Топ-100

История парка «Южные культуры» в Адлере, пережившего революцию, войну и Олимпиаду

Пусть парк «Южные культуры» в сочинском Адлере и не такой огромный и популярный, как Дендрарий в большом Сочи, зато он умудрился пройти сквозь революцию, Великую Отечественную войну, стихийные бедствия и даже Олимпиаду. Если вы когда-нибудь в нем бывали, он вам наверняка запомнился.

История этого чудесного места, которое недавно снова начали облагораживать, расчищая дорожки и места для посадки новых растений, берет свое начало в 1910 году, когда бывший градоначальник Петербурга Даниил Васильевич Драчевский, владевший землей в устье реки Мзымта, решил обустроить здесь парк. У Драчевского было имение площадью 34 гектара, которое называлось «Случайное». По легенде, это название возникло, потому что экс-градоначальник выиграл участок в карты. Иные рассказчики даже утверждают, что имение перешло Драчевскому в счет уплаты карточного долга от принца Александра Петровича Ольденбургского — основателя первого на Кавказском побережье Гагрского климатического курорта.

Бывший петербургский градоначальник решил освоить эти места. В те времена было очень популярным устраивать дендрологические сады и парки, и Драчевский заказал масштабный проект у модного ландшафтного дизайнера той эпохи Арнольда Регеля, сына директора Петербургского ботанического сада Эдуарда Регеля. Арнольд Регель строил проект «Южных культур» по теоретическим данным, но сам при этом в Адлере не был ни разу.

(Всего 6 фото)

История парка «Южные культуры» в Адлере, пережившего революцию, войну и Олимпиаду
Источник: Scapp.ru

В 1910 году парк «Южные культуры» был заложен, и его создателем, а также первым хранителем стал Роман Скриваник, один из сотрудников опытной сельскохозяйственной станции в Сочи, местный житель с чешскими корнями. Во время обустройства парка использовались уже взрослые деревья, выращенные в питомнике в Гаграх, и благодаря этому все работы удалось завершить уже к 1912 году. Садовник Скриваник был верен парку до самой смерти: он ухаживал за растениями до конца жизни, и считается, что его могила расположена в самом парке.

Первая беда случилась с парком, когда произошла Великая Октябрьская революция: хозяин имения Драчевский, а также проектировщик парка Регель оказались жертвами Красного террора. Саму землю национализировали, и парк пришел в запустение. Никто не занимался растениями вплоть до 1930-х годов, когда была организована генеральная реконструкция Сочинского курорта. Для этого нужны были саженцы деревьев и растений, и было принято решение возродить питомник на базе самого парка, который, в свою очередь, вошел в совхоз «Южные культуры».

В книге «Экзоты Черноморского побережья», которая вышла в 1934 году, приводится следующее описание парка «Южные культуры»:

Нигде в районе мы не видим такого буйного роста, как в этом парке... Хорошо спроектированный парк в ландшафтном английском стиле был и оформлен хорошо, а так как он еще сравнительно молодой, то несмотря на плохой уход за время 1918-1925 гг. он сейчас имеет прекрасный вид. Правда, там нет расчищенных дорожек, нет бьющих фонтанов, но искусно сделанные пруды и большие зеленые полянки среди искусно подобранных экзотов вполне заменяют и дорожки, и фонтаны, и, пожалуй, если бы они были, то парк бы не оставлял у своих посетителей такого приятного впечатления, как сейчас. Трудно, конечно, передать словами красоту парка, нужно там побывать и убедиться самим.

В то время, когда писалась эта книга, добраться до «Южных культур» было весьма проблематично: по словам автора, нужно было от вокзала в Адлере ехать три километра на извозчике, а потом пересесть на паром, чтобы переплыть реку. Сейчас сюда добираться гораздо удобнее: многие адлерские маршруты городского общественного транспорта проходят мимо «Южных культур».

По итогам первой в истории парка инвентаризации, которую провели в середине 1930-х, обнаружилось, что в «Южных культурах» есть 5193 дерева и кустарника 324 видов и 187 разновидностей. Парк реконструировали и расширили. На новой территории парка посадили растения, подаренные китайскими властями России за то, что она уступила им маньчжурскую часть Китайской Восточной железной дороги. Коллега знаменитого российского и советского ученого Николая Вавилова, профессор Таврического университета Дмитрий Арцыбашев приложил руку к тому, чтобы в «Южных культурах» в 1930-х годах появились камелии, японские клены, сакуры, рододендроны, тюльпанное дерево, магнолии, софора и другие редкие экземпляры, привезенные из самых разных уголков планеты.

Но началась Великая Отечественная война, и работы по реконструкции парка пришлось приостановить. К этому вопросу вернулись лишь в 1950-х годах. Тогда снова начали развивать новые территории парка «Южные культуры» и посадили эвкалиптовую рощу. Парк стал поставлять экзотические растения по всему Советскому Союзу. Благодаря большому разнообразию и уникальности коллекции растений сюда приезжало много туристов, а местные жители любили проводить здесь свободное время. В 1960-1970-х годах среди банановых деревьев, зарослей бамбука, араукарий и других интересных растений сочинцы устраивали пикники.

В начале 1980-х разгул стихии оказался губительным для «Южных культур»: прошел сильный смерч, уничтоживший более тысячи деревьев и кустарников. А потом наступили 1990-е, и из-за недостатка финансирования парк пришел практически в полное запустение: его дорожки и пруды постепенно зарастали, а ценные растения выкапывали и уносили с собой вандалы.

Еще один разрушительный смерч в 2001 году погубил более 600 деревьев и кустарников: вековой платановой аллее и роще австралийских эвкалиптов пришел конец. Затем почти десять лет парк был практически заброшен и существовал лишь силами группы активистов, местных жителей и бывших сотрудников парка.

Свою лепту в порчу уникального памятника ландшафтного дизайна внесла и олимпийская стройка, в результате которой нарушилась система орошения парка, а бетонная пыль погубила многие растения.

Праздник на улице «Южных культур» наступил лишь в 2012 году, когда парк передали «Сочинскому национальному парку», а еще через два года «Южным культурам» вернулась платановая аллея. В начале 2015 года наконец было выделено финансирование и стартовала новая реконструкция. Пруды парка очистили, верхнюю часть территории благоустроили, как и платановую аллею, эвкалиптовую рощу и «французский парк». После реставрации мостиков, балюстрады, лестницы, фонтана со скульптурой и беседки парк вновь принимает посетителей.

Смотрите также: Сочи — российская ривьера 1988 года в фотографиях Карла де Кейзера

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Почему этот художник любит бегать с лошадьми по полям в чем мать родила

В личной и профессиональной жизни у Ника Тернера есть одна постоянная вещь — его связь с лошадьми. Американский художник, который работает в разных жанрах и направлениях, провел подростковые годы во Франции. Он фотографирует, рисует и пишет картины, и повсюду читается его увлечение природой и восхищение миром лошадей. Недавно он отправился в Исландию вместе с художественной организацией Twyla, где работал над автопортретами с лошадьми.

В результате получился фотопроект, который исследует чистую энергию и возвращение к животным инстинктам в человеке. Обнаженное тело Тернера рядом с прекрасными лошадьми смотрится абсолютно естественно: мускулы мужского тела сочетаются с лошадиными жилистыми телами. Выглядит очень красиво, но что же конкретно имел в виду художник в этой серии снимков?

(Всего 15 фото)

Почему этот художник любит бегать с лошадьми по полям в чем мать родила
Источник: My Modern Met

«В детстве меня обучали в школе, а потом мы переехали во Францию, где я учился в старших классах школы и в университете. Большую часть детства я ощущал себя наблюдателем, а не участником социальной жизни, не состоял по-настоящему ни в каких социальных группах. Обычно я проводил много времени верхом на лошадях. С ними, в отличие от социальных контактов в школе, я чувствовал себя очень комфортно».

«Какое-то время я занимался конным троеборьем, а после этого включил лошадей в свою художественную работу. Я писал с ними картины, рисовал и фотографировал их, объехал весь мир в поисках способов их запечатлеть и в итоге начал включать самого себя в фотографии с лошадьми. Я хотел быть не просто мужчиной, который стоит рядом с лошадьми, а членом стада», — рассказывает Тернер.

Художник утверждает, что ему близка философия Томаса Гоббса и социального договора, в котором при отсутствии правил и законов либо того, кто их устанавливает, человек и животное равны.

По словам Тернера, тесная связь людей и лошадей обусловлена тем, что на протяжении истории лошади позволяли человеку эволюционировать и создавать новые изобретения гораздо быстрее — они давали человеку возможность путешествовать и перевозить себя, других людей и вещи. Понимая, что лошадь — фундаментальный ресурс для жизни и развития человека, люди защищали и ценили лошадей.

Художник уже не ездит верхом профессионально, но его очень успокаивает общение с лошадьми. Он говорит, что эти животные обладают терапевтическими свойствами и помогают отвлечься от мыслей, остановить поток сознания, хоть и ненадолго.

Почему Тернер снял свою фотосессию в Исландии? Художник очарован пейзажами и природой этой страны, но еще его вдохновляет ее история и культура. Это касается и культуры коневодства, а также силы и выносливости лошадей, которые живут в Исландии. Тернер говорит, что есть в Исландии что-то волшебное: кажется, что вот-вот из-за скалы вылезет дракон, и он представляет себя в каком-нибудь из приключенческих романов, которые читал в детстве.

Что касается картин и создания эскизов, Тернер любит работать быстро короткими отрезками времени, свободно перекладывает картины на рабочем столе и не сосредотачивается на какой-то одной подолгу. Его больше интересует абстрактная идея лошади, чем реальная. Он начинал рисовать очень традиционно и учился в художественной школе Parsons School Of Design в Нью-Йорке, но в последние годы его интересы изменились. Он начал много снимать.

В своих картинах, вошедших в исландскую серию, Тернер пытается запечатлеть свою эмоциональную реакцию, а не то, что он увидел. Как получилось, что он оказался на фотографиях с лошадьми, да еще и в обнаженном виде? Художник стал сниматься ради изучения самого себя. Поскольку Тернер рос аутсайдером, не мог похвастаться большой уверенностью в себе и испытывал много сомнений, он решил разобраться, почему ему не хватает уверенности. Потом это переросло в желание стать частью стада лошадей, исследовать свои первобытные инстинкты, ощутить себя частью большой экосистемы.

«Все съемки в Исландии и других местах, куда я ездил, — больше работа, чем что-либо еще. Как только помещаешь себя в эти пейзажи, особенно в суровых условиях, становишься очень требователен к себе и к своему телу. Я нахожу места, снимаю там, и иногда мне не нравятся получившиеся снимки, или я нахожу мало достойных. На самом деле это метод проб и ошибок».

Несколько раз во время съемок он падал, его лягали или наступали на него копытами. Поэтому, как говорит художник, это вовсе не такой романтический опыт. Но для Тернера важен конечный результат, и он умеет ценить элемент приключений и неизвестности даже в самых жестких обстоятельствах. В процессе съемки он много узнал о себе хорошего и плохого, задумался о человеческих инстинктах, об их влиянии на современное общество и на отношения человека с природой.

Сейчас общество привыкло к женскому обнаженному телу, хотя исторически постоянной деталью художественного канона в истории искусства было мужское обнаженное тело. «Я долго думал об этом: действительно, женское обнаженное тело гораздо более растиражировано в современном искусстве. Мужское в основном встречается в прошлом, а в наши дни часто не принимается за "серьезное" искусство», — говорит Тернер. Он прожил в Греции несколько лет, читал греческую мифологию и знакомился с классической скульптурой, поэтому признает, что неосознанно попал под их влияние.

 

 

 

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

25 самых экстремальных изменений тела, на которые пошли актеры ради роли в кино

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Откровенное воспитание: стриптизерша утверждает, что работа в сексуальной сфере помогает ей быть хорошей матерью

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Наташа Энциноза — модель с охватом каждого бедра по 66 сантиметров

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

10 неожиданных публичных мест, где были пойманы занимающиеся сексом парочки

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

У фотографа один миллион подписчиков и, увидев его фотографии, вы поймете почему

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Как раздеваться перед мужем: руководство 1937 года, которое пригодится современным женщинам

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

Уильям Хелберн, модный фотограф 50-х, и его прекрасные снимки

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

20 детских перлов в записках

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Карамельные девочки малайзийского художника

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}