Топ-100

История «Черной розы»: овдовев в 16 лет, жена Грибоедова держала траур всю жизнь

История любви классика русской литературы Александра Грибоедова и грузинской княжны Нины Чавчавадзе настолько трагична, что вряд ли могла быть выдуманной. Подобные драмы может написать только сама жизнь. Овдовев в 16 лет, жена поэта держала траур по своему трагически погибшему мужу 28 лет, до последнего вздоха.

Все мы знаем Александра Сергеевича Грибоедова как поэта и автора бессмертной поэмы "Горе от ума", разобранной на цитаты многими поколениями. Некоторые вспомнят также Грибоедова-драматурга и, возможно, назовут что-то еще из его творческого наследия. Но мало кто знает русского классика как человека, а личностью он был невероятно интересной.

Детский портрет поэта

Грибоедов выделялся среди сверстников с самых ранних лет. Уже в 6 лет он свободно говорил на трех европейских языках, а в дальнейшем выучил персидский, арабский, турецкий и грузинский. В 13 лет вундеркинд получил диплом словесного отделения Московского университета, а 15 лет - юридического факультета.

Хорошо известно, что все до единого успехи юного Александра был результатом его способностей и трудолюбия, а не родительских связей. Личностью Грибоедов был очень многогранной - он писал стихи и прозу, рисовал, делал переводы, писал пьесы для театра и даже сочинял музыку.

В 1812 году Александр Грибоедов записался в Московский гусарский полк. Феноменальные способности и университетские дипломы не помешали поэту стать заправским гусаром, со всеми вытекающими из этого обстоятельствами.

А.С. Грибоедов в гусарской форме

Известно, что однажды Александр Сергеевич въехал верхом в зал, где проходил бал. Также он несколько раз участвовал в дуэлях, в одной из которых ему прострелили руку. Отслужив четыре года, Грибоедов ушел с военной службы ради дипломатической карьеры.

В 1818 году Грибоедову предлагают место чиновника русской миссии в США, но он отказывается и получает назначение на должность секретаря при царском поверенном в делах в Персии. С этого момента жизнь поэта проходит в постоянных поездках между Санкт-Петербургом и Тегераном.

Послужив отечеству верой и правдой несколько лет в Персии, Грибоедов переводится по состоянию здоровья в Грузию. В Тифлисе (сейчас Тбилиси) он становится частым гостем в доме генерал-майора Александра Чавчавадзе - губернатора-наместника Нахичеванской и Эриванской областей.

Князь Александр Чавчавадзе

Потомок древнего княжеского рода Чавчавадзе также был человеком с блестящим образованием и писал стихи. Дом князя посещали писатели, ученые и просто люди прогрессивных взглядов и Грибоедову нравилась царившая там обстановка.

В 1822 году Александр Сергеевич начал давать уроки игры на фортепиано старшей дочери наместника Нине. Однажды Грибоедов в шутку сказал, что когда она вырастет, то он обязательно на ней женится. Нине Чавчавадзе было всего 11, а поэт был старше ее на 18 лет, поэтому все восприняли сказанное как шутку. Но только не девочка.

Княжна Нина Чавчавадзе

В 1828 году Грибоедов снова посетил гостеприимный дом князя и был пленен красотой Нины, которая расцвела к 16 годам как прекрасный цветок. Многие современники отмечали удивительную красоту девушки, ее отличные манеры и скромность. Друг и коллега Грибоедова Карл Аделунг так описывал Нину Чавчавадзе:

Она необычайно хороша, ее можно назвать красавицей, хотя красота ее грузинская. Она, как и мать ее, одета по-европейски; очень хорошо воспитана, говорит по-русски и по-французски и занимается музыкой.

Грибоедов отважился попросить у грузинского князя руки его дочери и тот согласился. 22 августа 1828 года 33 летний русский дворянин Александр Грибоедов обвенчался с грузинской княжной Ниной Чавчавадзе, которая была младше его в два раза. Во время церемонии страдавший от лихорадки жених уронил на пол кольцо и это посчитали плохой приметой.

Вместе молодожены пробыли всего пару месяцев, так как осенью Грибоедову пришлось снова отправиться в Персию. Нина, ожидавшая ребенка, решила ехать с ним, но в пути заболела и ее отправили обратно в Тифлис. Сохранилось письмо Грибоедова молодой супруге, которое он написал вскоре после расставания:

Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со многими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя, и тоска исчезала, теперь чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться Богу, чтобы нам после того никогда более не разлучаться. Целую тебя в губки, в грудку, ручки, ножки и всю тебя от головы до ног… Прощай, мои все тебе кланяются.

Но Александру и Нине не суждено было жить вместе долго и счастливо - это была последняя в жизни дипломата Грибоедова командировка. Его отправили в Тегеран с очень ответственной миссией - получить контрибуцию по итогам русско-иранской войны.

Подписание Туркманчайского мирного договора. А.С. Грибоедов сидит справа спиной

В этом деле Грибоедов показал себя жестким и принципиальным человеком, что вызвало возмущение при дворе шаха и в народе. Чтобы выплатить положенную сумму, правителю пришлось собирать деньги по всей стране и это еще больше обозлило подданных.

Но дальше ропота дело не шло, пока в начале января 1829 года в русское посольство не начали приходить армяне, просившие посодействовать их возвращению на родину. Был среди них и шахский евнух армянин Якуб Маркарьян, с которым пришли несколько жен одного иранского сановника.

Персы потребовали вернуть беглецов, но Грибоедов корректно отказал. Маркарьяна нельзя было выпускать из страны, так как он много лет работал у шаха казначеем и владел важными тайнами двора. После отказа вернуть перебежчиков, жители Тегерана стали обвинять русских в неуважении к исламу.

Так как в Тегеране стало небезопасно, 29 января 1829 года Грибоедов оповестил шаха, что посольство покидает его страну. На другой день у здания миссии собралась 100-тысячная разъяренная толпа, которой противостояли 35 казаков посольства и несколько чиновников во главе с Грибоедовым.

В архиве генерала Косоговского есть документ, в котором указано, что, обороняя посольство, Грибоедов лично убил 18 нападавших. Но силы были неравны и оборонявшиеся погибли. Посла забили камнями, а тело изуродовали до неузнаваемости. Голову Грибоедова, надетую на палку, носили по улицам Тегерана, а тело бросили в канаву.

Нападение пережил только один человек - секретарь посольства Иван Мальцов.Погибших похоронили во дворе армянской церкви в братской могиле. Шах, чтобы замять ужасное происшествие, отправил в дар царю Николаю I щедрые дары, среди которых был уникальный по размерам и красоте алмаз "Шах".

А.С. Пушкин встретил арбу с телом Грибоедова по дороге в Эрзурум

В результате переговоров выплату контрибуции удалось отсрочить на несколько лет, а по поводу массового убийства в посольстве российский монарх сказал: «Я предаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие».

Смерть Грибоедова скрывали от Нины Чавчавадзе два месяца, но в марте 1829 года она все же узнала о судьбе супруга. У княжны произошли преждевременные роды и младенец, которого успели покрестить и назвать в честь отца Александром, прожил всего час.

18 июня 1829 года тело Грибоедова, которое смогли опознать только по пулевому ранению в руку, полученному на дуэли, привезли в Тифлис и похоронили у церкви святого Давида. На надгробии поэта высекли знаменитые слова, принадлежащие Нине Чавчавадзе: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!»

Овдовев в 16 лет, Нина Чавчавадзе больше не выходила из траура по погибшему мужу. Она носила черные одежды и жители Тифлиса называли ее «Черной розой». Молодая и красивая вдова привлекала внимание мужчин и от женихов не было отбоя. К Нине сватался Сергей Ермолов, сын полководца, наместник Кавказа генерал Василий Иловайский и поэт князь Григорий Джамбакуриан-Орбелиани. Последний добивался руки княжны почти 30 лет.

Нина Чавчавадзе-Грибоедова всем отказывала и жила скромно и уединенно. Она не посещала светских мероприятий и балов, делая исключения лишь для музыкальных вечеров, куда ходила с отцом и сестрой. Княжна тратила много средств на благотворительность и старалась помогать всем, кто к ней обращался.

Нина Чавчавадзе незадолго до смерти

Окружной руководитель Мингрелии Корнилий Бороздин отмечал, что в Нине Чавчавадзе не было приторности и сентиментальности, которая свойственна многим вдовам. Она была приветлива, добра и подкупала своей искренностью и простотой.

"Черная роза" умерла в 44 года от холеры 28 июня 1857 года, во время эпидемии, забравшей тысячи жизней. Ей предлагали покинуть Тифлис и спастись, но женщина была непреклонна и осталась в городе, чтобы помогать больным. Она спасла жизнь заболевшему родственнику, но заболела сама.

Перед смертью она сказала родным - "Меня... рядом с ним". Никто не сомневался в том, что имела в виду Нина. Траур по мужу, длившийся 28 лет закончился и влюбленные воссоединились в гроте церкви святого Давида. Несмотря на эпидемию холеры, проститься с "Черной розой" пришел весь Тифлис.

Смотрите также - Чехов и Лика Мизинова: необычная история несостоявшейся любви классика

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

«Космос зовет всех! И будет звать. Как вечный зов» (Ю. Гагарин)

12 апреля 1961 года ракета-носитель «Р-7», созданная на заводе «Прогресс» в Куйбышеве (ныне Самара), вывела космонавта Юрия Гагарина на околоземную орбиту. С этого момента началась эра по завоеванию человеком космоса.

gagarin

Кроме Гагарина, были еще претенденты на первый полет в космос, всего было двадцать человек. Они не были лучшими пилотами страны, претендентов отбирал сам Королев, важен был рост, вес и здоровье.

Пионер Ю. Гагарин.

В 1959 году в научном институте авиационной медицины был создан отдел по отбору и подготовке космонавтов. Возглавил его прекрасный авиационный врач и отличный спортсмен — Н.Н. Гуровский.

Пройдет время, и Юрий Гагарин будет вспоминать о тех, кому суждено было войти в отряд космонавтов: «Славные подобрались у нас ребята… Есть одно, что роднит всех, — это стремление стать настоящим летчиком, космонавтом. Космос зовет всех! И будет звать. Как вечный зов».

Космонавтов отбирала медицинская комиссия из самых авторитетных специалистов, в распоряжении которых были самые современные клинические, физиологические, электрофизиологические и биохимические аппараты и методы. Это было неимоверно сложное дело для врачей и пациентов, первый шажок к полету, помогающий выявить физиологические возможности и резервы организма, а также психофизиологические особенности человека.

У Гагарина оказались хорошие глаза, сердце и легкие. Начальник хирургического кабинета Н.С. Ивлев тщательно исследовал рентгеновские снимки позвоночника. Вскоре состоялась первая встреча с главным хирургом Советской армии А.А. Вишневским, который разрешил Юрию Алексеевичу приступить к специальным тренировкам. Молодцом показал себя Гагарин и во время вестибулярных проб на вращающемся кресле и специальных качелях у опытнейшего авиационного врача И.И. Брянова.

Возможности организма Гагарина были удивительными. На всех нагрузочных функциональных пробах у него были высокие результаты, свидетельствующие о пластичности приспособительных механизмов к самым разнообразным воздействиям (вибрация, перегрузки, гипоксия).

Важный этап подготовки — психологическое обследование. Его предстояло пройти в научно-исследовательском авиационном госпитале под руководством признанных опытных психологов Ф.Д. Горбова и К.К. Иоси-лиани. На первой встрече с психологами Гагарин уже знал, что предстоит работать с таблицами, аппаратурой, психологическими тестами, ответить на множество вопросов, подвергнуть проверке память, сообразительность, быстроту интеллектуальной и эмоциональной реакций, находчивость, предприимчивость.

Гагарин действовал и отвечал на вопросы точно и безупречно. Внешние помехи не влияли на качество его ответов. Проявилось особое умение Гагарина оценивать имеющееся в его распоряжении время и планировать свои действия, способность без лишних колебаний принимать решения при недостатке информации и времени. Было установлено, что в стрессовых ситуациях и необычных условиях он хладнокровен, находчив, быстро оценивает обстановку, умело реагирует на внезапные изменения условий эксперимента.

Гагарину предстояло пройти еще сложнейшую антиортостатическую пробу. Его снова плотно пристегнули к столу ремнями. В течение 10 минут он спокойно пребывал в горизонтальном положении. Лаборантка записывала физиологические показатели. Затем стол вместе с Гагариным перевернули в вертикальное положение и 20 минут регистрировали электрокардиограмму, давление, биотоки мозга.

Следующее положение — вниз головой (наклон 60°). Обследование следовало за обследованием. Искали не только скрытую патологию или пониженную устойчивость организма к условиям космического полета, но и выясняли, так сказать, совместимость земного человека с космосом.

Испытывали Гагарина на вибростенде, поднимали в барокамере, вращали на центрифуге, проверяли память и способность сосредоточиться. На любом этапе испытаний любой летчик имел право отказаться от дальнейших исследований и покинуть госпиталь (случаи такие были). Но Гагарин не собирался отступать.

Юрия отличала удивительная наблюдательность и прекрасная память. Всех сотрудников он знал по имени и отчеству, он был замечательным психологом. Умел всем помочь и поддержать каждого. Пришло время, когда Гагарину и Быковскому предстояло пройти испытания в барокамере на переносимость гипоксии. Накануне испытания Юрий Алексеевич гулял по влажным темным аллеям. Любовался осенним, пряно пахнущим ковром бордово-красных листьев. Хотелось отрешиться, «откреститься» от предстоящего завтра…

Наутро после зарядки и измерения артериального давления Гагарин и Быковский предстали перед начальником баролаборатории Г.П. Михайловским. На «высоте» 5 тысяч метров, дыша атмосферным воздухом, они должны были просидеть 30 минут. Скорость подъема и спуска составляла около 15 м/с. Испытание закончено. Заключение врачей: «Переносимость гипоксии хорошая».

Следующий этап — пребывание на «высоте» 6 тысяч метров, затем на «высоте» 14 тысяч метров, но уже с кислородом в течение 20 минут со скоростью подъема и спуска 20-45 м/с. Всякий раз в истории болезни Гагарина появлялась оптимистическая запись: «Годен». Испытания шли по плану. Началась подготовка к обследованиям на центрифуге. И вот уже встречает их лаборатория ускорений — небольшое одноэтажное деревянное здание, размещенное в парке.

В центре круглого зала площадью около 70 м2 находилась центрифуга. У нее два плеча радиусом 3,6 м. Рядом пульт управления, сложная медицинская аппаратура, стол врача. Гагарин внимательно рассматривает коварный аппарат, садится в кресло. Ему хорошо известно, что именно центрифуга разбила мечты многих его коллег.

Рано утром он уже четко рапортовал врачу А.Р. Котовской и П.М. Суворову: «Лейтенант Гагарин к испытанию готов!» Суворов просит еще раз внимательно изучить инструкцию. Лаборантка Валя Денисова прикрепила электроды для регистрации электрокардиограммы, датчики для определения артериального давления и регистрации гемодинамических показателей. Гагарина взвешивают, чтобы соответственно его весу (68 кг) установить на противоположном конце центрифуги баланс (мешки с песком).

Юрий уже в кресле, зафиксирован, готов к вращению, тренируется на быстроту гашения световых сигналов. Для этого Суворов зажигает зеленые лампочки на табло, расположенном перед глазами испытуемого, а Гагарин, нажимая на кнопку тангетки, гасит их. И обнаруживает отличную реакцию. Потом проверяют зрение: все в порядке. Первый этап испытания — воздействие перегрузок в направлении от головы к тазу в три, пять, семь единиц (в течение 30 с каждая) — Гагарин выдержал успешно. А впереди еще более сложное испытание.

В последней серии обследований на центрифуге создавались поперечные перегрузки в направлении грудь — спина при угле наклона спинки от вертикали в 65°. Вращение центрифуги проводилось по следующей схеме: семь единиц в течение трех минут, девять и десять единиц — две минуты. Ежедневно проводилось только одно вращение.

В медицинском протоколе записано: «Поперечно-направленные перегрузки в семь, девять и десять единиц Ю. Гагарин перенес хорошо. Допущен к специальным тренировкам». По решению главной комиссии, отбиравшей кандидатов в космонавты, из 250 летчиков годными были признаны только 20. Среди них — Гагарин, Титов, Николаев, Попович, Леонов, Быковский…

В марте 1960 года отряд будущих космонавтов разместили в здании метеослужбы Центрального аэродрома им. Фрунзе, напротив метро «Динамо». Руководителем и наставником первого отряда космонавтов был назначен известный летчик, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Н.П. Каманин, первым начальником Центра подготовки космонавтов — опытный авиационный врач Е.А. Карпов.

С 15 марта у первого отряда космонавтов начались плановые занятия, тренировки. Поначалу учебные кабинеты, тренировочные стенды и спортивные площадки размещались между станциями метро «Аэропорт» и «Динамо», а затем переехали в Подмосковье, в Звездный городок, имя которому дал Юрий Гагарин.

По основам ракетной техники, конструкции космического корабля и его систем занятия вели К.П. Феоктистов, М.К. Тихонравов и В.И. Севастьянов. Занятия по космической медицине проводил один из ее основоположников — В.И. Яздовский. Яздовского очень ценил Королев за высокий профессионализм, ответственность и память. Читались лекции и по космической связи. Было уже известно, что во время первого космического полета станет действовать система «Заря», а позывным первого космонавта будет «Кедр».

Главный пункт космической связи находился в Москве, радиопереговоры должны проходить по двум системам — на ультракоротких волнах и коротких волнах. Большое внимание подготовке космонавтов уделял Сергей Павлович Королев. С каждым из космонавтов Королев встречался и беседовал, изучал, присматривался, выявлял психофизиологические особенности. Будни отряда космонавтов были загружены до предела.

Каждая свободная от занятий минута отдавалась спорту: волейбол, баскетбол — признанным лидером в котором, несмотря на небольшой рост, был Гагарин, — игра с мячом, прыжки в воду с трамплина и вышки, упражнения на батуте, лопинге, качелях, рейнском колесе.

Наряду с занятиями легкой атлетикой и спортивными играми применялась и комплексная методика: совершенствовалась координация движений, умение владеть телом в пространстве, тренировался вестибулярный аппарат. Заметно повышались выносливость и силовые качества Гагарина. Нарастала общая физическая подготовленность организма, а значит, улучшалась и реакция сердечно-сосудистой системы на физические нагрузки.

Улучшилась координация движений, укрепились мышцы. Все это имело огромное значение для подготовки к прыжкам с парашютом. В мае 1960 года серебристый Ил-12 с летчиками на борту (их было восемь) взял курс на Саратов. Здесь на аэродроме неподалеку от города Энгельса предстояло новое испытание — парашютные прыжки.

Первый прыжок Гагарина прошел на редкость удачно. Казалось, все благоприятствовало ему. Погода летная, состояние отличное. Конечно, сказались хладнокровие и собранность Юрия, его стабильная уверенность в успехе любого дела. Вот и на этот раз: правильно отделился от самолета и спокойно приземлился. Но инструктор все-таки отметил узкую расстановку ног и малый прогиб туловища.

На протяжении всего цикла тренировок Гагарин проявил редкостное самообладание и уверенность. Перед одним из прыжков с высоты 4 тысяч метров с задержкой раскрытия парашюта до 50 секунд пульс у него был 80 ударов в минуту! Быстро выработались у него навыки свободного владения телом в пространстве при затяжных прыжках. А всего на своем счету Юрий Алексеевич имел уже 43 прыжка.

Впереди новые испытания. На этот раз в камере тишины. 26 июля 1960 года подтянутый и стройный Гагарин прибыл в помещение сурдокамеры. Она находилась в Петровско-Разумовском парке, вблизи стадиона «Динамо». Ни свет, ни шум, ни шаги не проникают в камеру безмолвия. В полной изоляции от внешнего мира находится будущий космонавт. Десять суток предстоит ему пробыть одному. Работать, выполнять специальные задания, оставаться собранным и внимательным, полагаясь только на себя. Прошел последние приготовления.

Лаборантка укрепила датчики и электроды для регистрации частоты дыхания, биотоков мозга и электрокардиограммы. Тяжелая плотная дверь закрылась за ним, отделив от привычного дорогого мира. На каждый день было составлено расписание. С утра физзарядка, велоэргометр, ходьба и бег на месте, проведение анализов, а также наблюдения и отчеты о температуре, давлении в сурдокамере, ведение рабочего дневника и многое другое. Дежурные на связь не выходили, хотя и смеялись над шутками неистощимого на выдумки обследуемого.

Меню Гагарина состояло из содержимого туб с супами, копченой колбасы, плавленого сыра, хлеба. С каждым днем увеличивалось количество записей в журнале дежурных врачей — хронометрировалась вся деятельность и самочувствие космонавта в течение суток. В вынужденном одиночестве Гагарин читал Пушкина, Маяковского, пользовался библиотекой, подаренной будущим космонавтам издательством «Молодая гвардия». Увлеченно мастерил, напевая свою любимую «Я люблю тебя, жизнь».

Кончились десятые сутки. Открылась массивная дверь, и появился Гагарин… такой же, как всегда, здоровый, веселый, но только страшно соскучившийся по людям и живой человеческой речи. Обследование подтвердило: реакция на изоляцию была адекватной, отмечалась быстрая ориентация в окружающем пространстве, умение владеть собой, эмоциональная устойчивость, чувство юмора, доброжелательное отношение к людям.

Предстояли испытания в невесомости. Космонавтам нужно было выполнить три полета по параболическим траекториям. В первом полете они знакомились с состоянием невесомости, отрабатывали ведение радиопереговоров. Во втором — изучалась координация движений, острота зрения, возможность приема пищи. В третьем — регистрировались физиологические параметры. Результаты каждого полета тщательно анализировали медики. За три параболических полета Гагарин получил оценку «отлично».

Начиналось обживание корабля «Восток». Космонавты досконально изучали корабль, овладевали его сложными системами. Часть их предложений оперативно реализовывали инженеры и конструкторы. Гагарин первым испытывал новые скафандры в тренажере космического корабля. Ему первому пришлось сдавать экзамен Государственной комиссии по космической технике. И снова оценка «отлично».

10 апреля 1961 года Государственная комиссия решила, что первым полетит в космос Юрий Гагарин. Дублером его был назначен Герман Титов. В ответ Гагарин просто ответил: «Задание будет выполнено». 12 апреля 1961 года мир еще не знал, что готовится сенсационное событие века. Старшие лейтенанты Гагарин и Титов встали в 5:30 утра, сделали зарядку, умылись, позавтракали. Медики провели предполетный осмотр, помогли космонавтам надеть скафандры. На специальном автобусе Гагарина и Титова доставили к стартовой площадке Байконура. Перед тем как подняться на лифте в кабину корабля, Гагарин улыбнулся: «Ну, братцы, один за всех и все за одного!»

А потом уже были сказаны слова, которые знает сейчас наизусть каждый космонавт: «Что можно сказать в эти минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито прежде, было сделано ради этой минуты. Я знаю, что соберу всю свою волю для наилучшего выполнения задания, понимая ответственность задачи. Я сделаю все, что в моих силах… Я говорю вам, дорогие друзья: “До свидания!” — как всегда говорят друг другу люди, отправляясь в далекий путь. Как бы мне хотелось вас обнять всех, знакомых и незнакомых, далеких и близких».

В 8:55 медики еще раз провели запись физиологических показателей. Гагарин повторно доложил, что к старту готов. В 9:07 «Восток» вышел на легендарную гагаринскую орбиту. В 9:48 Гагарин передал: «Самочувствие хорошее, настроение бодрое». В эти минуты мир уже слышал голос Юрия Левитана: «12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник “Восток” с человеком на борту».

В 10:45 Юрий Гагарин приземлился в районе деревни Смеловки Саратовской области. По любопытному стечению обстоятельств, именно там, где впервые в жизни поднялся в небо на самолете. Его встретила жена лесника Анна Акимовна Тарханова с внучкой Ритой и колхозник И. Руденко. Он шагнул к ним навстречу: «Здравствуйте, я — летчик-космонавт Юрий Гагарин». И улыбнулся так, как умел улыбаться только он один.

Смотрите также: Слухи и правда про гибель Гагарина,
Другой Гагарин, Бывший инженер главного проектного института СССР рассказал, почему могут рухнуть памятник Гагарину и ракета «Восток» на ВДНХ

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

Модель из «президентского» эротического календаря вышла на митинг за Навального

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Пир во время чумы: как в Ухане народ гуляет на вечеринках, пока весь мир борется с коронавирусом

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

Самое мимимишное место на земле — японская деревня лис

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

Мексиканка ударила мужа ножом, приревновав к своим старым фотографиям

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

10 высочайших деревьев планеты

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

35 фотографий о том, с какой жутью можно встретиться на съемных квартирах

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

Британия 1960-х в объективе легендарного Брюса Дэвидсона

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Эволюция пивной банки: от простого к элементарному

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Как бы выглядели исторические личности, если бы они жили в наше время

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}