Топ-100

Вернувшиеся из Афганистана

0

Фото­граф Лай­ледж Сноу сде­лал сним­ки и интер­вью с бой­ца­ми 1‑го бата­льо­на Коро­лев­ско­го шот­ланд­ско­го пол­ка перед их отправ­кой в Афга­ни­стан, после трех меся­цев служ­бы и после воз­вра­ще­ния домой. На их лицах лег­ко про­честь то, через что им при­шлось пройти.

Смот­ри­те так­же: Тату­и­ров­ки аме­ри­кан­ских мор­пе­хов в Афга­ни­стане, Доб­ро пожа­ло­вать домой исто­рия вете­ра­на Скот­та Острома

(Все­го 13 фото)

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №1 - BigPicture.ru

Спонсор поста:
Художественная татуировка: Сергей Белов - один из лучших тату-мастеров, в настоящее время работающих в Москве.

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №2 - BigPicture.ru
1. Рядо­вой Крис Мак­г­ре­гор, 24 года.

11 мар­та, Эдин­бург: «Конеч­но, я буду ску­чать по сво­ей семье, но кро­ме это­го я буду очень ску­чать и по сво­им соба­кам. Они помо­га­ют мне избе­жать стрес­сов и вооб­ще не сой­ти с ума. Будет недо­ста­вать теле­ви­зо­ра. О худ­шем вари­ан­те ста­ра­юсь не думать».

19 июня, рай­он 19, Над Али, после взры­ва само­дель­ной бом­бы: «Боль­шин­ство людей при­вы­ка­ет быть дале­ко от дома, но для меня это тяже­ло. Здесь ты выжи­ва­ешь бла­го­да­ря стра­ху. Но если тебе суж­де­но уме­реть, то с этим ниче­го не поде­лать. Если бы тот глав­ный на самом вер­ху мог что-то сде­лать, сол­да­ты бы не поги­ба­ли. Все были бы живы. До сих пор боль­но слы­шать о том, что кого-то уби­ли. Дума­ешь о том, что испы­та­ют его близ­кие. За что они умер­ли и чего мы здесь доби­ва­ем­ся? Теперь я не знаю, что отве­тить. Этот афган­ский сол­дат толь­ко что поте­рял обе ноги… не знаю…»

28 авгу­ста, Эдин­бург, после эва­ку­а­ции из-за трав­мы коле­на: «Мои ноги про­сто сда­лись. Я думаю, из-за веса на мне – что-то око­ло 60 кило­грам­мов. Тело гово­ри­ло мне, что надо пре­кра­тить, а я застав­лял его дви­гать­ся. Я застав­лял ноги идти, они умо­ля­ли оста­но­вить­ся. Когда бой­цы воз­вра­ща­ют­ся, в них пол­но адре­на­ли­на и зло­сти. Мне тоже при­шлось прой­ти кур­сы по управ­ле­нию гне­вом после Афга­ни­ста­на. Если на меня сно­ва нахо­дит, я про­сто гуляю с соба­ка­ми. Это луч­ше, чем быть в напря­же­нии и набра­сы­вать­ся на людей. Пер­вое, что я сде­лал после воз­вра­ще­ния – после того, как обнял-поце­ло­вал всех, за кем соску­чил­ся, – взял сво­их собак и пошел гулять с ними. Мы шли и шли, мно­го миль, и я даже не заду­мы­вал­ся о том, куда иду и на что наступаю».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №3 - BigPicture.ru
2. Вто­рой лей­те­нант Адам Петч, 25 лет

6 мар­та, Эдин­бург: «Я немно­го вол­ну­юсь, но дей­стви­тель­но хочу уви­деть, как это. Это то, ради чего я пошел в армию, но даже не знаю, чего ожидать».

19 июня, рай­он 19, Над Али, после взры­ва само­дель­ной бом­бы: «Сего­дня я впер­вые стал сви­де­те­лем под­ры­ва на само­дель­ной бом­бе и поте­ри чело­ве­ка. Сна­ча­ла, когда надо уне­сти постра­дав­ше­го в без­опас­ное место, раз­ду­мы­вать неко­гда. Но потом начи­на­ешь пони­мать, что про­изо­шло, дума­ешь, что мож­но было предот­вра­тить это, что это была твоя вина, дума­ешь, как это пере­жи­ва­ют осталь­ные. До этой опе­ра­ции с момен­та наше­го при­ез­да все было слиш­ком спо­кой­но, и я знал, что нам надо сохра­нять бди­тель­ность и осторожность».

10 октяб­ря, Эдин­бург: «Мы зани­ма­ли один рай­он, и если про­дви­га­лись впе­ред боль­ше чем на две­сти-три­ста мет­ров, попа­да­ли под огонь. В нача­ле служ­бы мы мог­ли пат­ру­ли­ро­вать несколь­ко кило­мет­ров и никто нас не тро­гал. Думаю, наше при­сут­ствие там все же что-то меняет».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №4 - BigPicture.ru
3. Рядо­вой Шон Пат­тер­сон, 19 лет

11 мар­та, Эдин­бург: «Я попро­ща­юсь со сво­ей семьей зара­нее, пото­му что нена­ви­жу про­ща­ния. Буду ску­чать по ним. Но мне не страш­но, наобо­рот не тер­пит­ся. Когда я всту­пил в армию, мне было 15 – это все, чего я хотел, и теперь не могу дождать­ся, пока попа­ду туда».

20 июня, Кэмп Тум­стон: «Это было ужас­но. Когда мы добра­лись до без­опас­но­го места, я раз­ры­дал­ся. Все пла­ка­ли. Не мог уснуть. Я думал о доме и смот­рел на звез­ды. У меня после это­го был неболь­шой отпуск, и меня мучи­ли кош­ма­ры и вос­по­ми­на­ния. Про­сы­пал­ся в холод­ном поту. Когда я вер­нул­ся и мы попа­ли под огонь, и еще дво­их увез­ли из-за ране­ний в конеч­но­сти. Дерь­мо­во было наблю­дать подоб­ное сно­ва и сно­ва. Мало при­ят­но­го. Перед выез­дом на пат­ру­ли­ро­ва­ние, я молюсь и посто­ян­но думаю о том, вер­нусь ли я целым или без ноги. И каж­дый раз мне страш­но. И меня это бесит. До воз­вра­ще­ния домой оста­ет­ся 84 дня.»

7 октяб­ря, Эдин­бург: «Люди дума­ют, что мож­но про­сто идти по жиз­ни, но все не так про­сто. Тебя может сбить авто­бус, и на этом все закон­чит­ся. Нико­гда не зна­ешь, что может слу­чить­ся, осо­бен­но на войне. Ты можешь выехать на пат­ру­ли­ро­ва­ние и полу­чить свое. Думаю, нам сле­ду­ет уйти, и пусть афган­цы сами раз­би­ра­ют­ся со сво­ей про­бле­мой. Мы и так поте­ря­ли уже мно­го ребят. Мно­гие воз­вра­ща­ют­ся без руки или ноги. Как они устро­ят­ся на рабо­ту на граж­дан­ке? Не вижу смыс­ла во всем этом. Мы же не полу­чим ника­кой выго­ды в Афга­ни­стане. Это их про­бле­ма. Пусть раз­би­ра­ют­ся сами».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №5 - BigPicture.ru
4. Рядо­вой Джо Ява­ла, 28 лет 

9 мар­та, Эдин­бург: «Я буду ску­чать по семье. Я уже был в Ира­ке, но в Афга­ни­стане не был. Не знаю, чего ожи­дать, но хочу поско­рее попасть туда».

19 июня, Над Али, после взры­ва само­дель­ной бом­бы: «У меня было стран­ное чув­ство. Я услы­шал взрыв и услы­шал по радио, что ранен чело­век. Это было пер­вое ране­ние, сви­де­те­лем кото­ро­го я стал. Было доволь­но непри­ят­но. Видел, как медик рабо­та­ет над его раной – у него не было ноги. Потом я схо­дил на место взры­ва и нашел боти­нок, пла­ва­ю­щий в воде. Про­сто пустой ботинок».

10 октяб­ря, Эдин­бург: «Утром, когда проснусь, и вече­ром перед сном. А там я молил­ся посто­ян­но, думая о семье и о доме. Ино­гда я молил­ся пря­мо во вре­мя пат­ру­ли­ро­ва­ния. Мне было страш­но. Осо­бен­но в бою, когда не зна­ешь, что может слу­чить­ся. Я ожи­дал худ­ше­го. Сей­час я немно­го зол, ино­гда у меня рез­ко под­ни­ма­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра, осо­бен­но если я дол­го сижу в поме­ще­нии. Ино­гда я ску­чаю по ребя­там. В пер­вые несколь­ко дней были про­бле­мы со сном. Мне сни­лись раз­ные вещи, кото­рые про­изо­шли в Афга­ни­стане. Ино­гда я про­сы­пал­ся по ночам от соб­ствен­но­го крика».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №6 - BigPicture.ru
5. Рядо­вой Сти­вен Андер­сон, 31 год

Март, Эдин­бург: «Чест­но гово­ря, я думаю, что это будет ужас­но. Будет тяже­лая рабо­та и мно­го потерь. Я боюсь не смер­ти, а поте­ри ног. Это было бы даже хуже».

Июнь, пат­руль­ная база Пай­мон, Над-Али: «Слож­но опи­сать усло­вия, насколь­ко тут гряз­но. Когда зво­нишь сво­ей девуш­ке, она спра­ши­ва­ет, что с тво­им голо­сом… а ты устал, ты гряз­ный, тебе хочет­ся пить и ты не ел нор­маль­но уже несколь­ко дней. Очень мало воды. Про­сто высы­ха­ешь. На пер­вом пат­ру­ле мне было страш­но, но я вспом­нил тре­ни­ров­ки и успо­ко­ил­ся. Я не попа­дал в пере­стрел­ки, и наде­юсь, что так будет про­дол­жать­ся и даль­ше и я вер­нусь домой с целы­ми рука­ми и нога­ми и пол­ным ком­плек­том паль­цев на них».

Октябрь, Эдин­бург: «Мы едем туда и пыта­ем­ся заво­е­вать их серд­ца и изме­нить их умы… но эти люди живут до 45 лет и уми­ра­ют из-за бед­но­сти и недо­стат­ка лекарств. И они ина­че отно­сят­ся к жиз­ни. Ребе­нок умер от болез­ни, а они выстре­ли­ли в его труп и при­нес­ли к лаге­рю воен­ных – ска­за­ли, что он полу­чил пулю во вре­мя пере­стрел­ки. И потре­бо­ва­ли денег. Как мож­но изме­нить спо­соб мыш­ле­ния таких людей?»

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №7 - BigPicture.ru
6. Капрал Сти­вен Гиб­сон, 29 лет

11 мар­та, Эдин­бург: «Я боюсь не вер­нуть­ся домой. У меня двое детей и ско­ро родит­ся тре­тий. Я люб­лю их и свою жену боль­ше все­го не све­те. Не вер­нуть­ся к ним и не уви­деть их сно­ва… что может быть хуже?»

10 июня, Над Али: «У мно­гих пар­ней Биб­лии с собой – они зна­ют, что раз­ни­ца меж­ду жиз­нью и смер­тью здесь изме­ря­ет­ся парой секунд. Я дочи­тал до 27‑й стра­ни­цы. Нико­гда рань­ше не читал Биб­лию. Это место рас­кры­ва­ет тебе гла­за. Ты зна­ешь, что где-то сол­да­та тяже­ло рани­ли, и дума­ешь о его семье. И читая биб­лию ты как бы при­ми­ря­ешь­ся с кем-то, с кем-то на небесах».

15 октяб­ря, Эдин­бург. После трав­мы спи­ны при взры­ве само­дель­ной бом­бы: «Я все­гда носил образ Свя­то­го Хри­сто­фо­ра вме­сте с жето­на­ми. Кро­ме одно­го дня, когда я не смог их най­ти и надел запас­ные. И три часа спу­стя про­гре­мел взрыв. Не знаю, как это опи­сать. Это… как когда теря­ешь созна­ние, такое стран­ное чув­ство. Я не слы­шал взры­ва, меня про­сто под­бро­си­ло и пере­вер­ну­ло. Все было пре­крас­но, пока через десять минут не иссяк заряд адре­на­ли­на. Мне в спи­ну как буд­то воткну­ли что-то. Я упал на зем­лю и скор­чил­ся от боли. Не хотел ехать домой, но у меня не было выбо­ра. Без тени сомне­ния заяв­ляю: до сих пор тяже­ло при­спо­саб­ли­вать­ся. Я до сих пор огля­ды­ва­юсь. Выхо­жу из дому за сига­ре­та­ми и посто­ян­но думаю об Афгане».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №8 - BigPicture.ru
7. Рядо­вой Мэтью Ходж­сон, 18 лет

11 мар­та, Эдин­бург: «Да, я с нетер­пе­ни­ем жду это­го, но боль­ше соб­ствен­ной смер­ти боюсь поте­рять дру­зей. Боюсь потерь. Их будет очень много».

19 июня, Над Али, после взры­ва само­дель­ной бом­бы: «Было очень страш­но. Видишь взрыв и дума­ешь: кому доста­лось? Это было не самое при­ят­ное зре­ли­ще. Потом осо­зна­ешь, насколь­ко реаль­но все про­ис­хо­дя­щее, и ста­ра­ешь­ся боль­ше об этом не думать. Совсем не думать об этом. Это пат­ру­ли­ро­ва­ние было бес­смыс­лен­ным, афган­ский сол­дат лишил­ся на нем ног. Ради чего?»

12 октяб­ря, Эдин­бург: «Пыта­ешь­ся объ­яс­нить, как это было, но люди не могут понять. Было мало еды, не хва­та­ло вре­ме­ни на сон. А после пат­ру­ля ты про­сто уми­рал от жаж­ды. И вре­ме­на­ми было доволь­но страш­но. Когда впер­вые попа­да­ешь в пере­стрел­ку это про­сто что-то вро­де «ложись!». А потом пони­ма­ешь, что в тебя стре­ля­ли и ты мог погиб­нуть. Но тогда об этом не заду­мы­ва­ешь­ся, про­сто дела­ешь свое дело. Теперь я дома и меня рас­стра­и­ва­ют менее зна­чи­тель­ные вещи. Рань­ше меня ничто не пугало».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №9 - BigPicture.ru
8. Млад­ший капрал Дэвид МакЛин, 27 лет

10 мар­та, Эдин­бург: «Я не осо­бо вол­ну­юсь. Я сол­дат и это моя рабо­та. Мы так дол­го тре­ни­ро­ва­лись, что будет хоро­шо нако­нец-то побы­вать в бою».

12 июня, пат­руль­ная база Пай­мон, Над Али: «До сих пор ниче­го осо­бо не про­ис­хо­ди­ло, все тихо и мне немно­го скуч­но. Когда мы нахо­дим­ся на кон­троль­ном пунк­те у кана­ла, нас все­го деся­те­ро. Еда чем-то воня­ет, и тебя тош­нит от посто­ян­ных мака­рон и риса. Чего не хва­та­ет? Дома, жен­щин, выпив­ки. Все просто».

11 октяб­ря, Эдин­бург, после ране­ния в ногу: «Мне оста­ва­лось все­го 10 дней до отъ­ез­да. Я шел впе­ре­ди пат­ру­ля. Мы пере­се­ка­ли кана­ву, я обер­нул­ся, что­бы помочь шед­ше­му за мной. Когда мы вышли из заро­с­лей, кто-то открыл по нам огонь. Я почув­ство­вал что-то теп­лое на сво­ей ноге, мы все укры­лись в кана­ве. При­бе­жа­ли ребя­та с носил­ка­ми, но кана­ва была слиш­ком узкая, и мне при­шлось эва­ку­и­ро­вать­ся соб­ствен­ны­ми сила­ми. Тогда я вооб­ще не думал о про­ис­хо­дя­щем, меня пере­пол­нял адре­на­лин. В тече­ние часа меня погру­зи­ли на вер­то­лет и на сле­ду­ю­щий день я уже был в гос­пи­та­ле Сел­ли Оук в Бирмингеме».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №10 - BigPicture.ru
9. Рядо­вой Фрей­зер Пейрм­эн, 21 год

11 мар­та, Эдин­бург: «Да, я боюсь само­дель­ных бомб, но все рав­но не дождусь, когда мы уле­тим. Буду ску­чать по девуш­ке и пицце».

11 июня, пат­руль­ная база Пай­мон, Над Али: «Все нор­маль­но, толь­ко очень жар­ко. Мест­ные доволь­но дру­же­люб­ные, мы поку­па­ем у них арбу­зы. Но когда я впер­вые попал под обстрел, я думал толь­ко о том, како­го хре­на я вооб­ще здесь делаю и как я хочу убрать­ся. В нару­кав­ном кар­мане ношу Свя­то­го Хри­сто­фо­ра, и без него на пат­ру­ли­ро­ва­ние не выхожу».

6 октяб­ря, Эдин­бург: «к зву­ку выстре­лов быст­ро при­вы­ка­ешь и боль­ше не боишь­ся. Одна­жды нас окру­жи­ли со всех сто­рон и мы застря­ли на целые сут­ки. Люди мета­лись вокруг. Даже не верит­ся, что меня не было пол­го­да, но здо­ро­во ока­зать­ся дома и уви­деть облег­че­ние на лице мате­ри. Я сто­ял под душем не мень­ше полу­ча­са и радо­вал­ся воз­мож­но­сти носить обыч­ную одеж­ду. Это зай­мет несколь­ко недель, но я при­вык­ну и все будет в норме».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №11 - BigPicture.ru
10. Вто­рой лей­те­нант Стру­эн Сан­нин­гх­эм, 24 года

9 мар­та, Эдин­бург: «Хочу поско­рее попасть туда. Это то, к чему нас готовили».

12 июня, пат­руль­ная база Зил, Над Али: «Важ­но быть уве­рен­ным, что­бы стра­ху про­сто не оста­ва­лось места. Тре­ни­ров­ка не преду­смат­ри­ва­ет страх. Афган­цы, с кото­ры­ми мы рабо­та­ем, доволь­но хоро­шие ребя­та, и при­ят­но видеть, что они усва­и­ва­ют то, чему ты их учишь. Нам повез­ло с уче­ни­ка­ми, в отли­чие от неко­то­рых дру­гих. Чего мне не хва­та­ет? Да все­го хва­та­ет… Хотя нет: не хва­та­ет дождя и холод­ной воды».

14 октяб­ря, Эдин­бург: «В бою неко­гда боять­ся или радо­вать­ся, нуж­но про­сто закон­чить его. За два с поло­ви­ной меся­ца я поте­рял чет­ве­рых ране­ны­ми. Впер­вые я лич­но не участ­во­вал в пат­ру­ли­ро­ва­нии, и это дико. Чув­ству­ешь ответ­ствен­ность, но не можешь под­дер­жать людей. Про­сто сидишь у радио­стан­ции. Бес­по­лез­ный. Это хуже, чем быть под пуля­ми. Потом мы попа­ли в заса­ду. И имен­но тогда я думал, что для меня все кон­че­но. Теперь, когда я вер­нул­ся, я стал намно­го спо­кой­нее. Я видел худ­шее и видел то, чего не захо­чу боль­ше видеть нико­гда. Такие ситу­а­ции помо­га­ют ценить жизнь и то, что у тебя есть, и не сто­ит вол­но­вать­ся о мелочах».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №12 - BigPicture.ru
11. Млад­ший капрал Мар­тин Рэн­кин, 23 года 

До: «Не страш­но. Про­сто вол­ну­юсь. Буду ску­чать по друзьям».

Во вре­мя: «Нам не хва­та­ет людей, но мы справ­ля­ем­ся. По радио мы слы­ша­ли пере­го­во­ры тали­бов, кото­рые хоте­ли напасть на нас на пат­руль­ной базе. Их коман­дир ска­зал, что это будет про­сто. Я посто­ян­но думаю о про­тив­ни­ке и раз­лич­ных вари­ан­тах раз­ви­тия собы­тий. Вро­де: что я буду делать если… Мне не страш­но, мест­ные адек­ват­ные, и на нас никто не напа­дал. Пока никто не стре­лял в нас, мне не страш­но. Я хочу испы­тать это, ведь это то, ради чего я здесь, а не ради пожи­ма­ния рук местным.

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №13 - BigPicture.ru
12. Рядо­вой Бен Фрей­тер, 21 год

11 мар­та, Эдин­бург: «Да, мне страш­но. Боюсь не вер­нут­сья домой. Будет не хва­тать гуля­нок с друзьями».

10 июня, Над Али: «Про­ще, чем я думал, но очень жар­ко. Про­сто с ума схо­дишь. Нас долж­ны были тре­ни­ро­вать в какой-то жар­кой стране, что­бы мы были гото­вы к тако­му. Здесь доволь­но спо­кой­но, и пат­ру­ли­ро­ва­ние похо­же на про­гул­ку, но кто зна­ет, что может слу­чить­ся. Из-за того, что тихо, я думаю о доме, и ску­чаю по душу и чистой одежде».

6 октяб­ря, Эдин­бург: «Гвар­де­ец Уор­тон из пол­ка Шот­ланд­ских Гвар­дей­цев. Нико­гда не забу­ду день, когда его рани­ли. Мы пат­ру­ли­ро­ва­ли, а повстан­цы высле­ди­ли нас и устро­и­ли заса­ду. Уор­тон не нашел укры­тия, и ему попа­ли в ногу. Выне­сти его и вызвать вер­то­лет – это был про­сто кош­мар, пото­му что мы нахо­ди­лись в воде по гор­ло. И теперь мы дома? Стран­но. Тихо. Мне ста­но­вит­ся скуч­но уже через 10 минут, если я сижу без дела. Я посто­ян­но дол­жен быть чем-то занят».

Фотография: Вернувшиеся из Афганистана №14 - BigPicture.ru
13. Алек Мак­Б­рум, 24 года

11 мар­та, Эдин­бург: «Я не вол­ну­юсь, ведь в кон­це кон­цов это моя рабо­та, но буду ску­чать по сво­ей семье, по ков­ру и домаш­ним тапоч­кам – знаю, зву­чит стран­но, но эти вещи мно­гое меняют».

12 июня, пат­руль­ная база Пай­мон, Над Али: «У меня откры­лись гла­за на мно­гое, осо­бен­но после уви­ден­но­го в Афган­ской наци­о­наль­ной армии. Но теперь мы на базе Пай­мон и жизнь здесь одно­об­раз­на. Ску­чаю по жене и детям. Ску­чаю по хож­де­нию по ков­ру. Мне не страш­но. Послед­ний раз мне было страш­но в Север­ной Ирлан­дии, а это было давно».

12 октяб­ря, Эдин­бург: «Все­гда есть страх, пере­жи­ва­ние: что слу­чит­ся, если я подо­рвусь? Когда это слу­чи­лось, это была самая боль­шая неожи­дан­ность и самый силь­ный страх в моей жиз­ни. Я поехал в Афга­ни­стан, что­бы отдать долг сол­да­там, кото­рые были там до меня. Поче­му я дол­жен сидеть в теп­ле и уюте, если не выпол­нил свою часть рабо­ты? Но у меня как буд­то бы две жиз­ни: в одной повсю­ду опас­ность и смерть, а в дру­гой я смот­рю из окна в Эдин­бур­ге и вижу людей с розо­вы­ми воло­са­ми, насто­я­щих граж­дан­ских. Дру­гой мир. Я все­гда был веру­ю­щим и в послед­нее вре­мя мно­го раз обра­щал­ся к богу. Я бла­го­да­рен за то, что кто-то забо­тит­ся обо мне.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты