Топ-100

Долгое путешествие с печальным концом

0

Пред­став­ля­ем вам фото­рас­сказ Ильи Абра­мо­ва про жизнь совре­мен­ных ман­си. «Речь пой­дет все­го лишь об одном корот­ком отрез­ке жиз­ни, кото­рый скон­цен­три­ро­вал в себя мно­гие беды и явля­ет­ся апо­фе­о­зом пьянства…»

Смот­ри­те так­же: «Хан­ты» – зна­чит «чело­век»,Жизнь в Хан­ты-Ман­сий­ском авто­ном­ном округе

(Все­го 34 фото)

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №1 - BigPicture.ru

Источ­ник: Жжурнал/ilya-abramov-84

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №2 - BigPicture.ru
1. Ушма – самый север­ный насе­лен­ный пункт Сверд­лов­ской обла­сти (80 км до бли­жай­ше­го посел­ка), где офи­ци­аль­но про­жи­ва­ют толь­ко ман­си (20–25 чело­век). Посё­ло­чек из 10 домов на двух бере­гах Лозь­вы и два авто­ном­ных спут­ни­ко­вых так­со­фо­на (на каж­дый берег по шту­ке) – иных при­зна­ков госу­дар­ства нет. По зако­ну, и Ушмы нет – лес это. Такое поло­же­ние удоб­но мест­ной адми­ни­стра­ции – не надо доро­гу чистить, не надо фельд­шер­ский пункт, мага­зин, почту, элек­три­че­ство, работу. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №3 - BigPicture.ru
2. По кар­те Ушма тупик, но на деле про­ход­ной двор, осо­бен­но с кон­ца лета до сне­га. С откры­ти­ем охот.сезона начи­на­ет­ся повы­шен­ная актив­ность люби­те­лей при­ро­ды. Охот­ни­ки напол­ня­ют тай­гу. Вод­ка льет­ся рекой, трез­вым в этих лес­ных кра­ях ездит ред­кий води­тель. Вме­сто будиль­ни­ка – хлоп­ки ружей по окрестностям.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №4 - BigPicture.ru
3. В домах ман­си вме­сте с ними ночу­ют все, кто не стес­ня­ет­ся, все кто с бутыл­кой. У ман­си врож­ден­ная госте­при­им­ность и без­от­каз­ность – все дру­зья, а с пузы­рем зай­дешь – род­ствен­ник. Прак­ти­че­ски весь посе­лок плот­но «сидит на стоп­ке», и пока по рекам не пой­дет шуга, посе­лок обре­чен на пьян­ство. Это очень болез­нен­ная и дол­гая тема (про Ушму), речь пой­дет все­го лишь об одном корот­ком отрез­ке жиз­ни, кото­рый скон­цен­три­ро­вал в себя мно­гие беды и явля­ет­ся апо­фе­о­зом пьянства. 

Дей­ству­ю­щие лица:

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №5 - BigPicture.ru
4.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №6 - BigPicture.ru
5.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №7 - BigPicture.ru
5.

НАЧАЛО (на осно­ве днев­ни­ко­вых запи­сей 23–25.09.10)

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №8 - BigPicture.ru
7. Чуть за пол­день я заме­тил вез­де­ход гео­ло­гов у дома Аль­би­ны Аня­мо­вой. Воз­ле суе­ти­лись ман­си и про­чий люд. Ока­за­лось, Вова Тасма­нов – охот­ник-ман­си с Леп­ли – уго­во­рил началь­ни­ка гео­ло­гов в Полу­ноч­ном дать вез­де­ход, что­бы забро­сить про­дук­ты и топ­ли­во на зиму в его мед­ве­жий угол (в пря­мом смысле).
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №9 - BigPicture.ru
8. Еще 45 км по зим­ни­ку на север от Ушмы до лес­но­го посе­ле­ния, где уеди­нен­но живут три семьи. Это уже Бере­зов­ский рай­он Хан­ты-Ман­сий­ско­го окру­га, око­ло гра­ни­цы, но более тес­ные свя­зи свя­зы­ва­ют его с Ивде­лем, а не с Няк­сим­во­лем. Подоб­ная транс­порт­ная услу­га – исклю­чи­тель­ная ред­кость и доб­рая воля гео­ло­гов, у кото­рых под конец сезо­на высво­бо­ди­лась часть техники.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №10 - BigPicture.ru
9. Вез­де­ход был загру­жен и сто­ял, как гово­рит­ся, под пара­ми. На Леп­лю и по пути собра­лось нема­ло наро­да. Поми­мо Вовы и Тани с ребен­ком, отправ­ля­ю­щих­ся домой, в гости на Леп­лю собра­лись Аль­би­на (мать Тани) и Вера (сест­ра). Их мож­но понять: Таня с вес­ны на ПМЖ у Воло­ди и отно­ше­ния у них супру­же­ские. Вову не сму­ти­ло 5 Тани­ных детей, толь­ко пер­вый из кото­рых от ман­си, а осталь­ные – сбор­ная СНГ, если судить по отче­ствам. Заез­жих отцов, есте­ствен­но, и след про­стыл, а вот ман­сий­ский папа со сво­ей доче­рью кон­так­ти­ру­ет регу­ляр­но, но толь­ко с ней. Стар­шие дети недав­но уеха­ли учить­ся в шко­лу-интер­нат, а само­го мел­ко­го, Мак­си­ма, Таня взя­ла с собой. 

Аль­би­на и Вера при­ня­лись меня уго­ва­ри­вать ехать с ними, мол, на Леп­ле очень кра­си­во и инте­рес­но. Имея смут­ное пред­став­ле­ние об этом месте, но будучи наслы­шан­ным от Вовы о его труд­но­до­ступ­но­сти, я решил не упус­кать воз­мож­ность туда попасть, хоть и нена­дол­го. На сле­ду­ю­щий день вез­де­ход шел назад.
Я побе­жал соби­рать­ся, а народ при­сту­пил к заклю­чи­тель­ной ста­дии пред­стар­то­вой под­го­тов­ки, то есть зашел в дом выпить спир­та на «ход ноги».

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №11 - BigPicture.ru
10. Внут­ри девя­ти­тон­но­го вез­де­хо­да ГТТ поме­сти­лось 6 чело­век, и на кры­ше на ска­мей­ку усе­лось 5, счи­тая меня.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №12 - BigPicture.ru
11. Абсо­лют­но трез­вы­ми были толь­ко я и Мак­сим. Осталь­ные незна­чи­тель­но пья­ны, толь­ко Миша Пели­ков с утра уже успел набрать­ся как сле­ду­ет – он был на пре­де­ле пря­мо­хож­де­ния. Лязг­ну­ли гусе­ни­цы – поехали. 

Было нача­ло вто­ро­го. Пер­вая оста­нов­ка пла­ни­ро­ва­лась при пере­ез­де Лозь­вы, через 7 кило­мет­ров, что­бы выса­дить двух рыба­ков на сплав. Но слу­чи­лась она гораз­до рань­ше. С само­го нача­ла мы насто­я­тель­но не сове­то­ва­ли Мише лезть наверх в таком состо­я­нии, но он все рав­но забрал­ся к нам. Через два кило­мет­ра, совер­шая какие-то нелов­кие тело­дви­же­ния, он уро­нил мел­ко­ка­ли­бер­ную вин­тов­ку (так назы­ваю «мел­каш­ку») под танк. Из-под гусян­ки вылез уже кусок желе­за без шан­сов на восстановление.

Мел­каш­ка при­над­ле­жа­ла Вове Тасма­но­ву: он дал ее на лето Мише постре­лять оле­ней в горах. Цен­ность добыч­ли­вой при­стре­лян­ной мел­каш­ки для охот­ни­ка очень вели­ка, и Вова в крас­ках объ­яс­нил Мише кто он такой после соде­ян­но­го. С доса­ды попы­тал­ся заста­вить Мишу искать муш­ку, завяз­шую в гря­зи, а тот толь­ко пья­но раз­во­дил рука­ми и изви­ни­тель­но мычал. Вин­тов­ка офи­ци­аль­ная, про­мыс­ло­вая, со все­ми доку­мен­та­ми, и теперь Вове мая­чи­ли разъ­яс­не­ния в орга­нах, как он ее «рас­тра­тил».
На этой сцене нас догнал уазик, и нача­лась насто­я­щая ката­ва­сия, о кото­рой непри­ят­но вспо­ми­нать, но она пока­за­тель­на во мно­гих отно­ше­ни­ях. Этот уазик мы виде­ли в Ушме с дрем­лю­щим води­те­лем, потом он нас догнал на окра­ине Ушмы и мая­чил сза­ди, чтоб про­пу­сти­ли. Мы сда­ли вбок и он, подъ­е­хав, оста­но­вил­ся рядом. Про­изо­шел абсо­лют­но бес­со­дер­жа­тель­ный пья­ный раз­го­вор, так как води­ла и два пас­са­жи­ра уази­ка были силь­но пья­ны. Кто это: гео­ло­ги, охо­т­ин­спек­то­ра, про­сто охот­ни­ки, – я не понял, но вели они себя как зна­ко­мые. Что им надо было – непо­нят­но. Уазик остал­ся, мы поеха­ли дальше.
Догна­ли нас сно­ва через кило­метр, во вре­мя замин­ки с ружьем. С это­го момен­та (зара­нее про­шу про­ще­ния) я буду назы­вать их гов­ню­ка­ми под номе­ра­ми 1, 2, 3: имен и фами­лий эти мра­зи недо­стой­ны, даже если они у них есть. Вполне воз­мож­но, что (про)ходить под номе­ра­ми им не привыкать.

Гов­нюк 1 подо­шел к води­те­лю, курив­ше­му у вез­де­хо­да, ска­зав «Раз­во­ра­чи­вай­ся, … в Ушму, …, куда вы такой тол­пой поеха­ли». Не дожи­да­ясь отве­та, он уда­рил его кула­ком в лицо. На это из каби­ны выско­чил Вова и после пары «непра­виль­ных» слов тоже полу­чил удар в голо­ву. Со сло­ва­ми «что дела­е­те» полез к подо­шед­ше­му гов­ню­ку №2 Миша, и тоже чуть не полу­чил. Я поду­мал, что будет меси­во, и при­дет­ся участ­во­вать, но Миша про­дол­жал сто­ять на ногах, а Саша-води­тель и Вова не кида­лись на обид­чи­ка, как буд­то полу­чи­ли по делу. Я, Леха-охот­ник, и Саша-рабо­чий в пол­ном недо­уме­нии смот­ре­ли не про­ис­хо­дя­щее с вез­де­хо­да. Кре­пыш Саша-рабо­чий тер­пел – он свои два года дис­ба­та за изу­ве­чен­но­го офи­це­ра уже отбыл. Леха про­сто офи­ге­вал, в руках у него была дву­ствол­ка, сла­ва Богу, он не из буй­ных, а ведь Миша Пели­ков позвал его на под­мо­гу. Мы не лез­ли, пото­му что абсо­лют­но непо­нят­но, кто с кем, и за что сво­дит сче­ты. Было отвра­ти­тель­но все это видеть, ощу­щать свою ско­ван­ность. Как узнал я поз­же, с эти­ми бес­пре­дель­щи­ка­ми нака­нуне пили вод­ку мно­гие мои попут­чи­ки: Миша, Вера, Леха с компанией.

Гов­нюк 2 ска­зал Мише, что Вове попа­ло, пото­му что полез не в свое дело. А какое гов­ню­кам дело до того, куда и сколь­ко нас едет? Попыт­ка Тани сло­вес­но засту­пить­ся за мужа, закон­чи­лась обли­ва­ни­ем бра­нью. Тем вре­ме­нем гов­нюк 3 отвел наше­го води­лу и стал что-то ему разъ­яс­нять. Драч­ли­вый гов­нюк поки­нул сце­ну, ушел за вез­де­ход, из кото­ро­го как раз вылез охот­ник Макс (не при делах), и, уви­дев вче­раш­не­го собу­тыль­ни­ка, пошел с ним про­пу­стить пару ста­каш­ков в уазик.

Потом пошли тупые пья­ные раз­го­во­ры, при­ми­ре­ния. Понять, какие дела свя­зы­ва­ют гов­ню­ков, води­те­ля, Мишу я, по-преж­не­му, не мог. Гов­нюк 2 все пытал­ся, при­ду­ши­вая Мишу дру­же­ским обхва­том, добить­ся, что­бы тот назвал его «бра­том». Напом­нил про какую-то шку­ру, а, узнав о сло­ман­ной мел­каш­ке, пообе­щал новую. Ник­чем­ный раз­го­вор про­дол­жал­ся еще минут два­дцать. Было гад­ко, что какие-то ивдель­ские отбро­сы могут подоб­ным обра­зом навя­зы­вать свои поряд­ки. Тем более в отно­ше­нии ман­си – людей миро­лю­би­вых и откры­тых, кото­рые не уме­ют дер­жать за душой камни.

Гов­но нако­нец смы­лось, но тяже­лый оса­док остал­ся. Сра­зу вдруг ока­за­лось что они «никто», двое – мел­кие бан­дю­га­ны с Ивде­ля, и ни с вез­де­хо­дом, ни с води­те­лем никак не свя­за­ны. Тре­тий, что был за рулем, рабо­та­ет в МЧС, возит тури­стов на Ушму! Были они не толь­ко пья­ные, но и, похо­же, наку­рен­ные, шку­ру мед­ве­дя у Миши вче­ра тор­го­ва­ли за 1 т. р., при ниж­ней цене в 5 тысяч. Миша вче­ра даже пья­ный не про­дал, хотя в таком состо­я­нии может и даром отдать. Вера тоже инте­ре­со­ва­ла гов­ню­ков еще с вече­ра, и сей­час такой инте­рес при­сут­ство­вал, но она не вышла – с таким откро­вен­ным гов­ном она не якша­ет­ся. Ока­за­лось, что пре­це­дент с жен­щи­ной ман­си из Ушмы (при уча­стии кого-то из гов­ню­ков), в про­шлом году уже был, но о нем не будем – сплош­ная грязь.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №13 - BigPicture.ru
12. Поеха­ли даль­ше, пере­же­вы­вая слу­чив­ше­е­ся. На реке выгру­зи­лись, поку­ри­ли, зали­ли спир­том стресс. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №14 - BigPicture.ru
13.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №15 - BigPicture.ru
14. Еще раз все обсу­ди­ли – эмо­ци­о­наль­ная разрядка.

Я побли­же позна­ко­мил­ся с Сашей-води­те­лем. Он очень при­ят­ный «трак­то­рист» с Воро­не­жа, с выра­жен­ным южным гово­ром и мно­го­чис­лен­ны­ми шут­ка­ми-при­ба­ут­ка­ми. Спо­кой­ный и доб­ро­душ­но-весе­лый. Даже после этих упы­рей, кото­рых пер­вый раз в жиз­ни видел. Гово­рит, перед ним изви­ни­лись. Воро­неж­ские гео­ло­ги уже тре­тий год ковы­ря­ют Урал (восточ­ный склон) на пред­мет руд­ных полез­ных иско­па­е­мых – бли­же гео­ло­гов, оче­вид­но, блин, нет!

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №16 - BigPicture.ru
15. Еще через кило­метр оста­но­ви­лись в Трес­ко­лье, где живет «пол­то­ра» человека.

Имен­но отсю­да после круп­но­го пожа­ра несколь­ко лет назад ман­си пере­бра­лись в Ушму в спе­ци­аль­но для них отстро­ен­ное жилье. Зря, конеч­но, – сей­час это все пони­ма­ют. В Трес­ко­лье они были на отши­бе и никто у них не шлял­ся. А сей­час, про­ход­ной двор – сами признают.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №17 - BigPicture.ru
16. Имен­но отсю­да после круп­но­го пожа­ра несколь­ко лет назад ман­си пере­бра­лись в Ушму в спе­ци­аль­но для них отстро­ен­ное жилье. Зря, конеч­но, – сей­час это все пони­ма­ют. В Трес­ко­лье они были на отши­бе и никто у них не шлял­ся. А сей­час, про­ход­ной двор – сами при­зна­ют. В Трес­ко­лье пере­гру­жа­ли про­дук­ты, тасо­ва­ли меш­ки с мукой. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №18 - BigPicture.ru
17. Потом пау­за на пол­ча­са, пока Вова с Таней о чем-то шушу­ка­лись у бабы Шуры, а народ пил и заку­сы­вал, тра­вил бай­ки. Миша стал совсем пья­ный, и уро­нил буй­ну голову. 

При посад­ке его уда­лось упечь внутрь вез­де­хо­да, хотя он упор­но сопро­тив­лял­ся. Полез туда с зажжен­ной сига­ре­той и был без­жа­лост­но лишен все­го налич­но­го куре­ва и всех зажи­га­тель­ных средств. Курить внут­ри нагре­то­го от движ­ка вез­де­хо­да и тем более на ходу стро­го-настро­го запре­ще­но. Там жара и топ­лив­ные пары могут вспых­нуть момен­том, а, учи­ты­вая, что в баках более 200 л горю­че­го и боч­ка тако­го же объ­е­ма сто­ит сре­ди про­дук­тов, – факел может слу­чить­ся хороший.

Води­тель наш с каж­дой стоп­кой все боль­ше и боль­ше сыпал при­ба­ут­ка­ми, очень хоте­лось верить, что чув­ства меры он не терял. К сожа­ле­нию, ему нали­ва­ли так же мно­го как всем, и толь­ко Вера гово­ри­ла, зачем же так води­лу нака­чи­вать. Сама Вера в тот момент не пила, и, навер­ное, поэто­му ее никто не слу­шал. Саша-рабо­чий рас­ска­зы­вал, как мате­рая вол­чи­ца этой зимой съе­ла поло­ви­ну собак в его посел­ке – Бур­ман­то­во (бли­жай­ший к Ушме). Одну отби­ли тази­ком, кото­рый попал­ся под руки. От вол­ков здесь ста­ли стро­ить спе­ци­аль­ные соба­чьи волье­ры, что рань­ше никем не прак­ти­ко­ва­лось, хва­та­ло обыч­ной кону­ры – это про­ще, чем высле­дить серых бес­тий, для кото­рых соба­ки что чипсы.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №19 - BigPicture.ru
18. С Трес­ко­лья поеха­ли на север по лесо­воз­ной доро­ге через затя­нув­ши­е­ся молод­ня­ком выру­бА (так здесь говорят). 


Моле­вой сплав по Лозь­ве пре­кра­ти­ли толь­ко в сере­дине 80‑х, поэто­му выпла­стать бере­га Лозь­вы успе­ли до самых пред­го­рьев. По пути сто­пи­сят раз поку­ри­ли. Каж­дый пере­кур – это оста­нов­ка, так как води­тель за рыча­га­ми не курит. В целом доро­га непло­хая, мож­но на уазе про­ка­раб­кать­ся. Сле­ду­ю­щий про­ме­жу­точ­ный насе­лен­ный пункт, Мирон­Вась­ка­павл, через 15 км. Не доез­жая 2 км до него начи­на­ет­ся боло­то, через кото­рое на штат­ном уазе уже не про­ехать – либо лебед­ка, либо шины низ­ко­го дав­ле­ния, либо гусе­ни­цы. В раз­дол­бан­ную колею мы не суну­лись, про­ло­жи­ли рядом свою через чах­лый боло­ти­стый лес. Дви­жок у ГТТ не род­ной, а более мощ­ный, поэто­му даже по боло­ту мы мог­ли идти вна­тяг на тре­тьей пере­да­че, под­ми­ная сос­ны под себя. Свер­ху, конеч­но, жут­ко­ва­то. Вот перед тобой сос­ны, кажет­ся, на тебя сей­час пова­лят­ся, но хрясь, и они либо под гусян­кой, либо по при­ва­рен­ным по углам кор­пу­са направ­ля­ю­щим ухо­дят в сто­ро­ны, не заде­вая пассажиров.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №20 - BigPicture.ru
19. Сра­зу за боло­том брод через Леп­лю (еще ручей) и кру­той взго­рок к селе­нию Мирон­Вась­ка­павл (посе­лок Миро­на и Васи Сам­бин­да­ло­вых) 1965 года осно­ва­ния. Про­из­но­сят быст­ро и, про­гла­ты­вая сло­га – имен не разо­брать. Посе­лок – очень гром­ко ска­за­но – ни на одной кар­те вы его не най­де­те: одно домо­хо­зяй­ство, по-рус­ски будет назы­вать­ся хутор или высел­ки. Но у ман­си нет тако­го дроб­ле­ния: сло­во «пав(ы)л» (ы – без­удар­ная про­гла­ты­ва­е­мая глас­ная) упо­треб­ля­ет­ся для обо­зна­че­ния лес­но­го посе­ле­ния любо­го размера.

Мирон был самый ува­жа­е­мый оле­не­вод в окру­ге, толь­ко лич­ных оле­ней имел более 500, а с отдан­ны­ми на выпас сосед­ски­ми, лет­нее ста­до дохо­ди­ло до 1000–1100 голов. Такое туч­ное ста­до и выну­ди­ло его посе­лить­ся особ­ня­ком сре­ди бога­тых ягель­ны­ми паст­би­ща­ми вер­хо­вьев Леп­ли. Миро­на и сына его Вась­ки уже нет в живых, а вот домик их остал­ся, вто­рой по сче­ту. Сей­час там живут ста­рич­ки тетя Маша и ее брат Алек­сей Дуна­е­вы, у кото­рых этим летом сго­рел свой дом в местеч­ке, кото­рое явля­ет­ся нашей конеч­ной целью. Но и до пожа­ра они пери­о­ди­че­ски жили в Мирон­Вась­ка­павл, кото­рый мож­но уже пере­име­но­вать в МашаЛешапавл.

МИРОНВАСЬКАПАВЛ
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №21 - BigPicture.ru
20. Это была про­дол­жи­тель­ная оста­нов­ка. С чае­пи­ти­ем и зло­упо­треб­ле­ни­ем спир­та. Хозя­ин Лёха не вышел нас встре­чать – так и лежал на топ­чане, дымя папи­ро­сой. Тетя Маша сра­зу поста­ви­ла боль­шой закоп­чен­ный чай­ник на откры­тый очаг у дверей.


Четы­ре соба­ки хозя­ев очень были рады нам, но ни одной кону­ры я не заме­тил. Есть у ман­си очень лени­вый спо­соб кону­ро­стро­е­ния – при­сло­ня­ют к стен­ке под край кров­ли какую-нибудь шту­ко­ви­ну (желез­ную сет­ча­тую кро­вать, фане­ру, жестян­ку), и готов домик для собач­ки. Для одно­го песи­ка тут был такой заку­ток. Что­бы соба­ки не мель­те­ши­ли под нога­ми, неко­то­рых при­вя­за­ли. Если до зимы волье­ра не сде­ла­ют, всех вол­ки съедят…

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №22 - BigPicture.ru
21. Место при­мет­ное. Тер­ра­са кру­тым усту­пом спус­ка­ет­ся к Леп­ле, за счет чего открыт вид на восток. Хоро­шо виден про­филь Чистопа.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №23 - BigPicture.ru
22. Он тут вме­сто баро­мет­ра. Серо-сизый в пред­ве­чер­них сумер­ках, Чистоп пре­ду­пре­ждал о ско­ром дожде. Неболь­шая зарос­шая полян­ка окру­жа­ет избуш­ку, вокруг плот­но жмут­ся друг к дру­гу моло­дые берез­ки, прак­ти­че­ски лишен­ные лист­вы. Толь­ко на юго-восток они все ско­ше­ны, откры­вая вид на горы. Меня заин­те­ре­со­ва­ло, кому пона­до­би­лось ска­ши­вать столь­ко ни на что не год­ных берез. Тетя Маша ска­за­ла, что они сами с бра­том все пору­би­ли, что б вид на Чистоп не засло­ня­ли! Я без­успеш­но поис­кал вен­цы пер­вой избы Миро­на, но она сго­ре­ла без сле­да. Ника­ких амба­ров-сумъ­яхов тоже не сохра­ни­лось, из постро­ек есть толь­ко баня, кото­рая сто­ит чуть в лес­ке и остат­ки наве­са. Еще нашел залежь буты­лок на зем­ле, уло­жен­ных вниз гор­лом доныш­ко к доныш­ку, как в вин­ном погре­бе. Тетя Маша ска­за­ла, что это тоже для кра­со­ты! На поляне есть хлеб­ная печ­ка из кир­пи­ча, но по виду ее дав­но не исполь­зо­ва­ли – пред­по­чи­та­ют жарить лепеш­ки. До воды надо спус­кать­ся к Леп­ле по кру­той троп­ке. У подош­вы тер­ра­сы, не дохо­дя 20 м до водо­то­ка, вырыт типич­ный ман­сий­ский «коло­дец» – яма в каме­ни­стом грун­те глу­би­ной 0,5 м. Пара досок, ковшик. 


Коро­мыс­ла в хозяй­стве нет, «бура­на», что­бы подъ­ез­жать зимой, тоже. Тас­кать­ся вниз за водой – нехи­лая физ­куль­ту­ра. Тетя Маша в гору с вед­ром воды без пере­дыш­ки зай­ти не может.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №24 - BigPicture.ru
23. Сам дом – этно­гра­фи­че­ская ста­ри­на. Пер­вое, что меня в нем уди­ви­ло, – обга­жен­ная крыша. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №25 - BigPicture.ru
24. Мно­го­чис­лен­ные витые кала­чи­ки ука­зы­ва­ли на какую-то круп­ную пти­цу. Ока­за­лось это не дерь­мо, а засох­шие и не очень, глу­ха­ри­ные киш­ки. Тетя Маша их выки­ды­ва­ет на кры­шу, чтоб не добра­лись соба­ки – гли­сты могут быть. Кров­ля ста­рая, по цен­тру про­дав­ле­на сне­гом, двой­ная, про­ло­жен­ная выва­рен­ной бере­зо­вой корой, – сей­час так уже не дела­ют. Под ней сра­зу домо­вое про­стран­ство, без чер­да­ка, так тоже уже не принято. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №26 - BigPicture.ru
25. Из-за такой кры­ши, кажет­ся, что внут­ри мно­го места. Дверь в три поги­бе­ли сра­зу на ули­цу, при­хо­жей (там­бу­ра) нет. Брев­на избы изнут­ри сте­са­ны, что­бы сте­ны были отно­си­тель­но ров­ные. За 30 лет они закоп­ти­лись до цве­та морё­но­го дуба, поэто­му в избе все­гда темно. 

Боль­шая печ­ка-бур­жуй­ка сле­ва у вхо­да, два топ­ча­на в даль­них углах, вез­де пол­ки, два неболь­ших сто­ла. Всё – видав­шее виды.

Избуш­ка эта с печа­тью смер­ти. В ней покой­ный муж тети Маши Васи­лий Сам­бин­да­лов застре­лил из ружья в ссо­ре дру­го­го ман­си Илью Дуна­е­ва, о чем сам на сле­ду­ю­щий день доло­жил. Тетя Маша была при­чи­ной ссо­ры – Дуна­ев хотел ее куда-то отвез­ти про­тив воли мужа. Ско­рее все­го, дело было по пьяне, на трез­вую голо­ву до стрель­бы у ман­си ссо­ры не дохо­дят. Васи­лий сел на зону, где ско­ро скон­чал­ся от туберкулеза.

БОЛОТО
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №27 - BigPicture.ru
26. Уго­ща­лись боль­ше часа, на ули­це ста­ло стре­ми­тель­но тем­неть. Народ никак не мог орга­ни­зо­вать­ся в даль­ней­ший путь. Взре­вел дви­га­тель, Саша чуть подал впе­ред, что­бы послед­ние пас­са­жи­ры нако­нец вылез­ли из избы. На ниж­нюю Леп­лю с нами поехал Леха Дуна­ев, опо­я­сав­шись патрон­та­шем, при­хва­тив ружье и бен­зо­пи­лу, кото­рой у нас до это­го момен­та не было! Он вме­сте в Мишей Пели­ко­вым сел на кры­шу каби­ны, све­сив ноги вниз.

Саша-води­тель был уже серьез­но пьян, и при­ба­ут­ки на частых оста­нов­ках сыпа­лись из него как из рога изобилия.
Доро­га на участ­ке от исто­ков Леп­ли до Леп­ли в рай­оне устья Хуль­ты­мьи, где рас­по­ло­жен посе­лок, очень пло­ха и идет не вдоль реки, а ухо­дит боль­шим углом в сто­ро­ну, пере­се­кая несколь­ко вер­хо­вых болот, основ­ные из кото­рых при­хо­дят­ся на нача­ло пути. Летом по ней уже не езди­ли око­ло трех лет, колея затя­ну­лась мхом, а неко­то­рые участ­ки зарос­ли молодняком.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №28 - BigPicture.ru
27. По пер­вым мет­рам я понял, что доро­га от Трес­ко­лья до Мирон­Вась­ки была снос­ная, а тут… Заскреб­ли кош­ки, отно­си­тель­но того, доедем мы или нет. Ино­гда мы зары­ва­лись в чер­ный ил доволь­но глу­бо­ко, но танк неумо­ли­мо выле­зал из него. За нами оста­ва­лась ужа­са­ю­ще­го вида колея, огром­ные ошмет­ки чер­ной гря­зи выле­та­ли из-под гусе­ниц. Неко­то­рые боло­ти­стые участ­ки уда­ва­лось про­ле­теть на фор­са­же. Оста­нов­ки ста­ли часты, так как дви­га­тель пере­гре­вал­ся на пони­жен­ных пере­да­чах. Мы сиде­ли навер­ху как на печ­ке, сни­зу силь­но гре­ло. Ско­ро вклю­чи­ли фары. Вова по мере воз­мож­но­сти кон­суль­ти­ро­вал води­те­ля отно­си­тель­но пред­сто­я­щих труд­но­стей, но это напо­ми­на­ло «глу­хие теле­фо­ны», пото­му что оба были пьяные.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №29 - BigPicture.ru
28.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №30 - BigPicture.ru
29. И чем даль­ше мы еха­ли, тем «хуже» ста­но­ви­лись боло­тА. Саша стал идти зиг­за­гом по колее, но в один пре­крас­ный момент сде­лал непра­виль­ный ход, и вез­де­ход ухнул вниз, в жижу. Сра­зу ста­ло понят­но, что это конец. Танк зале­тел в раз­мо­ча­лен­ную ста­рую колею на краю боло­та – эта­кую низин­ку, по кото­рой ухо­дит сток с выпук­ло­го тела боло­та. Это дерь­мо­вое место свер­ху было вид­но, но из тан­ка обзор намно­го хуже, тем более в све­те фар. Саша бес­по­лез­но молол гусе­ни­ца­ми взад-впе­ред, зары­ва­ясь еще глуб­же. Сто­ит ли гово­рить, что трез­вым и днем, он нико­гда бы не сунул­ся в эту тря­си­ну, а объ­е­хал бы кру­гом, зава­лив с деся­ток дере­вьев. Теперь все осложнялось.

9 тонн плот­но сиде­ли на брю­хе, гусе­ниц почти не было вид­но из гря­зи. Спа­си­тель­ный лес рядом был, но длин­но­го тро­са не было! Трос – болез­нен­ная тема для Саши, так как он мно­го раз про­сил началь­ство купить длин­ный трос, но бес­по­лез­но. В рас­по­ря­же­нии был толь­ко корот­кий 4‑метровый. Его хва­ти­ло на бли­жай­шую сухую болот­ную сос­ну, кото­рая под нагруз­кой момен­таль­но сло­ма­лась. Вова в этот момент, долж­но быть тыся­чу раз пожа­лел, что отка­зал­ся от вто­ро­го тан­ка. Гео­ло­ги ему пред­ла­га­ли идти на двух машинах.
Ночь, боло­то и, конеч­но же, нуд­ный осен­ний дождь был тут как тут. Раз­мо­ча­лен­ное боло­то вокруг тан­ка тре­бо­ва­ло акку­рат­но­сти, даже в болот­ни­ках мож­но чер­па­нуть. А посколь­ку все были пья­ные, а фона­рик ока­зал­ся толь­ко у меня (!), грязь быст­ро нашла сво­их «сви­ней».

Един­ствен­ный выход – пытать­ся выехать назад на твер­дый уча­сток боло­та, под­кла­ды­вая под гусян­ки брев­на-бол­ва­ны. Хоро­шо еще, что Леха Дуна­ев при­хва­тил пилу. Она была новая, и на его сла­бый воз­глас: «Она же не обка­та­на», Вова лязг­нул: «Щас обка­та­ем». Обка­ты­ва­ли в пол­ный газ, дере­вья вали­лись ряда­ми. Чтоб гусян­ка утя­ну­ла брев­на под танк, их при­креп­ля­ют к ней под­руч­ны­ми сред­ства­ми. Одна­ко дело с при­вя­зы­ва­ни­ем бол­ва­нов к гусе­ни­цам не зала­ди­лось. Я све­тил, а Саша-води­тель и Леха Дуна­ев по пле­чи в гря­зи пыта­лись при­це­пить к тра­ку у ленив­ца крюк, кото­рый был про­дол­же­ни­ем пет­ли из мощ­ной цепи, наки­ну­той на под­го­тов­лен­ный бол­ван. Нако­нец при­це­пи­ли, но крюк сра­зу выгну­ло, бол­ван остал­ся на месте. На этом ноч­ную воз­ню реши­ли закон­чить, и про­дол­жить утром. Танк нику­да не денет­ся, так как он пла­ва­ю­щий, и уже сидит на «лод­ке».

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №31 - BigPicture.ru
30. Все забра­лись внутрь на меш­ки с веща­ми и про­дук­та­ми и ста­ли опять пить спирт. Я не мог понять, как в людей столь­ко вле­за­ет. Воды с собой не было, и что­бы раз­во­дить спирт, наби­ра­ли ее из болот­ной лужи. Ложек тоже не нашли, и кон­сер­вы ели, кто чем мог: ножа­ми, рука­ми. Это был ужин при све­че – ее поста­ви­ли по цен­тру, на боч­ку с горюч­кой. Мужи­ки бес­пре­рыв­но кури­ли сига­ре­ты, и сто­я­ла жут­кая вонь от деше­во­го таба­ка. Жен­ская часть нашей «лод­ки» упро­си­ла куряг смо­лить в откры­тую дверь, а не вза­пер­ти. Малень­ко­му Мак­си­му дали бан­ку со сгу­щен­кой, и он уде­лал ей все что мог.

Раз­го­во­ры ста­ли совсем пья­ные – когда одну, закли­нив­шую у кого-то мысль, пыта­ют­ся пере­ве­сти в дру­гое рус­ло. То есть Вова всех достал само­би­че­ва­ни­ем, что же ему будет, за поса­жен­ный вез­де­ход. Саша-води­тель ска­зал ему, что это вооб­ще не его про­бле­ма, и тех­ни­ка, она на то и тех­ни­ка, что застре­ва­ет и лома­ет­ся. Саше почти все рав­но, где ждать 1 октяб­ря – даты окон­ча­ния поле­во­го сезо­на – в боло­те ли, в рей­се ли. Он твер­до знал, что если к наме­чен­но­му сро­ку он не при­е­дет, авто­ма­ти­че­ски навстре­чу поедет дру­гой вез­де­ход, то есть после­зав­тра утром. Это, если мы еще рань­ше не вызо­вем под­мо­гу по ушмин­ско­му так­со­фо­ну. В боло­те Саша застрял пер­вый раз за три года в здеш­них кра­ях, а вот това­ри­щей тягал из подоб­ных ситу­а­ций не раз.

Спать никто не торо­пил­ся, хотя вре­мя при­бли­жа­лось к полу­но­чи. У неко­то­рых воз­ник­ла мысль идти назад в избуш­ку, так как было оче­вид­но, что выспать­ся тол­ком в тан­ке не удаст­ся – слиш­ком мало места для 11 чело­век. Но идти в ночь по боло­ту под дождем 6–7 км, так никто и не решил­ся. Раз­ме­сти­лись, кто как мог. Я влез в щель на дне тан­ка, рядом с движ­ком. Углы и кра­ны упи­ра­лись в меня со всех сто­рон, про­мас­лен­ный буш­лат смяг­чал эти неров­но­сти, но лежать я мог толь­ко на одном боку. Впро­чем, глав­ное – уда­лось вытя­нуть ноги. Ночью Саша пери­о­ди­че­ски запус­кал дви­жок, и вме­сте с его ревом при­ят­ное теп­ло рас­про­стра­ня­лось по машине.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №32 - BigPicture.ru
31. В девя­том часу утра нача­ли выз­во­лять маши­ну из болот­но­го плена. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №33 - BigPicture.ru
32. На небе было пас­мур­но, и на душе тоже, нуд­ный дож­дик тере­бил нер­вы. Леха Дуна­ев, выле­зая из тан­ка, ушел по раз­вил­ку в грязь в корот­ких сапо­гах. Потом он сидел у кост­ра в одних нос­ках на болот­ной коч­ке и «сушил­ся» – смот­реть на его поту­ги было жал­ко, ему же само­му было пофиг. Аль­би­на и Вера при­мо­сти­лась рядом у кост­ра, и тер­пе­ли­во жда­ли (ждать на Севе­ре все умеют). 


Вера пуга­ла пого­ду крас­ны­ми три­ко­таж­ны­ми сапож­ка­ми и каким-то немыс­ли­мым паль­то. Под бре­зен­том с утра обна­ру­жи­лась непо­нят­но отку­да появив­ша­я­ся лай­ка, кото­рая раз­де­ли­ла наш вынуж­ден­ный бивак.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №34 - BigPicture.ru
33. Попе­реч­но закла­ды­ва­е­мые бол­ва­ны возы­ме­ли эффект, и танк про­дви­нуть­ся назад на пол­мет­ра, задра­лась кор­ма, осво­бо­див из гря­зи фаркоп.
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №35 - BigPicture.ru
34. В боло­то ухо­ди­ло брев­но за брев­ном, на вяз­ки израс­хо­до­ва­ли мет­ров 40 новой аль­пи­нист­кой верев­ки, всю име­ю­щу­ю­ся про­во­ло­ку, трос, рас­пу­щен­ный на жилы, а боль­ше­го эффек­та не достиг­ли. Послед­ние про­доль­ные брев­на ухну­ли в боло­то, как в моло­ко, похо­ро­нив надеж­ды на самовылаз. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №36 - BigPicture.ru
35. Без­ре­зуль­тат­ные попыт­ки заня­ли три часа, и оста­лось наде­ять­ся толь­ко на дру­гой вез­де­ход. Оста­вив боло­то с его добы­чей, мы нестрой­ной колон­ной попле­лись назад в избу. 

Таня и Вова оста­лись пере­кла­ды­вать груз после «вече­рин­ки».

В Мирон­Вась­ка­павл про­тор­ча­ли дол­го, хотя мог­ли вый­ти через час после при­хо­да и засвет­ло прий­ти в Трес­ко­лье. Но вышли через 3 часа по ста­рой «ман­сий­ской тра­ди­ции». Жда­ли Вову, тер­ли о том, что уже тыся­чу раз пере­тер­ли. Коро­че, без­дар­но тра­ти­ли свет­лое вре­мя, а чет­ве­рым (мне, Лехе-охот­ни­ку, Вере и Мише), еще пред­сто­ял неблиз­кий путь. Един­ствен­ное уте­ше­ние, пока жда­ли Вову и Таню, я успел закон­чить нача­тое несколь­ко дней назад анке­ти­ро­ва­ние Аль­би­ны. Ниче­го необыч­но­го в отве­тах не было. Для ее воз­рас­та она хоро­шо отве­ча­ет, толь­ко надо удер­жи­вать ее вни­ма­ние – лег­ко переключается.

Вышли в 5 вече­ра, шли почти не отды­хая 3,5 часа, око­ло 15 км. По пути уда­лось, как сле­ду­ет, допро­сить Мишу на счет охо­ты, где, сколь­ко, как и почем – впер­вые за послед­ние 5 дней у нас нашлось вре­мя пооб­щать­ся, и он с удо­воль­стви­ем мне все рас­ска­зал. Он ока­зал­ся самым ярым про­тив­ни­ком стро­я­щей­ся тур­ба­зы на Ушмин­ском озе­ре, так как его охот­ни­чьи уго­дья нахо­дят­ся как раз в тех кра­ях. Ска­зал, что хочет закодироваться…

При­шли в глу­бо­ких сумер­ках. За всю доро­гу попал­ся один ряб­чик, кото­ро­го Миша без про­мед­ле­ния шлеп­нул – так быст­ро, что я даже пти­цу не успел раз­гля­деть. Трес­ко­лье каза­лось вымер­шим – ни огонь­ка навстре­чу сквозь про­тив­ную морось. Ужи­на­ли у Миши. Жена его встре­ти­ла ску­по, при­шел – ну и лад­но. Дом у них боль­шой, с при­стро­ем-там­бу­ром, при­ле­га­ю­щее хозяй­ство клас­си­че­ское ман­сий­ское (см. опи­са­ние Трес­ко­лья – отд. файл). Пере­го­ро­док внут­ри дома нет, толь­ко отго­ро­жен неболь­шой заку­ток в даль­нем левом углу. В пра­вом даль­нем – крас­ный угол. Что нахо­ди­лось под плат­ком – не видел, навряд ли ико­ны. Све­та с дву­мя детьми по тра­ди­ции зани­ма­ет ближ­ний левый угол, в ближ­нем пра­вом сто­ит боль­шая бур­жуй­ка. Ужин был самым тра­ди­ци­он­ным ман­сий­ским, кото­рый я уже неод­но­крат­но про­бо­вал. Суп из глу­ха­ря с кар­тош­кой и реп­ча­тым луком на пер­вое, креп­кий чай с саха­ром, свой хлеб с мас­лом-мар­га­ри­ном на вто­рое. Толь­ко у Све­ты еще ока­зал­ся необыч­ный хлеб с начин­кой из клюк­вы, пере­тер­той с саха­ром. Све­та к сто­лу пода­ла еще про­сто клюк­вы по прось­бе Миши. До чего же вкус­ная ягода!

Реши­ли зато­пить баню, а для это­го надо было при­не­сти воды. При­хва­тив алю­ми­ни­е­вую боч­ку, мы пошли с Лехой к колод­цу под гор­ку, на кото­рой сто­ит посе­лок. Тип колод­ца и его про­ис­хож­де­ние такое же как на Леп­ле – полу­мет­ро­вая яма в забо­ло­чен­ной пой­ме ручья Керас­колъя. Сно­ва на сво­ей шку­ре я ощу­тил, что, зна­чит, при­не­сти одну боч­ку воды для нужд дома. Мы поряд­ком запы­ха­лись, таща ее в гору, и собра­ли на себя всю воду с кустов. За вто­рой не пошли, хотя пла­ни­ро­ва­ли. Как тас­ка­ет воду Све­та, что­бы кипя­тить мно­го­чис­лен­ные пелен­ки, я не пред­став­ляю. Зимой еще хуже, так как «бура­на» у Миши тоже нет.
Был еще очень любо­пыт­ный инци­дент. У Лехи и Миши так «горе­ла жаба», что они реши­ли попы­тать сча­стья у бабы Шуры – тлел сла­бый ого­нек в окош­ке. Баба Шура при­хво­ра­ла ухом, мы видел ее по пути впе­ред с пере­вя­зан­ной голо­вой и на обрат­ном пути хоте­ли забрать в Ушму. Дол­го без­ре­зуль­тат­но сту­ча­ли (она глу­хо­ва­та), пока не поми­га­ли в окно фона­рем. Я не захо­дил, а когда Миша вышел ни с чем, я спро­сил, отче­го не дала. Он при­знал­ся, что не смог попро­сить бутыл­ку – вид боль­ной бабуш­ки его сму­тил и рас­тре­во­жил. В ито­ге серьез­но рас­смат­ри­вал­ся вари­ант идти в ночь до Ушмы, еще 11 км, что­бы там залить глот­ку. Разум (или уста­лость) восторжествовал.

Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №37 - BigPicture.ru
36. С утра мы дви­ну­лись в путь. По пути Леха стрель­нул трех рябчиков. 
Фотография: Долгое путешествие с печальным концом №38 - BigPicture.ru
37. Через 2 часа 20 минут, мы вошли в подо­зри­тель­но тихую Ушму. Уже через пол­ча­са при­мчал­ся с Леп­ли ско­ро­ход Вова. Так­со­фо­ны, оба, конеч­но же, не зво­ни­ли – дерь­мо соба­чье, зла не хва­та­ет. Они как бы рабо­та­ли, но або­нен­та не слыш­но, вне зави­си­мо­сти, отку­да идет звонок. 

День­ги в эти ящи­ки угро­ха­ны боль­шие, чинят их регу­ляр­но, но это чудо рос­сий­ской тех­ни­ки, не толь­ко не рабо­та­ет исправ­но, но и пор­тит сон, так как гро­хо­чет почи­ще тан­ка, когда рабо­та­ет дви­жок. Днем в посе­лок заеха­ла вах­тов­ка гео­ло­гов и с ней пере­да­ли сиг­нал «sos».

Из-за нера­бо­та­ю­ще­го так­со­фо­на толь­ко вече­ром полу­чи­ли еще одно дур­ное изве­стие – его при­вез сочув­ству­ю­щий ман­си, пого­ре­лец Вижая, пью­щий без про­сы­ху с момен­та пожа­ра. В Ивде­ле, на квар­ти­ре, заре­за­ли ман­си Мари­ну Аня­мо­ву, мать дво­их детей, и еще двух чело­век. Быто­вуха на пья­ной поч­ве. Тут же уеха­ли за ее бра­том Колей, на Ушмин­ское озе­ро, где он сто­ро­жит строй­ку. Стар­ший сын Мари­ны – школь­ник, как раз тоже на озе­ре, а млад­ший был в Ивде­ле и все видел, еле убежал.
Убийц взя­ли по горя­чим сле­дам, но Коле от это­го не лег­че. Он остал­ся один из сво­ей когда-то мно­го­чис­лен­ной семьи, похо­ро­нив к 26 годам отца, мать, бра­та и теперь сест­ру. Сво­ей смер­тью из них никто не умер.

P.S. На сле­ду­ю­щий день я уехал. Потом зво­нил. Вез­де­ход доста­ли, груз довез­ли до места. Мари­ну похо­ро­ни­ли в Трес­ко­лье. Коля взял в свою семью Мари­ни­ных детей.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

Страшные прототипы: 11 реальных убийц, кровавые дела которых стали сюжетами для голливудских фильмов

Страшные прототипы: 11 реальных убийц, кровавые дела которых стали сюжетами для голливудских фильмов

10 самых красивых девушек с телеэкранов 90‑х

10 самых красивых девушек с телеэкранов 90‑х

Не пьянки ради, а забавы для: рецепты изысканных алкогольных блюд и напитков

Не пьянки ради, а забавы для: рецепты изысканных алкогольных блюд и напитков

Секс-рабыни: три девушки откровенно рассказали об ужасах, пережитых в плену у извращенцев

Секс-рабыни: три девушки откровенно рассказали об ужасах, пережитых в плену у извращенцев

Cамые впечатляющие кадры жизни американских рабочих начала XX века

Cамые впечатляющие кадры жизни американских рабочих начала XX века

Возвращение к естественности: как менялась мода на грудь в течение десятилетий

Возвращение к естественности: как менялась мода на грудь в течение десятилетий

Москва 1931 года в цвете на невероятно атмосферных снимках

Москва 1931 года в цвете на невероятно атмосферных снимках

Поразительные портреты представителей племен севера Вьетнама

Поразительные портреты представителей племен севера Вьетнама

Результат налицо: модель Sports Illustrated избавилась от акне, благодаря питанию и медитации

Результат налицо: модель Sports Illustrated избавилась от акне, благодаря питанию и медитации

Как умирали жители Помпеев

Как умирали жители Помпеев

Художница из Тулы превращает знаменитостей в мультяшек и это великолепно

Художница из Тулы превращает знаменитостей в мультяшек и это великолепно

«Не только лишь все»: ученые назвали самый опасный для мозга вид спорта

«Не только лишь все»: ученые назвали самый опасный для мозга вид спорта