Топ-100

Один органно-репетиционный день

0

Пишет katyamel­niko­va: Всем привет! Меня зовут Екатерина Мельникова, я органистка, солистка Московской Филармонии. Чуть больше месяца назад я писала об одном моем органно-гастрольном дне в Твери, и тогда мне много задали вопросов и написали разных отзывов, что для себя я твердо решила – как только получится описать мой день в Москве, когда я выступаю или репетирую в Доме Музыки или Зале Чайковского, я это сделаю. Случай подвернулся 4 ноября 2011 года, когда у меня была сводная репетиция к концерту «Cross­road».

(Всего 50 фото)

1. Артисты рано не встают, если, конечно, время репетиции не стоит на 9 утра, как было в этот раз. Но в 9 начало – значит, лучше всего приехать в 8:45, или даже в 8:30. Кстати, есть большой шанс, что орган уже установлен и мне удасться порепетировать на 10–15 минут больше. И до прихода остальных исполнителей. Поэтому, после того, как будильник проговорил «Пора просыпаться» (а это чудесная находка – не музыка, а именно речь, не проснуться невозможно), в 7 утра с минутами, я сначала залетаю в ванную комнату

2. … а затем на кухню, выражая всем своим лицом весь недосып прошедшей репетиционной недели

3. Эта пятница – день нерабочий, поэтому я не рискую застрять в пробках, и уже через двадцать минут такси подвозит к зданию Филармонии. С каждым днем, когда уходят концерты, афиша передвигается, сегодня она ближе к перекрестку Тверской и Садового кольца, чем была позавчера – также ближе, как и мой концерт «Перекресток».

4. На служебном входе Филармонии – на улице еще темно, все-таки зима почти наступила

5. Встречаюсь на вахте с Ильей Заровным – арт-менеджером, на него сегодня «падает» вся отвественная часть – встречать артистов, телевидение, инструменты, следить за ходом репетиции – что-то по ходу меняется, это надо запомнить. И – главное – не отвлекать меня никакими организационными вопросами. Иначе не успеем ничего сделать.

6. В зале им. Чайковского – все четко. Я вхожу на сцену за несколько минут до 9 часов, а пульт органа уже установлен, все включено – могу начинать репетицию.

7. Пока я репетирую сама и с другими солистами и коллективами концерта, вверху, на 5‑м этаже (самый лучший вид на сцену, кстати) начинается работа по установке света, прописываются световые партитуры и голая сцена превратится в «перекресток».

8. У меня есть некоторое время, пока я могу спокойно поиграть одна, но уже через полчаса все вокруг меняется. 

9. Первым появляется замечательный скрипач Назар Кожухарь и его ансамбль «The POCKET SYMPHONY». 

10. Однако, мы не ограничиваемся классикой – хотя его ансамбль старинных аутентичных инструментов. Одна композиция будет в классическом ключе: я вместе с Назаром ремиксовала чисто органное сочинение Чакона Пахельбеля для струнных и органа. А следующее будет уже – Дж. Уильямс и М. Найман – два современных известных композитора, и в этом ремиксе будут уже другие инструменты, как, например, электронная скрипка. А пока мы репетируем «классическим составом»

11. Слишком ранее пробуждение, предваренное недосыпом после последней репетиции, закончившейся глубокой ночью, дает о себе знать. Хочется, чтобы меня пожалели

12. Далее по плану – репетиция с Ансамблем Марка Пекарского. Я всегда удивляюсь, что новенького из уникальных ударных его коллекции он привезет на концерт. Медленно собирают ксилофон, ударную установку, барабаны…

13. Нынче «изюминка» моего ансамбля с Марком Пекарским – это африканский DRUM’N’BASS с органом. В России я начинала несколько лет назад первые эксперименты по соединению этники с духовым органом, а в последние годы делаю это постоянно. Но африканского DRUM’N’BASS c органом еще точно не было ни у кого.

14. А пока репетируем «Ледовое Побоище» из знаменитого к/ф «Александр Невский». 

15. На сцене появляется Гуру Ашвани Нигам и его театр индийского танца «Таранг»; они скромно стоят справа (если смотреть на сцену) и ждут своей очереди.

16. Орган Концертного зала им. Чайковского – хороший, но пульт морально устарел. Во всем мире на больших органах уже установлены секвенсеры – компьютер, который запоминает последовательность включения регистров. Компьютеры есть у органа и Дома Музыки, и Католического Собора на М. Грузинской. Здесь – лишь возможность запомнить 10 комбинаций, что для современной музыки совершенно невозможно. Регистров в органе больше 90, чтобы была достаточная звучность приходит за раз включать по 10–20 переключателей, поэтому, если я выступаю в КЗЧ, то обязательно приглашаю 2х ассистентов. На фотографии – каждый ряд регистров соответствует одному из мануалов (клавиатур).

17. Всего мануалов (клавиатур) у органа Зала им. Чайковского – 4‑е + педальная клавиатура.

18.

19. Для каждого мануала определена группа регистров. Если играть на 2‑м мануале, а включить регистры 3‑го мануала – звука не будет. Но можно смешать регистры – так называемые копулы – например, III/II и тогда регистры одного мануала будут звучать и на другом.

20. Не скажу, что я люблю покидать орган во время концерта или репетиции. Но я еще и профессионально училась индийскому классическому танцу. Поэтому, часто, где позволяет сюжет и идея проекта, я включаю индийский танец в свои концерты. В этот раз «Перекресток» – перемешаны жанры и ничего не мешает мне исполнить индийский фолк. Именно фолк из «Болливуда»: веселый и задорный. (Я слева на первом плане вместе с Театром индийского танца «Таранг»). Руководит театром Гуру Ашвани Нигам, о нем чуть позже.

21. Пока я танцую, органный мастер (он в берете) что-то проверяет на пульте.

22. Время передохнуть и отдышаться – мне. Но не ансамблю Марка Пекарского. DRUM’N’BASS – это нечто. Бешенная ритмика, удивительные инструменты и африканские, и современные ударные, ну, конечно же, орган в моем исполнении, но в виде мелодии флейтового регистра.

23. Если посмотреть на сцену Зала им. Чайковского, можно увидеть белые конструкции. Это акустические щиты – раньше их не было, поставили относительно недавно.

24. Мне грустно, что в результате потерялся архитектурный элемент сцены – лестницы на портики. Раньше по ним можно было подниматься, теперь здесь спрятано световое оборудование.

25. Зато несколько назад появился современный свет с очень большими возможностями и теперь можно делать совершенно необыкновенное световое оформление концертов.

26. Медленно на сцене один за другим появляются молодые ребята и девушки – это хор Vetrate di Voci. 

27. Есть такой неологизм – «крышеснос». Лучшего определения под сплетение григорианского пения и индийской классической «Раги» – не придумать. Пока репетируется этот фрагмент, я медленно погружаюсь в состояние философской нирваны: именно так. Чередование католического и индийского пения рождают в голове симбиоз из всего, что я видела как в Ватикане, так и в Дели и др. городах Европы и Индии. Индийскую рагу поет Ашвани Нигам.

28. Из философского ступора выводит лишь «небесный глас» – изумительный инструмент челеста. Чистый, божественный звук – что-то напоминающее ангельское пение и колокольчики. У Марии Макаренко челеста звучит особенно нежно.

29. Когда я закончила репетировать с челестой, приехала съемочная бригада телевидения. Я заранее предупреждала, что интервью буду давать только после репетиции, потому что времени очень мало. И ребята спокойно снимают разные детали, по ходу «уводя со сцены» моих коллег.

30. Вокруг меня медленно появляются новые инструменты – синтезаторы, микшерские пульты, и др. – приехал Антон Королев.

31. Антона я знаю давно, еще по консерватории. По классическому образованию он флейтист. Но последние годы один из авторитетных музыкантов электронной музыки и ведущий «Ночь коротка» на РСН.

32. Он чудесно играет на флейте, но в этот раз я предложила ему 2 иные задачи: клубный DJ-микс (я уже играла с хард-рок группой на сцене Зала им. Чайковского, почему бы не сделать клубную музыку?), где я в роли одной из «пластинок» с органными ремиксами MUSE, QUEEN и SCORPIONS. Пока все пробуем «на коленях», окончательные декорации выстроятся уже на концерте.

33. А вторая задача – это индастриал-кантата «CROSSROAD»: моя с Антоном интерпретация стиля индастриал, орган, хор, кантата, латинские тексты. Каждый раз стараюсь сделать для себя что-то новое и каждый раз приходится погружаться в прежде незнакомые мне стили музыки.

34. Руководит хором профессор Московской Консерватории Александр Рудневский, но, несмотря на то, что в концерте, практически все имеют консерваторское образование, консерваторов среди них нет. Мы смело делаем новые, экспериментальные программы, соединяя орган с современными инструментами, и это увлекает настолько, что я не замечаю, как заканчивается репетиция и по громкой связи об этом объявляет режиссер перформанса Юрий Берестенников (он на фотографии слева вместе с мастером по свету Никитой)

35. Кстати, там, где находятся мастера по свету – небольшой зимний сад, который, скорее всего, будет значительно расширен после ближайшего ремонта.

36. Я прошу еще несколько минут у органного мастера, и, наконец, могу дать интервью.

37. Все в Московской Филармонии «пропитано» музыкой. 

38. Небольшой проход за сценой – сюда «увозят» орган, когда он не используется на репетиции или концерте.

39. Концертный зал им. Чайковского удобно расположен – на Маяковской. Поэтому в двух шагах – разные кафе, например, Иль Патио, где я люблю перекусить, если не иду в филармоническую столовую, где, кстати, очень хорошо готовят. Но, сегодня даже нет выбора – выходной день, и в Филармонии только те, кто работают по графику.

40. После репетиции я никогда сразу не заказываю несколько блюд – потому что такое состояние: и вроде голод есть, и ничего не хочется. Так и в этот раз: взяла суп, а потом, после изучения меню, поняла, что больше ничего не смогу съесть.

41. Репетиция закончилась только в КЗЧ. Для меня репетиция продолжается – я возвращаюсь домой и на своем домашнем органе проигрываю те моменты, которые надо еще «погонять». Либо исправить ошибки. Дело в том, что я, фактически, играю тот репертуар, которые сама либо сочинила, либо перенесла на орган. Поэтому ноты, кроме тех, что издает издательство в США, куда я отправляю свои крупные «опусы», специально набирают по мере написания. Хотя я вычитываю и редактирую их, все равно часто всплывают ошибки – если в повседневном разучивании это не столь принципиально, на концерте неправильная нота может сбить.

42. Дома я не надеваю органные туфли, чаще всего играю босиком. И место, куда люблю ставить ноги, легко заметить.

43. У меня есть особый слушатель – он дремлет под мои разучивания, если на него не нападет бешенство. Этот котенок – результат моих гастрольных поездок, когда кошка вырвалась из дома. Всех котят благополучно раздали, а с этим я не смогла расстаться: он очень ласковый и… Короче, не смогла отдать.

44. Кстати, он один из немногих котов, который имеет регулярные трапезы под органную музыку – стены в доме не то, чтобы тонкие, но на кухне все слышно. Впрочем, если посмотреть на эту фотографию, кажется, что музыкальное сопровождение его не особо радует.

45. Органная скамейка – удобная вещь для отдыха. Так я делаю не только дома, но иногда и в поездках.

46. В моих концертах есть место импровизации – поэтому иногда для произведений, особенно, если я выступаю в ансамбле, я изначально не выписываю полностью свою партию. Для DJ-микс я беру основную мелодию, в остальном буду подстраиваться под ритмы, которые извлечет из своей установки Антон Королев. Поскольку в Королевской Академии Музыки в Лондоне, где я была аспиранткой, мне дали первую премию по импровизации, я считаю себя «аттестованной» для того, чтобы знакомить зрителей в зале с музыкой, рождающейся «на лету».

47. А дальше начинается самое неприятное. Как я уже говорила, пульт управления органа в Концертном зале им. Чайковского морально устарел. Все приходится записывать вручную – огромное количество цифр, потом придумывать, как их распределить в 10 комбинациях: что запомнить, что включать вручную – иначе могут возникнуть паузы, пока ассистенты набирают, к примеру, 65 кнопок. Поэтому, вместо того, чтобы заниматься, собственно, музыкой, я перехожу к своеобразной бухгалтерии.

48. Я проверяю последовательность записанных цифр, распределяю, кто будет их нажимать, удобно ли будет это сделать, будет ли время за несколько тактов – что-то вроде алгоритма поведения ассистентов. И, затем наклеиваю бумажки, где написано кому, что, в какой момент включить.

49. Чтобы были силы, пью соки, ем фрукты. Энергетик на заднем плане – это «резерв главного командования» на случай необходимости резко придать себе сил и бодрости. Обычно я не пью энергетики. Но этот был куплен ввиду ранней репетиции, правда, не использован.

50. Если вы думаете, что я ложусь спать, вы ошибаетесь. Это короткая передышка, а далее – см. фотографии 47,48. И так почти до рассвета уже следующего дня…

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

20 знаменитых пар, которые поженились тайно

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Вранье, покупка холодильника и еще 11 вещей, запрещенных в Австралии

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Размер имеет значение: 22 доказательства закона относительности, которые и не снились Эйнштейну

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

До винтика: художник показал, из чего состоят привычные нам вещи

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Самое сексуальное авто в мире: уникальный Rolls Royce Phantom

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Статуя Афродиты Книдской — такая реалистичная, что ее когда-то изнасиловали

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

Художник, что рисует фильм: крутые иллюстрации к известным фильмам Голливуда

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Банды Нью-Йорка: как это было

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

10 актеров, которые отлично сыграли роли противоположного пола

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}