Расскажи друзьям

Не поеду!
Я уже поехал!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Нет!
Я уже подписан!
Подпишись на еженедельную рассылку БигПикчи и получи
400 рублей
на первую поездку с такси Gett
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи скидку 20% или «двойную Пепперони» в подарок от Додо Пицца
Подпишись на рассылку BIG WEEK и получи скидку 20% или «двойную Пепперони» в подарок от Додо Пицца
01.12.2017

Тонкие струны Байкала, или 400 км на коньках

Все началось с мечты. Мечты увидеть чистейший лед Байкала, прикоснуться к святыне Сибири, почувствовать мощь Озера и впитать его красоту. Хотя кроме таких высокоморальных мыслей не покидала идея просто погонять на коньках по здоровенному катку и поснимать байкальские ледяные красоты.

Путь длиною в 400 км на коньках был пройден нами меньше чем за 2 недели и поместился в эти строчки. Сегодня я расскажу про большое зимнее путешествие: про чистейший лед Байкала, про старых друзей и новых добрых знакомых, про закаты-рассветы и хмурое небо, добрых и злых духов Ольхона.

0

Спонсор поста: Водительская медицинская справка: Наша шоферская медкомиссия ценит ваше время - весь процесс займет очень мало времени и медсправка для ГИБДД в кротчайшие сроки будет у вас на руках.
Источник: Жжурнал/satorifoto

Мечты мечтами, но намного приятнее, когда они осуществляются. 2 года назад еще родилась эта идея — покорить Байкал. Первые мысли были, конечно, слегка сумасшедшими: пройти вокруг Байкала или хотя бы от Юга до Севера. Потом выяснилось, что лед редко бывает чистым на Юге и Севере и там можно просто закопаться в снегу — и сойти с маршрута. Поэтому стал вырисовываться более реалистичный вариант: Ольхон, Бугульдейка, Листвянка… Стал искать себе команду. Выяснилось, что люди слегка меня не понимают в коньковом вопросе. Иногда даже чувствуешь себя слегка сдвинутым, когда на тебя таращатся с круглыми глазами с фразами типа: «На коньках?! Да ты там сдохнешь в первый же час — это ж тяжело…», «Вас там ветер так сдует, что долетите до Баргузинского хребта…», «Лететь в Иркутск как в Европу стоит».

Мои успокоительные фразы в ответ для этих почемучек были простыми: «Да есть специальные коньки! И билеты дешевые найдем», «Там же зимовья есть везде и турбазы — спрячемся, как Сарма подует». Успокоительные фразы не подействовали — и ребята пошли кто куда: кто в Хибины, кто в Саяны, традиционно на лыжах. Думаю, тогда мне просто не хватило энергии заразить энтузиазмом своих друзей: сдавал диплом физтеха в тот год, была какая-то тревога за будущее и неопределенность.

При подготовке к экспедиции очень помог форум сайта angara.net. Люди туда заходят спортивные и отзывчивые, можно найти и попутчиков, и машину на заброску. Большой ошибкой было позвонить в автобусную диспетчерскую Иркутска. Унылый раздраженный голос тетки-редиски из справочной повествовал мне о том, что «ничего не ходит туда, и даже больше не спрашивай». Впрочем, выяснилось, что автобусы ходят, и даже есть выбор, куда сесть, просто они друг с другом «не дружат». Поэтому, если хотите сэкономить — езжайте на маршрутке: зимой это всего 400 рублей до МРС, звонить можно по этому поводу Татьяне из Хужира (она там гостиницу сдает). Телефоны, если кому надо, дам по почте. Другие полезные источники можете посмотреть в конце этого рассказика.

А мы заказали машину до Бугульдейки: нас 5 человек, с большими рюкзаками — что мы будем людям мешать в маршрутке ездить. Сторговались до 4 тысяч с водителем, это считается нормальной ценой — выше только для москвичей. А когда нам удалось купить билеты на самолет за 11 тысяч — радости просто не было предела. Снаряжение искали тоже, что называется, «всем миром»: коньки частично взяли у знакомых, которые уже ходили на Байкал.

Кстати, именно их отчет и фотографии когда-то натолкнули меня на мысль о путешествии на коньках по Байкалу. Их коньки пришлось переделывать: ставить крепления от сноуборда (лямочки и застежки). А 2 пары коньков у нас были совершенно необыкновенные: Саша привез из Норвегии специальные походные коньки! Легкие, с удобными лямками — загляденье! Но и стоили они соответствующе… Защиту и крепления от сноуборда дал Никита, а еще было много людей, которые помогали спальниками (мы брали 2 штуки на человека либо очень теплые), креплениями и прочими тряпками-железяками-пластмассками. А еще для конькового похода взяли лыжные советские палки, предварительно их заточив.

Информацию по байкальским местам красот можно найти, например, тут: nature.baikal.ru.
А карту для жпс тут: baikalnavi.org.
Ледовую обстановку мы мониторили чуть ли не каждый день: geol.irk.ru.
Сейчас, например, видно, что снегом все напрочь занесло. Байкал готовится к весне.

Перед походом провели пару тренировок. Не сказать, что мы фигуристы или какие-то матерые конькобежцы. Некоторые из нас на коньках-то стояли всего пару раз. Так что мы держались на этих тренировках на одном лишь энтузиазме поехать на Байкал. Впрочем, энтузиазм тогда не обеспечил нам защиту от удачных падений и синяков. Одна из тренировок была в Шатуре — там я наивно хотел испытать коньки на реальном озере, но снега в этом году намело у нас будь здоров. Получилось потренироваться только на катке. Там же было решено взять с собой санки для волочения рюкзаков. Такие специальные походные саночки, пластиковые. К слову, на одном из московских катков меня позорно выгнали с норвежскими коньками. Видимо, за превышение. А разогнаться на них можно до 25 км/ч парой ударов копыт. Сами по GPS потом проверяли на Байкале. Впрочем, результат тренировок нас не испугал, разве что добавил в список нашего снаряжения кошки (что оказалось потом полным абсурдом). А еще мне пришла в голову прекрасная и крайне разумная идея взять ледоруб и буры для крепления палатки на льду. Впрочем, буры и ледоруб были очень рады побывать на Байкале, но из рюкзака вылазить так и не захотели.

Итак, день отъезда. Стандартная картина, чего там таить: ядерный взрыв разметал наши жалкие тряпки по всей комнате, остается пара часов, чтобы собрать все в одну кучу в рюкзаке. Утрамбовка в самом жестоком виде так и не помогла: рюкзак был гигантским. Сказалась наша запасливость: 2 спальника, кошки, теплая одежда, фотобарахло в большом количестве: Nikon d80, nikkor 50 1.8, nikkor 70-300 4.5/5.6 vr, tamron 17-50 f 2.8, штатив, gopro. Впрочем, надеть его как-то удалось. Весы показывали 40 кг. Хорошо хоть мне из дома в Королеве недалеко до электрички тащить (про Байкал я как-то даже старался и не вспоминать). Впрочем, скиснуть не давало наличие санок для этих бегемотов. Все, садимся. Электричка — метро — электричка — самолет. Добрые пассажиры напарываются на наше барахло, провожая нас возгласами типа «романтики, блин». На досмотре у всех находят длинные сабли в рюкзаках и гранаты. Не привыкли, видимо, к походникам на коньках.

Ну вот и наконец-то вырвался из лап Москвы. Это счастье, когда мечта начинает сбываться, когда впереди — целое приключение, полное жизни, света и движения. А так и стухнуть можно дома: силы вытягивает этот город только так, словно питается большим количеством суетящихся людей.

В самолете осенило: забыли термосы. Ну что ж, придется ждать с 5 утра, когда самолет прилетит, до 10 — ждать открытия магазина. Еще надо было встретить Лешку, он только-только ночью вернулся из похода по Восточным Саянам. Лешу встретили сразу же: к нам вышел такой матерый загорелый турист. Его вид явно напоминал нам, что мы скоро будем такими же красивыми. Перепаковываемся — закупаем оставшуюся хавку — и в путь!

Водитель Серега — неразговорчивый бурят. Но очень спокойный и рассудительный, топит на своем крокодиле через холмы и предгорья у Танжеран. Ясное синее небо, солнце слепит. Деревья пролетают мимо, поселки, дома, степи — вырубаюсь от двух бессонных ночей — снова в полудреме смотрю на выжженные солнцем цвета. То ли глаза устали, то ли не привык к такому солнцу: все кажется блеклым, почти черно-белым. И тишина, только мотор машины работает, везет нас на полных парах в Бугульдейку.

8 марта

1. Ну что ж, мы приехали! Вот он уже виден — кусочек мечты, за поворотом. Пытаюсь купить воду для обеда в магазине — нету, есть только газированная. Тетя в магазине явно позабавилась моему вопросу о воде. Ну что ж, обед-то готовить как-то надо. Хотели по-быстрому, чтобы лед не топить. Вышли на берег Байкала. Лепота! Но пока как-то страшно выходить, это как в открытый космос первый раз выйти. Но когда-то это должно было случиться — вышли, походили немного по льду. Впечатления самые необыкновенные, восторг. На берегу — большие глыбы белых камней. Видимо, мрамор. Бугульдейка раньше была рабочим поселком для перевозки плотов из леса по Байкалу, и был тут мраморный карьер. И аэродром тут раньше был. А сейчас как-то все загибается, много брошенных домов. Продолжаю поиски воды. Подошел к участку, где мужик напористо пытался снести сарай-туалет ловкими движениями. Попросил воды принести. На довольную усатую улыбку и фразу «А там че — нету?» (с указанием в сторону самого большого запаса пресноводной воды в мире) я ничего кроме тупой улыбки в ответ сказать не смог. Мужик, впрочем, не сопротивлялся — и воду принес.

2. Пообедали. Жизнь прекрасна. Довольные сытые шарики выкатились на лед. Такая красота — хоть никуда не иди. Ползаем по льду, лапаем сосульки и льдинки как дети. Развалились на льду и смотрим на пузырьки, трещинки, бирюзу прибрежного льда. Картина: 5 человек ползают по льду, размахивая лапами, бегая туда-сюда и шлепаясь с непривычки на лед, крича друг другу восторженные фразы. Ну что тут могли подумать местные рыбаки? Ну ничего, привыкли. Встали на коньки, попробовали — катится замечательно, можно хоть педали почти не крутить — само несет. Тут же придумали конструкцию, как закрепить саночки веревкой на пояс. В добрый путь!

3. Первый час был крайне неудачным в плане километража. Я заваливался у каждой ледышки и пытался найти подходящий ракурс, сфотографировать лед, торосы. А торосы около Бугульдейки были одними из самых больших и красивых на всем нашем пути: бирюзовый лед огромными осколками был навален у берега. Первые ощущения от катания — самые свежие и яркие: потом все же приедается катиться по льду.

4. Как и показывали космоснимки, лед — чистейший. Просто огромный каток. Просматриваются хорошо белые сопки Баргузинского хребта на другом берегу.

5. Рюкзак как-то болтается себе спокойно сзади по льду, совсем не напрягает и не тянет назад. День получается коротким: надо успеть до зимовья, а уже вечереет. Слишком долго возились с ледышками.

6. К вечеру наползли медленно тучи, серая хмарь легла на солнце. Красивого заката не видать. Зато забрались уже на берег, ищем зимовье. Не тут-то было. Никакого зимовья и в помине нет, хотя на карте отмечено. Вот тебе и мыс «Голый»: надо было вчитаться в название… Но это нас не расстроило: забрались на пригорок, поглазели на уходящее солнце, поставили палатки, развели костер — готовим вкусную еду.

7. Вот и ночь наступила. Удивился, как вышла полная луна. Кажется, что перед тобой — целое море, в котором плещется вода, отражаясь мелкой лунной рябью.

8. Пошел погулять на ночной лед, оставив своих друзей готовить еду у костра. Байкал скрипит, ухает, разговаривает во сне. От резких звуков, тресков и бульканий сначала вздрагиваешь, а потом привыкаешь. Чувствуется сила, мощь озера. Оно живет, сопротивляется оковам льда. Наверху в небесной тишине — звезды, впереди — луна, под ногами — чернота прозрачного льда, там уже толща воды. Натуральный космос!

9. Чтобы попасть с берега на озеро, приходится перебираться через груду торосов на берегу. Льдинки мелкие легко и звонко раскалываются. Копаться среди торосов ночью — веселое занятие. Такое ощущение, что непрошеный посетитель забрел случайно на кладбище битых бутылок и устроил там дебош. Как-то стыдно будить так Байкал… Пойду-ка я поем и спать.

9 марта

10. Что-то не жарко просыпаться. Внутренний термометр подсказывает температуру –30. Иней падает с верха палатки за шиворот, пока достаешь свое тело из спальника и засовываешь в закоченевшие ботинки. Чешский термометр, прикрученный кем-то к палатке, вроде не возражает против моего внутреннего термометра: на чешском есть шарик на отметке –30 и красная жидкость зябко жмется внутри этого самого шарика, не желая подниматься наверх.

11. Хмарь никуда не делась с вечера. Движение — это жизнь, согреваемся на коньках.

12. Это с утра я расстроился такой погоде, а к обеду (а тем более — потом) уже понял, что тучи над Байкалом — настоящий подарок фотографу.

13. Лед тихо замирает, тучи пролетают на низкой высоте, перекрывая солнце — и мы, одинокие человечки, катим по диким местам Байкала.

14. Ни души вокруг: никаких машин, птиц, людей. Только ветер шумит, да и лед трещит по швам.

15. Лед идеальный: гладкий, ровный. Скользить по такому — одно удовольствие. Иногда на пути встречаем трещины. По их поводу я очень переживал дома. Думал — как проходить будем, даже веревку для страховки хотел брать. Но тут нам повезло: трещины все были закрыты громадными торосами, и везде можно было пролезть на следующий чистый участок.

16. Подъезжаем к мысу Крестовский. На горе действительно стоит крест, а рядом — поселение фермеров. Погода становится все хуже. Тучи снижаются, видимо, скоро пойдет снег или поднимется сильный ветер. Тревожное чувство.

17. От опасений за свою шкуру спасает мысль про корову на льду: рядом с фермерским хозяйством, прямо на берегу у торосов пасутся коровы. Не знаю, что они там жрут, бедолаги, но им явно жизнь малиной здесь не кажется. А у нас уже новая мечта — увидеть корову на льду. Следы их бурной жизнедеятельности тут повсюду.

18. Даже остановились специально подождать, когда корова соизволит выйти к нам на лед. Но не тут-то было — не захотели они нам шоу-балет устраивать. Зато насмотрелись мы вдоволь торосов на берегу. Лед у берега необыкновенно красивого бирюзового оттенка. Лежат себе такие глыбы и думаешь, с какой же силой должен был Байкал бушевать, чтобы забросить такие куски на берег!

19. Перекусили, пообедали на льду — едем дальше. Тут к нам подъезжает машина. Мужики предлагают нам залезть к ним — и ехать в баню в домик в распадке. На их внешнем виде 8 марта явно сказалось не лучшим образом: красные выпученные глаза мужиков, хриплые сонные голоса и ленивые ухмылки очень настойчиво стали требовать нас в свой дом и баню. Суровый сибирский маркетинг… Но коньки — штука хорошая, они нас донесли до трещины, а ее мужики уже не собирались переезжать. И уехали дальше в свою баню. Туда им и дорога, в баню эту.

20. Торосы — как крылья или паруса кораблей — возвышаются над чернотой Озера и льда. Смотришь в чарующую глубину воды под собой — она затягивает, гипнотизирует.

21. А погода тем временем меняется каждую секунду: тучи сгущаются, чаша великого Озера напрягается под свинцовыми тучами, готовая разнести в клочья очередную льдину в трещине под шум спецэффектов разлетающегося вдребезги льда.

22. Закрываешь глаза на отдыхе между перегонами — и видишь сеть трещин. Они и сейчас отпечатались где-то в мозге и иногда проносятся яркими линиями в голове. Интересно, это Байкал сейчас живет во мне, оставив так свой след? Тишина и гладь. Тревожная тишина. Что ждать от этой дикой природы? Жмемся ближе к берегу, пока катится хорошо. Иногда воздух прорывают резкие выстрелы звука ломающегося льда.

23. У берегов Байкала лед совсем другого оттенка, чем за километр. Словно кто-то бочку с краской утопил: яркий и словно светящийся изнутри. Внутри — вмороженные тонкими нитями пузырьки и иные объекты явно инопланетного происхождения. Вот же постаралась художница-природа!

24. Тут иногда стало появляться солнце сквозь тучи, освещая лед как будто изнутри. Вспоминаются всякие физические штуки, дабы заглушить природный страх перед надвигающейся стихией. Например, вспомнилось, что на юге Байкала расположена удивительная станция по ловле нейтрино. Байкальский нейтринный телескоп — красивая штука: состоит он из пары сотен светочувствительных фотоумножителей (ФЭУ, «Квазаров»), закрепленных на нескольких тросах и спущенных в Байкал на глубину больше километра. Внешне конструкция представляет собой кучу шариков, нанизанных на нитки. Проходя через воду, нейтрино реагирует с веществом, образуя мюон. А мюон уже генерирует черенковское излучение. Вот его-то и ловят ФЭУ. Наука наукой, а нам топать дальше надо.

25. Все-таки катиться весь день вдоль берега утомительно. Иногда хочется подойти поближе к берегу, поглазеть на торосы, льдинки. Но зато и лед тут похуже, приходится много участков объезжать, искусно орудуя рюкзаком на веревочке, вводя его в полицейские развороты, чтобы он на льдины не напоролся и не перевернулся.

26. А вот и снова поле ледышек начинается. Ученые подсчитали, что для протяжения в 30 километров и изменения температуры в 20° расширение льда составит целых 42 метра. То есть лед как раз в торосах и освобождается, разбрасывая по глади такие прозрачные осколки. А осколки эти настолько прозрачные, что через них можно хоть книгу читать! Конечно, интересно было бы увидеть, как сковывается льдом Байкал.

Говорят, сначала образуется плавучий лед. Он выносится в озеро реками, образуется из расколотых сокуй — ледышек, намерзших на скалах и берегах. Ветер играет с огромными льдинами, перебрасывая их, как игрушки друг к другу. Затем льдин становится все больше — и они смерзаются вместе. Так сковывается Байкал. Этот лед — самый противный для конькобежца: он непрозрачный и неровный из-за наплесков волн. Катиться по нему — как по шпалам на велосипеде… Зато этот лед (его называют «осенец») считается самым надежным. Есть еще один противный лед — колобовник. По нему ехать — сущий ад: в разные стороны торчат плиты льда, наплески и неровности.

27. За размышлениями о Байкале пошел снег. Тучи мягко опустились на лед, все вокруг затихло — и снег мелкими хлопьями начал покрывать медленно всю гладь Озера. Снежинки собираются в островки, танцуют причудливым танцем на тихом ветерке, собираются вместе и убегают от нас, конькобежцев. Честно — я ожидал увидеть ветер, готовился, что надо будет сматываться от него к берегу, если рванет с большой силой. Но тут было просто очень красиво: снежинки тихо скользят небольшими струями. Время замирает, затихает. Смотришь на это и диву даешься, как же все в природе гармонично и музыкально.

28. Поверхность льда теперь вся укрыта снегом. Недолго же мы видели чистейший лед, наслаждались полетом над этим космосом. Но все равно красиво: облака, кусочки солнечных зайчиков вдали, мягкий свежий снег.

29. Катиться становится чуть тяжелее. Снег тормозит саночки с рюкзаками, но коньки скользят хорошо. Ехать жарко, много энергии выделяется при таких упражнениях на льду.

30. Я уже 2-й день в спешном порядке и рваном темпе пытаюсь догнать свою группу: хочется и пофотографировать, и успеть пройти намеченное. Такой темп на моем здоровье хорошо не сказался: сначала начали сильно напрягаться ступни, почти без отдыха ведь весь день.

31. А к вечеру заболели сухожилия или связки там, где пятка, но чуть повыше. Ехать стало болезненно. Поэтому будьте внимательны к вашему темпу и отдыху, если соберетесь на Байкал, берегите ноги. К слову, у остальных ребят ноги не болели, все было хорошо весь наш долгий путь.

32. К вечеру приехали к бухте, где должно было находиться зимовье. На карте оно отмечено как летник и находится в глубине бухты, в двух километрах от берега. Все настолько устали, что уже хотят остаться прямо на берегу: лень тащить рюкзаки 2 км до домика. Идем на разведку к избушке. Уже опускается вечер, надо быстрей определяться, где жить. Дует пронизывающий холодный ветер. К вечеру сильно холодает, стоять на месте нельзя — окочуришься сразу же.

Подходим к домику. Вокруг — следы медведя, видимо, он тут недавно отлеживался: следы свежие, снежок и трава еще не успели налететь в следы. Это плохо, мы насторожены. Вокруг — грязь, земля, помет. Заходим в домик — никого. Есть печка, нары, столики. Немножко грязно — но терпимо. Главное, что печка есть: в такой мороз и ветер это большая подмога. Возвращаемся к берегу, ребята решили поиграть в демократию: кто-то хочет остаться тут на берегу на растерзание ветрам, кто-то — забраться на горку рядом. Поиграли — и хватит, идем в домик. Уже опустилась ночь. Топим печку, есть немного дров в домике. Хотим натаскать еще дров из леса. Выхожу из домика за дровами в лес на горе, всматриваюсь в сумерки: нет ли зверья вокруг, места-то совсем дикие. Опа, кажется, что вдалеке уселся мишка и нюхает воздух… Сразу мысль — зайти в дом, проверить дверь. Благо, есть замочек на двери.

Всматриваюсь еще, в темноте это не так просто: теперь явно неподалеку, как раз в лесу бегает волк — суетится у границы леса. Перепутать сложно: движется он активно, перебежками. Желание пойти за дровами как-то пропало: оказаться запоздалым деликатесным ужином оголодавшего зверья как-то не хочется, при всем моем сочувствии к их непростой жизни. Готовим ужин, как-то приуныли: день тяжкий, да еще и зверье донимает своим присутствием. Но ничего, сегодня у Кирилла день рожденья: свечки в тортике, поздравления, вкусный ужин — расслабились и завалились спать.

10 марта

Утро прекрасно. Туч как не бывало, а сильный ветер дает надежду еще разок увидеть чистый лед Байкала. Оказывается, медведь оставил вместо себя утром плотный куст, причем не поленился его основательно вкопать… Зато у озера теперь пасутся лошади, подняли морды, раскрыли ноздри — приветствуют путешественников.

33. Этот день — яркий, солнечный, ветреный. Идем вдоль берега, лед так себе: с большими островками снега, которые нас подтормаживают. Не удалось ветру все сдуть. Но зато те кусочки льда, которые обнажились, хорошо привлекают внимание.

34. Про лед Байкала можно рассказывать бесконечно. И показывать картинки. Везде он разный: трещины, разломы, пузырьки воздуха, водоросли.

35. Байкал покрывается льдом полностью, кроме участка в 20-25 км в истоке Ангары. В среднем лед держится полгода на Севере и немного меньше — на Юге.

36. Иногда форма льда имеет правильную структуру, словно кристалл, но по большей части это хаотичная сетка трещин, лепестки которых расходятся во все стороны.

37. Вечер на Байкале — торжество спецэффектов. Булькания, скрежетания, царапание красиво дополняются разлетающимися под ногами трещинами. Едешь по льду — а от тебя убегают разломы и трещинки с характерным хрустом.

38. До Ольхонских ворот остается с десяток километров. Но мы, наверное, уже и не успеем за сегодня. День из-за островков снега выдался тяжелый, пройти бы 35 км.

39. Солнце слепит ярко. Мои друзья даже разделись по пояс — едут на коньках полуголые. Так и сгореть можно, солнце уже весеннее. Пыхтим как паровозы.

40. Но все лучше, чем мороз утром и вечером: тепло и по-весеннему радостно.

41. Вот и солнце уже клонится к горизонту, готовое к зимнему сну. А мы идем к берегу. Солнце за день притопило выпавший снег, приморозив его ко льду. Шансы покататься по гладкому чистому льду все уменьшаются. С одной стороны, надеемся на сильный ветер, с другой — хочется, чтобы он хотя бы в спину дул.

42. У берега традиционно много трещин, торосов. По карте тут — зимник или летник. Но карты опять подводят: зимника нет и не было в помине. Но бухта явно обжитая: битое стекло, кучки мусора, остатки шалашей на склоне. Разбиваем лагерь прямо около берега, на земле. Холодно.

11 марта

43. Утро. Светает. Вызвался проснуться первым в самую рань, приготовить костер, растопить лед. Дежурных у нас нет — как хотим, так и готовим. В маленькой дружной компании лишнее принуждение не нужно. И не пожалел, что проснулся. Рассвет прекрасен. Ясными сильными линиями прорезался горизонт.

44. Говорят, когда утренняя заря красная или багрово-красная, а солнце показывается из-за туч или рваных облаков — то ждать непогоды. Берег очень красив: дикие места!

45. Посмотрим поближе.

46. И еще чуть ближе к этому красивому дереву.

47. Солнце поднимается из-за горизонта, раскидывая солнечные зайчики от поля торосов. Кажется, что перед тобой Море с необыкновенным цветом воды.

48. Жаль, что рассвет такой короткий на Байкале весной. Не успеешь очароваться солнышком — и оно уже убегает наверх, над горизонтом…

49. Опять нас ждет большой перегон. На этот раз — до самых заветных Ольхонских ворот. Ольхон уже видно давно, большая колбаса острова лежит на горизонте (что-то только 4-й день экспедиции, а гастрономические темы уже стали назойливо приходить в голову).

50. Ну вот мы и тут, доехали. Путь нам преграждает огромная мокрая трещина. Пока неясно, как через нее прыгать, поэтому останавливаемся на обед. Тут вдалеке проезжает буханка через трещину. Вот туда-то мы и пойдем. Спокойно перешли, воды даже нет. Леша уже почти месяц в походах: сначала по Саянам, теперь с нами. Настоящий полярник!

51. Ольхонские Ворота — опасное место. На машине мало кто решается тут проехать (ездят, конечно, но не так активно, как в Малом Море). И хоть ветер стих в Большом Море, здесь всегда есть ветерок. Это — место рождения Сармы. Мне понравился вот этот кусочек из прекрасного отчета:

«Вообще, Байкал в плане ветров уникальное место. Ученые мужи подсчитали, что на озере имеется несколько постоянных ветров и куча блуждающих. Буряты и тунгусы, веками живущие на берегах этого озера, посчитали все эти ветра задолго до ученых мужей и уже успели многим из этих ветров дать свои названия и насочинять уйму легенд, связанных с ними. Мне очень нравятся всякие легенды и сейчас не терпится поделиться одной из них. Называется она “Омулевая бочка”. Кстати, перед легендой скажу немного про омуля, чтобы легенда была понятней. Байкальским рыбакам известно, что омуль ходит огромными косяками, и если наткнулся на такой косяк, то молись, чтобы сеть не порвалась, потому как рыбы в него набивается столько, что аж дух захватывает.

Даже край такого косяка зацепить сетью — большая радость. Только вот закономерность в маршруте передвижения таких косяков никто просчитать не может, вот и получается, что сегодня густо, а завтра пусто. Буряты связали воедино особенности рыбной ловли с озерными ветрами, и вот что получилось:

Гуляют по Байкалу два брата-ветра (Култук и Сарма) и гоняют по озеру омулевую бочку. Играют ею, наперегонки бегают. Да так, что щепки от нее летят (косяки омуля). Многие из людей охотятся на эту бочку. Жажда несметных богатств движет ими, и они тратят свою никчемную жизнь в поисках этой бочки. Братья-ветры хохочут над ними, переворачивая их лодки и отправляя на дно, но количество алчных людишек не убавляется, ведь, поймав ту бочку, можно стать хозяином Байкала. Однажды братья, заигравшись, швырнули бочку очень далеко, а бедный рыбак, вышедший в море, чтобы наловить немного рыбы для своей семьи, случайно поймал ее сетью.

— Что ты хочешь взамен? — спросили ветры рыбака. — Отдай нам бочку, и мы выполним любое твое желание.

— Ничего мне не нужно, — ответил бедный рыбак. — Эта бочка принадлежит вам.

Братья удивились великодушию рыбака, и с того дня сеть его вылавливала ровно столько рыбы, сколько нужно было, чтобы вдоволь накормить всю семью. Уважая простых рыбаков, братья и по сей день наполняют их сети рыбой, обделяя только алчных, которые по-прежнему ищут омулевую бочку.

Вот такая легенда. Красивая».

52. Скоро лед оказывается абсолютно убитым: Сарма постаралась. А нам еще вот так корячиться до самой базы Ольтрек 15 км. Валяемся на льду, отдыхаем. Много не пролежишь — холодом веет, да и заболеть можно.

53. Ну ничего — придем, нас ждет теплый домик, вкусный ужин. Есть куда торопиться. Приехали к ночи на базу. Тут нас встретил Юра. Юра — удивительный человек. С таким радушием и заботой он нас принял, беспокоясь о нашем тепле, о том, чтобы мы сытыми остались. И воды принес нам, и печку помог очистить, и про Байкал пришел рассказал.

54. После московского «гостеприимства» мы были просто ошарашены таким добродушием в Ольтреке. Думаю, именно благодаря таким людям на Байкал хочется возвращаться снова и снова.

Смотрите также: Лица Сибири: 35 потрясающих портретов якутов, ульчи и негидальцев

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus