Самый удачливый в истории музейный вор совершил 200 краж из любви к прекрасному

Известно, что музейными ворами движет страсть к наживе и именно она их, в итоге, и губит. Большинство преступников, специализирующихся на произведениях искусства, попадаются именно при попытке сбыть свою уникальную и дорогостоящую добычу. Именно не типичное для вора бескорыстие помогало Стефану Брайтвизеру (Stéphane Breitwieser) долгие годы похищать бесценные шедевры и не попадаться в поле зрения полиции.

Брайтвизер совершил около 200 дерзких краж из европейских музеев, в ходе которых его добычей стали 250 произведений искусства и исторических артефактов. Стефан «работал» с 1995 по 2001 год, используя простой, но, как оказалось, очень эффективный способ.

Вместе со своей подружкой Анной-Кэтрин Кляйнклаус (Anna Catherine Kleinklaus) он приходил в известный европейский музей или галерею среди бела дня и пока девушка следила за охраной, просто прятал вещь под одежду. После этого пара покидала место преступления, садилась в поезд и возвращалась домой.

Зал одного из бельгийских музеев, из которого была совершена кража экспонатов

Стефан Брайтвизер родился в 1971 году в Эльзассе, на северо-востоке Франции. Его отец работал в швейцарской коммерческой компании, а мать была простой медсестрой. Несмотря на то, что в семье никто не был связан с искусством, Брайтвизеры любили старинные и изящные вещи, отдавая предпочтение предметам интерьера и декора XVIII столетия. Стефан рос среди изящной старинной мебели, картин и раритетных книг, что во многом сформировало его как личность.

Когда парню исполнилось 22 года, семья его родителей распалась — отец выставил их с матерью из дома и они были вынуждены снять маленькую квартиру с дешевой стандартной мебелью из IKEA. Но тяга к прекрасному, заложенная родителями в детстве, не покинула Стефана и он, чтобы удовлетворить свою потребность любоваться изысканными вещами начал подворовывать на барахолках, в антикварных лавках и музеях.

Один из некогда украденных Стефаном экспонатов — скульптура из слоновой кости Адам и Ева, работы Георга Петеля, XVII век

В это же время Брайтвизер познакомился с Анной-Кэтрин Кляйнклаус, которая разделяла страсть Стефана к прекрасному. Пара начала жить вместе, а украденные сообща экспонаты стаскивали в свое «семейное гнездышко». У молодых преступников были свои строгие принципы — они никогда не проникали в музеи тайно и не прибегали к насилию, поэтому считали, что их совесть чиста и ценности просто перешли на хранение в другое место.

Стефан и Анна-Кэтрин приходили в музей ближе к обеду, когда количество посетителей невелико. Молодые люди приобретали билеты и вели себя вежливо и корректно. Прогуливаясь по залам, пара выясняла как расставлены охранники, куда направлены камеры и как можно максимально быстро покинуть здание, не вызывая подозрений. За время своей деятельности музейные воры обзавелись бесценным преступным опытом и работали четко и слаженно.

Позднее, на допросах в полиции, Стефан сообщил, что особенно ему нравились музейные залы со старыми паркетными или дощатыми полами, которые скрипели под весом человека. Благодаря этому звуку Брайтвизер и его напарница могли определить не только направление, откуда приближается нежелательный свидетель, но и расстояние до него.

Благодаря своему нетипичному для вора поведению, Брайтвизер был неуловим

Помогало в работе и то, что в студенческие годы Брайтвизер пару месяцев работал охранником в Историческом музее Мюлуза и хорошо изучил представителей этой профессии. По его словам, большинство сотрудников службы безопасности абсолютно не обращают внимание на охраняемые ценности, а целыми днями пялятся на посетителей. Благодаря этой особенности, пропажа шедевра обнаруживалась слишком поздно, когда похитители были уже далеко от места преступления.

Что заставляло Брайтвизера похищать предметы огромной материальной и исторической ценности, если не нажива? Может Стефан со своей подругой были клептоманами? Оказывается, похищение было не самоцелью, а лишь способом получить вожделенный предмет. Парень страстно желал обладать великими шедеврами и получив их, испытывал невероятную радость. По словам преступника, созерцая картину или статуэтку, он чувствовал нечто наподобие сердечного приступа от восторга.

При этом Брайтвизер был крайне переборчив и брал далеко не все, что «плохо лежало». Парня привлекали предметы XVII-XVIII столетия, которые появились до промышленной революции и были от начала и до конца изготовлены вручную. Статуэтки, гобелены, картины, украшения, посуда, книги — это могло быть что угодно, но при одном условии, что вещь нравилась Стефану и его девушке.

В одном из интервью вор сообщил журналистам, что неоднократно имел возможность завладеть бесценными полотнами Рубенса, но сделал этого, так как, по его словам, картины художника были большими и религиозными.

«Глядя на что-то прекрасное, я не могу удержаться от слез. Некоторые люди не понимают этого, но я могу плакать о вещах».

Так объяснил прессе свою страсть к шедеврам Брайтвизер. Кроме этого, Стефан озадачил всех признанием, что принося из музея домой очередную добычу, он чувствовал себя так, как будто забрал из приюта несчастное животное и окружил его заботой.

Брайтвизер стал самым продуктивным и при этом самым необычным музейным вором в истории

К другим ворам Брайтвизер относится с глубоким презрением. Его возмущали способы похищений из музеев, которые практиковались любителями наживы. Стефан утверждает, что вырезание картин из рам — это варварство, а сворачивание их в рулон — вандализм.

Стефан и Анна-Кэтрин жили в небольшой квартире, принадлежащей матери Брайтвизера, в небольшом французском поселке Герстхайм, на границе с Германией. Свою комнату молодые люди называли «пещера Али-Бабы» и эта шутка была недалека от истины.

В центре спальни Чтефана и Анны-Кэтрин стояла двухспальная кровать под старинным балдахином из красного и золотого велюра. Вдоль стен располагались полки, на которых рядами стояли краденные ценности, среди которых были статуэтки, серебряная посуда, часы, книги и многое другое. Жемчужинами своей «коллекции» пара считала роскошный молитвенник XV столетия и золотую табакерку, некогда принадлежавшую Наполеону. Все свободные от полок стены занимали картины и гравюры эпохи Ренессанса, работы Адриана ван Остаде, Франсуа Буше, Альбрехта Дюрера.

Портрет курфюрста Саксонии Джона Фридриха и его жены Сивиллы Клевской, Лукас Кранах (Старший). Картина уничтожена

Молодые люди никогда не приводили знакомых домой, поэтому все это великолепие было доступно только их взору. По приблизительным подсчетам, в «пещере» благородных воров было экспонатов на 1,4 миллиарда долларов! Но, несмотря на осторожность, развязки было не миновать. Началось все с того, что Кляйнклаус надоела криминальная деятельность и, когда Брайтвизер в очередной раз позвал ее «на дело», девушка отказалась.

В итоге Стефан начал воровать сам и с каждым разом работал все более грубо и дерзко. Однажды парень вынес из расположенной рядом церкви понравившуюся ему деревянную фигуру Мадонны, а в другой раз умыкнул из швейцарского Музея Рихарда Вагнера старинный горн, оставив на стенде отпечатки своих пальцев.

Европейские музеи, с их привычкой доверять посетителям, просто рай для преступников

Эпизод с горном и стал последним в карьере удачливого музейного вора. Анна-Кэтрин потребовала,чтобы Брайтвизер вернулся в музей и стер отпечатки. Стефан не рискнул зайти в музей и уничтожать улики отправилась его пассия. Это произошло 20 ноября 2001 года, как всегда в дневное время. Пока Кляйнклаус суетилась в зале музея, владелец отпечатков бродил под окнами и заглядывал внутрь. Этим он привлек внимание бдительных прохожих, которые сообщили о подозрительном малом кассиру музея, а тот узнал в мужчине посетителя, который приходил в музей за день до этого, когда похитили горн.

Разумеется, тут же была вызвана полиция, которая задержала опешившего вора прямо у стен музея. Стефан не стал отпираться и сразу признался в краже горна, но при этом сообщил, что прибыл в Швейцарию один и что взял старинный предмет на память, не подозревая о его истинной ценности. В суматохе, вызванной задержанием вора, Кляйнклаус смогла незамеченной покинуть музей и уехать домой во Францию.

Арест оказался серьезным ударом для Стефана, но еще болезненнее он воспринял новость о том, что предметы невероятной ценности, которые он хранил в их с Анной-Кэтрин уютной комнате, внезапно обнаружили на дне канала Рона — Рейн. Как выяснилось, мать Брайтвизера, узнав о его аресте, вынесла все до единой старинные вещи из квартиры и постаралась как можно быстрее от них избавиться. Картины женщина сожгла, а все предметы с полок бросила в грязный канал.

Так полиции пришлось прочесывать канал Рона-Рейн, чтобы найти предметы искусства, похищенные Брайтвизером

Обнаружили произведения искусства случайные прохожие, которые заметили странный блеск в воде у самого берега. Путем неимоверных усилий большинство ценностей полиции удалось выудить, при этом часть предметов оказалась серьезно повреждена водой. Картины, среди которых несколько всемирно известных полотен эпохи Возрождения, увы, были безвозвратно утрачены.

Узнав о судьбе своей коллекции, Стефан едва не тронулся умом. Он впал в ступор и почти не реагировал на окружающий мир. Чтобы не дать парню свести счеты с жизнью, тюремная администрация была вынуждена приставить к нему круглосуточную охрану.

Брайтвизер, его мать и Кляйнклаус предстали перед судом и все трое были признаны виновными. Женщина, уничтожившая шедевры старых мастеров, получила три года, из которых отбыла за решеткой только половину. Стефану удалось убедить суд, что его матушка — простая малообразованная женщина, не знавшая истинной ценности похищенных вещей и считавшая их барахлом с «блошиных рынков».

«Портрет Сибиллы, принцессы Клевской», Лукас Кранах (Старший) — одна из самых ценных картин, погибших в огне. Ее стоимость превышала 4 миллиона долларов

Анна-Кэтрин была приговорена к 6 месяцам тюрьмы, так как заявила, что не участвовала в кражах, а вещи, хранившиеся в квартире, из-за увлечения Стефана искусством ее не насторожили. Возлюбленный поддержал версию подруги, благодаря чему она и отделалась смешным наказанием.

К Стефану суд также не был особо суров. Так как парень не нажил со своих краж ни евроцента, то его пожалели и за 200 краж он получил всего 4 года. У следователей и судей вор вызывал противоречивые чувства — с одной стороны он был преступником, а с другой, его помешательство на искусстве вызывало восхищение. В 2005 году Брайтвизер вышел из заключения и вернулся в свою «пещеру Али-Бабы», где его встретили голые стены.

Страстный поклонник старинных шедевров снова в суде

Жизнь мужчины после заключения пошла наперекосяк — Анна-Кэтрин ушла к другому, пока он отбывал срок, стены комнаты, лишенные картин, вызывали отчаяние, а на нормальную работу после отсидки не брали. Стефану пришлось работать лесорубом, водителем и уборщиком, но мир прекрасного так его и не отпустил.В 2006 году он даже написал книгу, благодаря которой смог свести концы с концами и даже немного побыть знаменитостью.

Стефан на презентации своей книги

В феврале 2019 года Брайтвизера снова арестовали по подозрению в музейной краже и, судя по всему, не напрасно. На данный момент самый успешный и самый бескорыстный в истории вор снова сидит за решеткой и ждет завершения расследования.

Смотрите также: Винченцо Перуджи — человек, сделавший «Джоконду» легендой

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и канал в Telegram.

Рубрики: Европакультурамузей

Самые горячие темы

Новые посты