Топ-100

Ацтекские хрустальные черепа: как разоблачили одну из крупнейших афер в археологии

0

Ацтек­ские хру­сталь­ные чере­па, пуга­ю­щие и в то же вре­мя пре­крас­ные, дол­гое вре­мя были пред­ме­том вожде­ле­ния кол­лек­ци­о­не­ров древ­них арте­фак­тов и целых музеев. Сего­дня извест­ны 13 чере­пов из гор­но­го хру­ста­ля, 9 из кото­рых нахо­дят­ся в част­ных кол­лек­ци­ях, а 4 в музе­ях: Наци­о­наль­ном музее есте­ствен­ной исто­рии Смит­со­нов­ско­го инсти­ту­та в Вашинг­тоне, париж­ском Музее при­ми­тив­но­го искус­ства и в лон­дон­ском Бри­тан­ском музее. Это были неве­ро­ят­но цен­ные для нау­ки и искус­ства пред­ме­ты. Были, пока не была рас­кры­та тай­на их происхождения.

Все хру­сталь­ные чере­па отли­ча­ют­ся друг от дру­га мастер­ством испол­не­ния, видом мате­ри­а­ла и раз­ме­ра­ми. Самые мини­а­тюр­ные из них мож­но носить на шее в виде аму­ле­та, а самые боль­шие сопо­ста­ви­мы по габа­ри­там с шара­ми для боулин­га. Самый цен­ный из подоб­ных арте­фак­тов, раз­ме­ром с насто­я­щий чело­ве­че­ский череп, хра­нит­ся в Бри­тан­ском музее. По леген­де архео­лог Эжен Бобан, совет­ник мек­си­кан­ско­го импе­ра­то­ра по архео­ло­гии нашел его в 1889 году в хра­ме, зате­рян­ном в джун­глях Гватемалы.

Имен­но Эжен Бобан и игра­ет клю­че­вую роль в исто­рии хру­сталь­ных чере­пов, кото­рая бере­ди­ла умы уче­ных и эзо­те­ри­ков более сто­ле­тия. В нача­ле 1990‑х годов антро­по­лог Джейн Уолш из Смит­со­нов­ско­го наци­о­наль­но­го музея есте­ство­зна­ния (США) заин­те­ре­со­вал­ся про­ис­хож­де­ни­ем самых извест­ных в мире чере­пов и с удив­ле­ни­ем обна­ру­жил, что все нити при­во­дят к фран­цу­зу, оти­рав­ше­му­ся при дво­рах лати­но­аме­ри­кан­ских монар­хов и диктаторов.

Инте­рес Джейн к ацтек­ским чере­пам про­бу­дил­ся после того, как некий ано­ним при­слал по почте в Смит­со­нов­ский музей оче­ред­ной череп, раз­ме­ром со шлем для аме­ри­кан­ско­го фут­бо­ла. В запис­ке, при­ла­гав­шей­ся к арте­фак­ту, гово­ри­лось, что релик­вия при­над­ле­жа­ла мек­си­кан­ско­му дик­та­то­ру и най­де­на архео­ло­га­ми в джунглях.

Уолш поста­ви­ла под сомне­ние про­ис­хож­де­ние чере­па, так как на его поверх­но­сти были обна­ру­же­ны сле­ды вполне совре­мен­ных инстру­мен­тов для обра­бот­ки стек­ла. Вот как опи­са­ла жен­щи­на-уче­ный этот череп в сво­ей кни­ге «Чело­век»:

«Он был слиш­ком боль­шим, про­пор­ции непра­виль­ные, зубы и круг­лые впа­ди­ны на вис­ках выгля­де­ли непра­виль­но, и в целом он казал­ся слиш­ком округ­лым и отполированным».

После это­го Уолш обсле­до­ва­ла два дру­гих чере­па из кол­лек­ции музея и обна­ру­жи­ла ряд общих при­зна­ков, кото­рые толь­ко уси­ли­ли ее подо­зре­ние. Это ста­ло пово­дом для пере­да­чи трех хру­сталь­ных чере­пов экс­пер­там, кото­рые, про­ве­дя деталь­ный ана­лиз, выяс­ни­ли, что все три чере­па выто­че­ны инстру­мен­та­ми с вра­ща­ю­щи­ми с боль­шой ско­ро­стью фре­за­ми, кото­рых не мог­ло быть у древ­них индейцев.

Кро­ме это­го, моле­ку­ляр­ный ана­лиз и срав­не­ние гео­ло­ги­че­ских образ­цов пока­за­ли, что чере­па родом не из Мек­си­ки и даже не из Гва­те­ма­лы, а из Бра­зи­лии. Имен­но там есть место­рож­де­ния гор­но­го хру­ста­ля, из кото­ро­го изго­тов­ле­ны уни­каль­ные голо­вы. Полу­чив резуль­та­ты обсле­до­ва­ния, Уолш реши­ла про­сле­дить исто­рию появ­ле­ния в музее каж­до­го из трех чере­пов и вышла на Эже­на Бобана.

В первую оче­редь Джейн Уолш заня­лась самым ста­рым из экс­по­на­тов – мини­а­тюр­ным 2‑дюймовым чере­пом, появив­шем­ся в кол­лек­ции в кон­це 19 сто­ле­тия. Посту­пил этот экс­по­нат в музей как часть боль­шо­го собра­ния рари­те­тов, пода­рен­ной неким меце­на­том из Мексики.

Чере­па из кол­лек­ции Смит­со­нов­ско­го музея

К сво­е­му удив­ле­нию Уолш обна­ру­жи­ла, что она не пер­вый чело­век, кото­ро­го посе­ти­ли сомне­ния при осмот­ре чере­пов. В 1950‑х годах на кар­точ­ке 2‑дюймового хру­сталь­но­го изде­лия гео­лог Уильям Фошаг ука­зал, что объ­ект – под­дел­ка, изго­тов­лен­ная с исполь­зо­ва­ни­ем отно­си­тель­но новых тех­но­ло­гий юве­лир­но­го дела. Фоша­гу мож­но было дове­рять, ведь он счи­тал­ся одним из веду­щих миро­вых экс­пер­тов по рез­ным камен­ным изде­ли­ям Мезоамерики.

Сре­ди доку­мен­тов, сопро­вож­дав­ших кол­лек­цию из Мек­си­ки, Уолш нашла пись­мо, в кото­ром фигу­ри­ро­вал вез­де­су­щий Эжен Бобан. Там было ска­за­но, что пред­при­им­чи­вый фран­цуз в 1886 году пытал­ся про­дать хру­сталь­ный череп за солид­ную сум­му Наци­о­наль­но­му музею Мек­си­ки, но потер­пел фиаско.

Череп из Бри­тан­ско­го музея

Еще один хру­сталь­ный череп, уже из кол­лек­ции Бри­тан­ско­го музея, был полу­чен из нью-йорк­ско­го офи­са юве­лир­ной ком­па­нии Tiffany. В сопро­во­ди­тель­ном доку­мен­те было ска­за­но, что один из биз­нес-парт­не­ров брен­да при­об­рел череп на аук­ци­оне в 1897 году. Как вы уже дога­да­лись, про­дав­цом это­го лота ока­зал­ся Эжен Бобан.

В ито­ге Уолш опре­де­ли­ла, что все ацтек­ские чере­па из музеев появи­лись в пери­од с 1860‑х по 1890‑е годы и все как один свя­за­ны с Эже­ном Боба­ном – анти­ква­ром, архео­ло­гом и иска­те­лем при­клю­че­ний. Что извест­но об этом чело­ве­ке и поче­му он решил тор­го­вать под­дель­ны­ми хру­сталь­ны­ми черепами?

Эжен Бобан родил­ся в 1834 году во Фран­ции и с дет­ских лет увле­кал­ся при­клю­чен­че­ски­ми рома­на­ми. Осо­бен­но нра­ви­лись пар­ню исто­рии о Мек­си­ке, ове­ян­ные мисти­че­ски­ми тай­на­ми. Неуди­ви­тель­но, что фран­цуз решил свя­зать свою жизнь с иссле­до­ва­ни­ем Север­ной и Цен­траль­ной Аме­ри­ки и для это­го полу­чил обра­зо­ва­ние архео­ло­га и историка.

Страст­но увле­чен­но­го сво­им делом моло­до­го уче­но­го заме­ти­ли и взя­ли на рабо­ту во Фран­цуз­скую науч­ную комис­сию в Мек­си­ке. Там Бобан не толь­ко позна­ко­мил­ся с веду­щи­ми миро­вы­ми экс­пер­та­ми в обла­сти архео­ло­гии, но и полу­чил воз­мож­ность участ­во­вать в рас­коп­ках и изу­че­нии находок.

Зани­мал­ся Эжен Бобан и само­сто­я­тель­ны­ми архео­ло­ги­че­ски­ми иссле­до­ва­ни­я­ми, кото­рые не толь­ко удо­вле­тво­ри­ли его страсть к древ­но­стям, но и обес­пе­чи­ли непло­хим дохо­дом. Свои наход­ки фран­цуз не соби­рал в кол­лек­ции, а про­да­вал музе­ям и цени­те­лям древ­но­стей по все­му миру.

Но поиск арте­фак­тов в джун­глях – это дело доро­го­сто­я­щее, опас­ное и не все­гда бла­го­дар­ное. Бобан очень ско­ро это понял и изме­нил род сво­ей дея­тель­но­сти, начав про­да­вать под­дел­ки. В 1880‑х годах в науч­ных кру­гах про­гре­мел ряд скан­да­лов, свя­зан­ных с фаль­шив­ка­ми, кото­рые были про­да­ны на аук­ци­о­нах как изде­лия доко­лум­бо­вой эпо­хи. Науч­ный жур­нал Science в 1886 году опуб­ли­ко­вал по это­му пово­ду боль­шую ста­тью о «тор­гов­ле под­дель­ны­ми мек­си­кан­ски­ми древностями».

Еще один череп из Бри­тан­ско­го музея

Как ни стран­но, но скан­дал с под­дел­ка­ми, кото­рые исправ­но постав­лял на рынок древ­но­стей Бобан, сыг­рал на руку афе­ри­сту и, наоборот,позволил ему начать рабо­тать с боль­шим раз­ма­хом. Дело в том, что музеи, чаще все­го, не име­ли в шта­те опыт­ных экс­пер­тов по древ­но­стям и боя­лись, что их обма­нут. Поэто­му мно­гие из них заклю­ча­ли дого­во­ра с извест­ны­ми уче­ны­ми, кото­рые от име­ни музея зани­ма­лись при­об­ре­те­ни­ем древ­но­стей и их экспертизой.

Эжен Бобан имел пре­крас­ную репу­та­цию и пред­ло­же­ния о сотруд­ни­че­стве посы­па­лись к нему со всех сто­рон. Через под­став­ных лиц аван­тю­рист выстав­лял на аук­ци­о­ны «липу» и сам же от име­ни музея при­об­ре­тал ее. При этом Бобан мастер­ски лега­ли­зо­вал свои «арте­фак­ты», под­де­лы­вая исто­рию их продаж.

Чере­па осо­бен­но хоро­шо под­хо­ди­ли для мошен­ни­че­ства, так как о них ниче­го не было извест­но и кро­ме само­го Боба­на спе­ци­а­ли­стов по этим пред­ме­там в мире не было. Извест­но, что у ацте­ков и майя царил насто­я­щий культ чере­пов, поэто­му все выгля­де­ло вполне правдоподобно.

Но где брал хру­сталь­ные чере­па сам фран­цуз? Воз­мож­но, что мы нико­гда об этом не узна­ем. Одни иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что Бобан поку­пал их в мек­си­кан­ских като­ли­че­ских церк­вях на рас­про­да­жах иму­ще­ства, дру­гие уве­ре­ны, что он сам зака­зы­вал их у юве­ли­ров. В 1900 году Бобан про­го­во­рил­ся в одном из интер­вью прес­се. На вопрос о том, уве­рен ли он в под­лин­но­сти чере­пов, Эжен ответил:

«Ряд доко­лум­бо­вых чере­пов из так назы­ва­е­мо­го гор­но­го хру­ста­ля был изго­тов­лен настоль­ко искус­но, что дата их созда­ния не под­да­ет­ся опре­де­ле­нию. Они были выдви­ну­ты экс­пер­та­ми из неко­то­рых круп­ных музеев Евро­пы как подлинные».

Имен­но фра­зу «как под­лин­ные» мож­но счи­тать при­зна­ни­ем Боба­на в одной из круп­ней­ших мисти­фи­ка­ций в архео­ло­гии 19–20 столетий.

Смот­ри­те так­же – Нераз­га­дан­ная тай­на Пака­ла Вели­ко­го — «кос­мо­нав­та Паленке»

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...