Топ-100

5 потрясающих пляжей, где вас обязательно съедят… или убьют

Лето, солнце, море, пляж? Как бы не так. Очень многие места на планете лишь внешне выглядят идиллическими, а на деле являются смертельными ловушками. В этой подборке вы найдете пять живописных прибрежных районов, на которых вас обязательно кто-нибудь скушает или убьет каким-нибудь иным способом.

Запретный остров Сентинел

В Бенгальском заливе Индийского океана среди Андамамского архипелага есть маленький райский островок — Северный Сентинел. Чтобы на него попасть, придется изрядно потрудиться. Ни один местный рыбак просто так никогда никого туда просто так не переправит. Но даже если кому-то удастся там очутиться, подкупив рыбака,, как только путник ступит на песок острова, лодка с завидной скоростью рванет куда подальше. Разгадка проста — скорее всего гостю не удастся пройти и десятка метров, как его изрешетят самые настоящие стрелы. Причем злобных пограничников он даже не увидит, атаковать будут из джунглей, скрытно и без предупреждения.

Здесь обитает один из самых негостеприимных народов на Земле — сентинельцы. Никто не знает, сколько их на самом деле на острове и почему они так агрессивны. Предположительно, аборигены до сих пор не пользуются огнем, а недоброжелательность связана с крайне негативным опытом в прошлом. В данном регионе британские колонизаторы вели себя не самым лицеприятным образом и сформировали у местных негативное отношение ко всем чужакам, особенно бледнолицым. Индия, в юрисдикции которой находится Северный Сентинел, уважает право его обитателей на приватность и не предпринимает попыток как-то ассимилировать их.

Идеальный пляж для постапокалиптического фестиваля

На юге Африки расположено идеальное место для съемок следующей части «Безумного Макса» или проведения сумасшедшего фестиваля. Если бы Burning Man не проводили в Блэк-Рок, он бы расположился на Берегу Скелетов. Но есть и еще пара незначительных нюансов. Эти пески настолько безжизненны, что любая белковая форма жизни становится потенциальной едой сразу для нескольких хищников. Сюда забредают львы, шакалы и гиены, а воды вокруг кишат акулами. Казалось бы, что здесь делать такому количеству плотоядных? Их привлекают тюлени, которые, в свою очередь, питаются рыбой, благо ее в прибрежных водах полно.

Но даже если люди смогут затеряться в толпе многочисленных морских млекопитающих неподалеку от воды, их все равно ждет неминуемая смерть от обезвоживания. Источников пресной влаги нет на многие десятки километров вокруг, а дождь случается раз в несколько лет. Несомненно, окрестности здесь очень живописные: бескрайние пески, бурный океан и остовы потерпевших крушение кораблей. Однако даже попытка добраться сюда может стоить жизни. Со стороны континента путь будет лежать через не самые дружелюбные страны, где регулярно происходят вооруженные конфликта. А с моря лучше даже не пытаться. Разбитые корпуса судов здесь лежат не просто так — очень многие из них были сбиты с курса холодным течением и частыми туманами, а затем налетели на подводные скалы. Кстати, отплыть от берега на небольшой лодке (например, шлюпке) практически невозможно из-за постоянного сильного прибоя.

Самая медленная смерть

В западной части Тихого океана расположено множество коралловых островов — атоллов. Они имеют причудливую форму, покрыты приятным на ощупь песком и, в целом, внешне являются олицетворением рая. К тому же, нельзя не впечатлиться плодами тысячелетнего труда морских обитателей, которые буквально жизни положили, чтобы создать эту красоту. Один из таких островов носит заманчивое название Бикини. Кстати, именно в честь нескольких весьма зажигательных пляжных вечеринок знаменитый раздельный купальник и получил свое название.

Мероприятия проводились американскими военными и привели к тому, что по местному песочку без закрывающей все тело одежды лучше не ходить. Чуть более шестидесяти лет назад на Бикини было проведено последнее из 67 ядерных испытаний, но даже после такой срока находиться там опасно. В зависимости от места забора проб, радиационный фон на атолле может превышать в шесть раз максимально разрешенный для длительного пребывания человека. Несомненно, такая доза не убьет туриста мгновенно, но обеспечит целым букетом раковых заболеваний в ближайшие годы. Самое опасное — дышать поднятой с поверхности пылью, ведь попадая в легкие, радиоактивные частицы окажут гораздо большее воздействие на внутренние органы.

Возможно, даже хуже чем смерть

Не все страшно опасные пляжи расположены в экзотических странах, некоторые — вполне себе в Европе. Живописное побережье Великобритании в районе деревни Стэйтес может привлечь многих туристов. Но из-за своей популярности, а также «благодаря» удачному совпадению течений и других климатических факторов, это одно из самых отравленных мест на Земле. Огромное количество мусора и прочих загрязнений не только сделало море вокруг непригодным для купания, но и заразило песок. Попадание в воду чревато целым букетом тяжелых бактериальных инфекций, а полученная во время прогулки босиком ранка может сильно загноиться. Не факт, что в результате пострадавший умрет, но неделя диареи или десяток дней септической лихорадки способны кого угодно заставить молиться богам об избавлении.

Аналогичные «достопримечательности» есть во множестве стран мира. В Индии, например, расположен Чоупатти Бич в Мумбаи. В некоторых его местах категорически нельзя не только купаться, но и просто находиться вредно. А прогулявшись по пляжу Эль Гринго в Доминикане, можно не только подхватить самые разные болячки, но и получить солидную дозу канцерогенов и тяжелых металлов. Многие местные химические и фармацевтические предприятии до сих пор сбрасывают в этом районе свои отходы. Не обошлось без прибрежных экологических катастроф и в США. Калифорнийский Поче-Бич несколько лет подряд заливало огромным количеством различных отходов автомобильной и агропромышленности. Теперь экологические организации долгие годы будут устранять последствия.

Невидимая смерть

Расположенный к востоку от Австралии, Фрейзер является крупнейшим песчаным островом в мире. Его природа причудлива и живописна — дюны поднимаются на высоту до 240 метров и покрыты мангровыми и экваториальными лесами в которых прячутся диковинные «висячие» озера. Обращенное на Тихий океан побережье представляет из себя единый гигантский пляж длиной более ста километров. Вот только дальше линии прибоя к воде приближаться не стоит. Вокруг Фрейзера обитает большое количество кубомедуз, в частности, ируканджи. И это совсем не тот морской обитатель, которого хочешь встретить во время прогулки по песку, либо наслаждаясь теплой водичкой.

Беда в том, что эти стрекающие имеют почти прозрачное тело и такие же щупальца длиной до метра. Их практически не видно в воде и на песке. Яд ируканджи действует довольно медленно и первое время вполне терпимый укол игнорируешь или вовсе не замечаешь. Однако спустя несколько минут начинается целая феерия паралитических эффектов: сильнейшие боли в голове, мышцах конечностей, внутренних органов, тошнота. Дополняются они воздействием на нервную систему — беспокойством, а также на сердечно-сосудистую — тахикардией и гипертонией. Закончиться все может отеком легких, мозга и смертью. Австралия вообще знаменита всякими ядовитыми гадами, в том числе морскими. Помимо Фрейзера различные виды кубомедуз обитают в районе всех побережий этого континента.

Смотрите также: Инопланетные пейзажи острова Лансароте,
28 снимков из Исландии от влюбленного в нее фотографа

Источник

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

                    array(1) {
  [0]=>
  object(WP_Post)#2003 (25) {
    ["ID"]=>
    int(482671)
    ["post_author"]=>
    string(2) "63"
    ["post_date"]=>
    string(19) "2020-03-25 03:50:03"
    ["post_date_gmt"]=>
    string(19) "2020-03-25 00:50:03"
    ["post_content"]=>
    string(28285) "Почти 45 лет на богом забытом острове посреди Аральского моря существовал советский центр по испытанию биологического оружия. Жилой городок со школой, магазинами, почтой, столовой, научные лаборатории и, естественно, полигон, где проходили широкомасштабные испытания смертельно опасных биологических агентов, включая сибирскую язву, чуму, туляремию, бруцеллез, тиф. В начале 1990-х после распада СССР военные бросили в аральских песках и город, и полигон.

Aralsk7-29

[caption id="attachment_482674" align="alignnone" width="728"] Еще в конце 1920-х годов командование Рабоче-крестьянской Красной армии озаботилось выбором места для размещения научного центра по разработке биологического оружия и полигона для его испытания. Задача распространить пролетарскую революцию на весь мир по-прежнему стояла на повестке дня, а снаряды со смертоносными штаммами внутри могли ускорить строительство государства рабочих и крестьян планетарного масштаба. Для этой благой цели необходимо было подобрать относительно крупный остров с удаленностью от берега не менее 5—10 километров. Подходящую кандидатуру искали даже на Байкале, но в конце концов решили остановиться на трех объектах: Соловецких островах в Белом море и одиночных островах Городомля на озере Селигер и Возрождения в Аральском море.[/caption]

[caption id="attachment_482675" align="alignnone" width="728"] Основным довоенным центром изучения этой важной проблематики стал расположенный в Тверской области остров Городомля, находившийся в относительной близости от столицы СССР. В 1936—1941 годах именно здесь разместилась переведенная из суздальских монастырей и подчинявшаяся Военно-химическому управлению РККА 3-я испытательная лаборатория, главный советский центр по разработке биологического оружия. Однако Великая Отечественная война убедительно показала, что подобные учреждения впредь следует создавать куда дальше от границ СССР с вероятными противниками.[/caption]

[caption id="attachment_482676" align="alignnone" width="728"] Остров Возрождения подходил для этой задачи идеально. Этот безлюдный клочок суши в Аральском море, бессточном соленом озере на границе Казахстана и Узбекистана, был открыт в 1848 году. Безжизненный архипелаг, где отсутствовала пресная вода, по какой-то невообразимой причине назвали Царскими островами, а его составные части — островами Николай, Константин и Наследник. Именно Николай, оптимистично (а может, и с иронией) переименованный в остров Возрождения, стал после войны сверхсекретной советской базой-полигоном по испытанию поставленных на службу родине смертельных заболеваний.[/caption]

[caption id="attachment_482677" align="alignnone" width="550"]  Этот остров площадью около 200 квадратных километров с первого взгляда удовлетворял всем требованиям безопасности: практически необитаемые окрестности, равнинный рельеф, жаркий климат, малопригодный для выживания патогенных организмов.[/caption]

[caption id="attachment_482678" align="alignnone" width="728"]  Летом 1936 года здесь высадилась первая экспедиция военных биологов во главе с профессором Иваном Великановым, отцом советской бактериологической программы. Остров забрали из ведения НКВД, выселили отсюда сосланных кулаков и в следующем году провели испытания некоторых биоагентов, созданных на основе туляремии, чумы и холеры. Работы осложнились репрессиями, которым подверглось руководство Военно-химического управления РККА (Великанов, например, в 1938 году был расстрелян), и были приостановлены на время Великой Отечественной войны, чтобы вновь возобновиться с еще бо́льшим усердием после ее окончания.[/caption]

[caption id="attachment_482679" align="alignnone" width="728"] В северной части острова был построен военный городок Кантубек, официально именовавшийся Аральск-7. В общем и целом он был похож на сотни других своих аналогов, возникших на просторах Советского Союза: полтора десятка жилых домов офицерского состава и научного персонала, клуб, столовая, стадион, магазины, казармы и плац, собственная электростанция. Так Аральск-7 выглядел на снимке американского спутника-шпиона конца 1960-х.[/caption]

[adsp-pro-6]

[caption id="attachment_482680" align="alignnone" width="550"]  Рядом с поселком построили и уникальный аэродром «Бархан», единственный в Советском Союзе имевший четыре взлетно-посадочные полосы, напоминающие своим расположением розу ветров. На острове всегда дует сильный ветер, порой меняющий свое направление. В зависимости от текущей погоды самолеты садились на ту или иную полосу.[/caption]

[caption id="attachment_482681" align="alignnone" width="728"]  В общей сложности здесь находилось до полутора тысяч военных и их семей. Это была, в сущности, обычная гарнизонная жизнь, особенностями которой были разве что особая секретность объекта и не слишком комфортный климат. Дети ходили в школу, их родители на службу, вечерами смотрели кино в доме офицеров, а на выходных устраивали пикники на берегу Аральского моря, которое до середины 1980-х еще действительно было похоже на море.[/caption]

[caption id="attachment_482682" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482683" align="alignnone" width="728"]   Кантубек в пору своего расцвета. С ближайшим городом на «большой земле», Аральском, осуществлялось морское сообщение. Баржами сюда доставляли и пресную воду, которую потом хранили в специальных огромных резервуарах на окраине поселка.[/caption]

[caption id="attachment_482684" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482685" align="alignnone" width="728"]  В нескольких километрах от поселка был построен лабораторный комплекс (ПНИЛ-52 — 52-я полевая научно-исследовательская лаборатория), где, помимо прочего, содержались и подопытные животные, становившиеся главными жертвами проводившихся здесь испытаний. Масштаб исследований иллюстрирует следующий факт. В 1980-е специально для них в Африке по линии Внешторга СССР закупили партию из 500 обезьян. Все они в конечном итоге стали жертвами штамма микроба туляремии, после чего их трупы сожгли, а образовавшийся прах закопали на территории острова.[/caption]

[caption id="attachment_482686" align="alignnone" width="728"] Южную часть острова занимал собственно испытательный полигон. Именно тут подрывались снаряды или распылялись с самолета патогенные штаммы на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллеза, сапа, других особо опасных инфекций, а также большое количество искусственно созданных биологических агентов. (Фото кликабельно)[/caption]

[caption id="attachment_482688" align="alignnone" width="728"] Расположение полигона на юге обуславливалось характером преобладающих на острове ветров. Образовавшееся в результате испытания аэрозольное облако, фактически оружие массового поражения, относилось ветром в противоположную от военного городка сторону, после чего в обязательном порядке проводились противоэпидемические мероприятия и дезактивация территории. Жаркий климат с регулярной сорокаградусной жарой был дополнительным фактором, обеспечивавшим безопасность военных биологов: большинство бактерий и вирусов погибали от длительного воздействия высоких температур. Все специалисты, участвовавшие в испытаниях, проходили и обязательный карантин.[/caption]

[adsp-pro-2]

[caption id="attachment_482689" align="alignnone" width="728"] Одновременно с послевоенной активизацией военно-научных работ на острове Возрождения советским руководством было положено незаметное на первых порах начало экологической катастрофе, приведшей в конечном итоге к колоссальной деградации Арала. Основным источником питания озера-моря были Амударья и Сырдарья. В общей сложности эти две крупнейшие реки Средней Азии поставляли в Арал около 60 кубических километров воды в год. В 1960-е воды этих рек начали разбираться мелиоративными каналами — было решено превратить окрестные пустыни в сад и выращивать там такой нужный народному хозяйству хлопок. Результат не заставил себя ждать: урожай хлопка, конечно, вырос, но Аральское море начало стремительно мелеть.[/caption]

[caption id="attachment_482690" align="alignnone" width="728"] В начале 1970-х годов количество речной воды, доходившей до моря, сократилось на треть, спустя еще одно десятилетие в Аральское море стало поступать только 15 кубических километров в год, а в середине 1980-х этот показатель вовсе упал до 1 кубокилометра. К 2001 году уровень моря понизился на 20 метров, объем воды уменьшился в 3 раза, площадь водной поверхности — в 2 раза. Арал разделился на два не связанных между собой больших озера и множество маленьких. В дальнейшем процесс обмеления продолжился.[/caption]

[caption id="attachment_482691" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482692" align="alignnone" width="728"] Площадь острова Возрождения с обмелением моря начала столь же стремительно увеличиваться — и в 1990-е выросла практически в 10 раз. Царские острова сначала слились в один остров, а в 2000-е он соединился с «большой землей» и превратился, по сути, в полуостров.[/caption]

[caption id="attachment_482693" align="alignnone" width="728"]  Окончательно «похоронил» испытательный полигон на острове Возрождения распад СССР. Оружие массового поражения превратилось в малоактуальную в постсоветских реалиях сущность, и в ноябре 1991 года военно-биологическая лаборатория Аральск-7 была закрыта. Население поселка было эвакуировано в течение нескольких недель, вся инфраструктура (жилая и лабораторная), техника были брошены, Кантубек превратился в город-призрак.[/caption]

[caption id="attachment_482694" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482695" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482696" align="alignnone" width="728"] Место военных быстро заняли мародеры, по-своему оценившие оставленные армией и учеными богатства бывшего сверхсекретного научного центра. Все, что представляло хоть какую-либо ценность и при этом поддавалось демонтажу и транспортировке, было с острова вывезено. Кантубек-Аральск-7 стал труднодостижимой мечтой любителей заброшенных городов.[/caption]

[adsp-pro-21]

[caption id="attachment_482697" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482698" align="alignnone" width="728"]  Улицы городка советских военных биологов, где еще два с небольшим десятилетия назад размеренно текла гарнизонная жизнь.[/caption]

[caption id="attachment_482699" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482700" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482701" align="alignnone" width="728"]  Жилые дома.[/caption]

[caption id="attachment_482702" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482703" align="alignnone" width="728"]  Дети уже никогда не пойдут в эту школу.[/caption]

[adsp-pro-16]

[caption id="attachment_482704" align="alignnone" width="728"]  Резервуар для пресной воды, доставлявшейся с «большой земли».[/caption]

[caption id="attachment_482705" align="alignnone" width="728"]  Бывший магазин Военторга.[/caption]

[caption id="attachment_482706" align="alignnone" width="728"]  В отличие от чернобыльской зоны отчуждения, находиться здесь можно без риска для здоровья. Биологическая угроза куда менее живуча, чем радиация, хотя экологи все равно бьют в набат из-за продолжающих существовать на территории бывшего полигона могильников с остатками умерших в ходе испытаний животных.[/caption]

[caption id="attachment_482707" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482708" align="alignnone" width="728"] Однако порой пейзажи все равно напоминают окрестности столь далекой украинской Припяти.[/caption]

[caption id="attachment_482709" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482710" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[adsp-pro-22]

[caption id="attachment_482711" align="alignnone" width="728"]здесь Остров Возрождения со своей загадочной сверхсекретной историей и апокалиптическим настоящим не мог не заинтересовать разработчиков компьютерных игр, угодив в один из эпизодов Call of Duty: Black Ops.[/caption]

[caption id="attachment_482712" align="alignnone" width="728"] Обмелевшее Аральское море открывает широкий простор для ведения геологоразведочных мероприятий. Уже в 1990-е здесь открыли месторождения нефти, газа, редких цветных металлов. Их активная разработка с одной стороны и превращение острова Возрождения в полуостров с другой делают все более и более вероятным контакт все большего количества людей с территорией военной биологической лаборатории.[/caption]

[caption id="attachment_482713" align="alignnone" width="728"][/caption]

[caption id="attachment_482714" align="alignnone" width="728"] И хотя военные и гражданские власти утверждают, что все необходимые меры безопасности в отношении бывшего полигона были своевременно приняты, остается только догадываться, что еще может скрывать в своих недрах остров Возрождения и насколько неприятными для человечества могут быть эти сюрпризы.[/caption]

[caption id="attachment_482715" align="alignnone" width="728"] [/caption]

[caption id="attachment_482716" align="alignnone" width="728"] Смотрите также: 10 самых жутких заброшенных мест в России[/caption]



Источник: Автор: darriuss. Фото: Михаил Колеватов и Александр Афанасьев, panoramio.com
" ["post_title"]=> string(132) "Аральск-7 — закрытый город-призрак, где испытывали биологическое оружие" ["post_excerpt"]=> string(0) "" ["post_status"]=> string(7) "publish" ["comment_status"]=> string(6) "closed" ["ping_status"]=> string(6) "closed" ["post_password"]=> string(0) "" ["post_name"]=> string(69) "aralsk-7-zakrytyj-gorod-prizrak-gde-ispytyvali-biologicheskoe-oruzhie" ["to_ping"]=> string(0) "" ["pinged"]=> string(0) "" ["post_modified"]=> string(19) "2020-03-24 22:17:28" ["post_modified_gmt"]=> string(19) "2020-03-24 19:17:28" ["post_content_filtered"]=> string(0) "" ["post_parent"]=> int(0) ["guid"]=> string(30) "http://bigpicture.ru/?p=482671" ["menu_order"]=> int(0) ["post_type"]=> string(4) "post" ["post_mime_type"]=> string(0) "" ["comment_count"]=> string(1) "0" ["filter"]=> string(3) "raw" ["post_category"]=> string(1) "0" } }

Аральск-7 — закрытый город-призрак, где испытывали биологическое оружие

Почти 45 лет на богом забытом острове посреди Аральского моря существовал советский центр по испытанию биологического оружия. Жилой городок со школой, магазинами, почтой, столовой, научные лаборатории и, естественно, полигон, где проходили широкомасштабные испытания смертельно опасных биологических агентов, включая сибирскую язву, чуму, туляремию, бруцеллез, тиф. В начале 1990-х после распада СССР военные бросили в аральских песках и город, и полигон.

Aralsk7-29

Еще в конце 1920-х годов командование Рабоче-крестьянской Красной армии озаботилось выбором места для размещения научного центра по разработке биологического оружия и полигона для его испытания. Задача распространить пролетарскую революцию на весь мир по-прежнему стояла на повестке дня, а снаряды со смертоносными штаммами внутри могли ускорить строительство государства рабочих и крестьян планетарного масштаба. Для этой благой цели необходимо было подобрать относительно крупный остров с удаленностью от берега не менее 5—10 километров. Подходящую кандидатуру искали даже на Байкале, но в конце концов решили остановиться на трех объектах: Соловецких островах в Белом море и одиночных островах Городомля на озере Селигер и Возрождения в Аральском море.

Основным довоенным центром изучения этой важной проблематики стал расположенный в Тверской области остров Городомля, находившийся в относительной близости от столицы СССР. В 1936—1941 годах именно здесь разместилась переведенная из суздальских монастырей и подчинявшаяся Военно-химическому управлению РККА 3-я испытательная лаборатория, главный советский центр по разработке биологического оружия. Однако Великая Отечественная война убедительно показала, что подобные учреждения впредь следует создавать куда дальше от границ СССР с вероятными противниками.

Остров Возрождения подходил для этой задачи идеально. Этот безлюдный клочок суши в Аральском море, бессточном соленом озере на границе Казахстана и Узбекистана, был открыт в 1848 году. Безжизненный архипелаг, где отсутствовала пресная вода, по какой-то невообразимой причине назвали Царскими островами, а его составные части — островами Николай, Константин и Наследник. Именно Николай, оптимистично (а может, и с иронией) переименованный в остров Возрождения, стал после войны сверхсекретной советской базой-полигоном по испытанию поставленных на службу родине смертельных заболеваний.

Этот остров площадью около 200 квадратных километров с первого взгляда удовлетворял всем требованиям безопасности: практически необитаемые окрестности, равнинный рельеф, жаркий климат, малопригодный для выживания патогенных организмов.

Летом 1936 года здесь высадилась первая экспедиция военных биологов во главе с профессором Иваном Великановым, отцом советской бактериологической программы. Остров забрали из ведения НКВД, выселили отсюда сосланных кулаков и в следующем году провели испытания некоторых биоагентов, созданных на основе туляремии, чумы и холеры. Работы осложнились репрессиями, которым подверглось руководство Военно-химического управления РККА (Великанов, например, в 1938 году был расстрелян), и были приостановлены на время Великой Отечественной войны, чтобы вновь возобновиться с еще бо́льшим усердием после ее окончания.

В северной части острова был построен военный городок Кантубек, официально именовавшийся Аральск-7. В общем и целом он был похож на сотни других своих аналогов, возникших на просторах Советского Союза: полтора десятка жилых домов офицерского состава и научного персонала, клуб, столовая, стадион, магазины, казармы и плац, собственная электростанция. Так Аральск-7 выглядел на снимке американского спутника-шпиона конца 1960-х.

Рядом с поселком построили и уникальный аэродром «Бархан», единственный в Советском Союзе имевший четыре взлетно-посадочные полосы, напоминающие своим расположением розу ветров. На острове всегда дует сильный ветер, порой меняющий свое направление. В зависимости от текущей погоды самолеты садились на ту или иную полосу.

В общей сложности здесь находилось до полутора тысяч военных и их семей. Это была, в сущности, обычная гарнизонная жизнь, особенностями которой были разве что особая секретность объекта и не слишком комфортный климат. Дети ходили в школу, их родители на службу, вечерами смотрели кино в доме офицеров, а на выходных устраивали пикники на берегу Аральского моря, которое до середины 1980-х еще действительно было похоже на море.

  Кантубек в пору своего расцвета. С ближайшим городом на «большой земле», Аральском, осуществлялось морское сообщение. Баржами сюда доставляли и пресную воду, которую потом хранили в специальных огромных резервуарах на окраине поселка.

В нескольких километрах от поселка был построен лабораторный комплекс (ПНИЛ-52 — 52-я полевая научно-исследовательская лаборатория), где, помимо прочего, содержались и подопытные животные, становившиеся главными жертвами проводившихся здесь испытаний. Масштаб исследований иллюстрирует следующий факт. В 1980-е специально для них в Африке по линии Внешторга СССР закупили партию из 500 обезьян. Все они в конечном итоге стали жертвами штамма микроба туляремии, после чего их трупы сожгли, а образовавшийся прах закопали на территории острова.

Южную часть острова занимал собственно испытательный полигон. Именно тут подрывались снаряды или распылялись с самолета патогенные штаммы на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллеза, сапа, других особо опасных инфекций, а также большое количество искусственно созданных биологических агентов. (Фото кликабельно)

Расположение полигона на юге обуславливалось характером преобладающих на острове ветров. Образовавшееся в результате испытания аэрозольное облако, фактически оружие массового поражения, относилось ветром в противоположную от военного городка сторону, после чего в обязательном порядке проводились противоэпидемические мероприятия и дезактивация территории. Жаркий климат с регулярной сорокаградусной жарой был дополнительным фактором, обеспечивавшим безопасность военных биологов: большинство бактерий и вирусов погибали от длительного воздействия высоких температур. Все специалисты, участвовавшие в испытаниях, проходили и обязательный карантин.

Одновременно с послевоенной активизацией военно-научных работ на острове Возрождения советским руководством было положено незаметное на первых порах начало экологической катастрофе, приведшей в конечном итоге к колоссальной деградации Арала. Основным источником питания озера-моря были Амударья и Сырдарья. В общей сложности эти две крупнейшие реки Средней Азии поставляли в Арал около 60 кубических километров воды в год. В 1960-е воды этих рек начали разбираться мелиоративными каналами — было решено превратить окрестные пустыни в сад и выращивать там такой нужный народному хозяйству хлопок. Результат не заставил себя ждать: урожай хлопка, конечно, вырос, но Аральское море начало стремительно мелеть.

В начале 1970-х годов количество речной воды, доходившей до моря, сократилось на треть, спустя еще одно десятилетие в Аральское море стало поступать только 15 кубических километров в год, а в середине 1980-х этот показатель вовсе упал до 1 кубокилометра. К 2001 году уровень моря понизился на 20 метров, объем воды уменьшился в 3 раза, площадь водной поверхности — в 2 раза. Арал разделился на два не связанных между собой больших озера и множество маленьких. В дальнейшем процесс обмеления продолжился.

Площадь острова Возрождения с обмелением моря начала столь же стремительно увеличиваться — и в 1990-е выросла практически в 10 раз. Царские острова сначала слились в один остров, а в 2000-е он соединился с «большой землей» и превратился, по сути, в полуостров.

Окончательно «похоронил» испытательный полигон на острове Возрождения распад СССР. Оружие массового поражения превратилось в малоактуальную в постсоветских реалиях сущность, и в ноябре 1991 года военно-биологическая лаборатория Аральск-7 была закрыта. Население поселка было эвакуировано в течение нескольких недель, вся инфраструктура (жилая и лабораторная), техника были брошены, Кантубек превратился в город-призрак.

Место военных быстро заняли мародеры, по-своему оценившие оставленные армией и учеными богатства бывшего сверхсекретного научного центра. Все, что представляло хоть какую-либо ценность и при этом поддавалось демонтажу и транспортировке, было с острова вывезено. Кантубек-Аральск-7 стал труднодостижимой мечтой любителей заброшенных городов.

Улицы городка советских военных биологов, где еще два с небольшим десятилетия назад размеренно текла гарнизонная жизнь.

  Жилые дома.

Дети уже никогда не пойдут в эту школу.

Резервуар для пресной воды, доставлявшейся с «большой земли».

Бывший магазин Военторга.

В отличие от чернобыльской зоны отчуждения, находиться здесь можно без риска для здоровья. Биологическая угроза куда менее живуча, чем радиация, хотя экологи все равно бьют в набат из-за продолжающих существовать на территории бывшего полигона могильников с остатками умерших в ходе испытаний животных.

Однако порой пейзажи все равно напоминают окрестности столь далекой украинской Припяти.

здесь

Остров Возрождения со своей загадочной сверхсекретной историей и апокалиптическим настоящим не мог не заинтересовать разработчиков компьютерных игр, угодив в один из эпизодов Call of Duty: Black Ops.

Обмелевшее Аральское море открывает широкий простор для ведения геологоразведочных мероприятий. Уже в 1990-е здесь открыли месторождения нефти, газа, редких цветных металлов. Их активная разработка с одной стороны и превращение острова Возрождения в полуостров с другой делают все более и более вероятным контакт все большего количества людей с территорией военной биологической лаборатории.

И хотя военные и гражданские власти утверждают, что все необходимые меры безопасности в отношении бывшего полигона были своевременно приняты, остается только догадываться, что еще может скрывать в своих недрах остров Возрождения и насколько неприятными для человечества могут быть эти сюрпризы.

Источник: Автор: darriuss. Фото: Михаил Колеватов и Александр Афанасьев, panoramio.com

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

Скандинавская сказка: живописные пейзажи Норвегии в объективе Ханса Гуннара Аслаксена

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Какой была после войны «самая фешенебельная деревня Европы»?

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

25 примеров дизайна квартир, в которых сможет жить далеко не каждый

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

Эглет, колливубл и другие слова, знанием которых можно блеснуть в компании

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Лови момент истории: 35 самых удачных фото, украшавших журнал LIFE

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

10 правил стайлинга еды — красивой подачи блюд

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

36 редчайших исторических фотографий

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

12 абсурдных, но правдивых фактов о чукчах, которые вас удивят

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Как на самом деле жили люди при Сталине

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}