда ее показали жительницам Локтя, специально привезенным в Лепель. Они уверенно опознали убийцу, несмотря на то, что годы сильно изменили Макарову. Арестовали женщину-палача тихо, вызвав в рабочее время в кабинет начальника. Когда на запястьях Антонины Гинзбург защелкнулись наручники, она совершенно не удивилась.

Следствие по делу Тоньки-пулеметчицы длилось почти два года. За это время удалось доказать убийство предательницей 168 человек, хотя число ее жертв превышало 1500. В 1978 году суд приговорил Антонину Гинзбург к высшей мере – расстрелу, а в августе 1979 года приговор был приведен во исполнение.

Муж Антонины, узнав с кем жил 30 лет, за несколько дней поседел. Виктор забрал дочерей и уехал из Лепеля в неизвестном направлении – точной информации о нем найти не удалось. Говорят, что семья Тоньки эмигрировала в Израиль и там взяла другую фамилию.

Смотрите также — Жизнь, преступления и смерть Ильзы Кох по кличке Бухенвальдская ведьма

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

Семь крошечных домов, каждый метр которых совершенен

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Я пишу автопортрет, на котором я пишу автопортрет: Шеймес Рэй и его рекурсия

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Как выглядел первый класс в советских самолетах

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

25 культовых рок-звезд в юности

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Современное французское кино: документальные снимки Парижа, сделанные на iPhone

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

За гранью дозволенного: инстаграм, где откровенная эротика прячется за великой архитектурой

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

Звезды изображают радость, грусть и недоумение. У некоторых получается неплохо

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

25 «весомых» доказательств того, что лосины идут не всем девушкам!

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Показал черт моду: худшие мужские прически всех времен и народов

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}