Топ-100

Фарах Пехлеви: последняя королева Ирана, потерявшая все, кроме надежды

Сегодня некоторые воспринимают Фарах Пехлеви - супругу последнего шаха Ирана Мохаммеда Реза Пехлеви, как символ светской, свободной от религиозного мракобесия страны. Немало и тех, кто считает ее олицетворением самодурства и расточительности иранской монархии. Как бы там ни было - эта женщина, пережившая не только мужа, но всех своих детей, оставила серьезный след в истории и достойна уважения. Кем была на самом деле "последняя императрица" Ирана?

Фарах Пехлеви 81 год и она живет в США, в небольшой, но роскошно обставленной квартире. Ее окружают изысканные скульптуры, картины известных мастеров и фотографии дорогих ей людей, которых давно уже нет в живых. Женщина пережила не только своего мужа, но и дочь Лейлу и сына Али. Она думает о них каждый день, но не может позволить себе впасть в отчаяние, ведь она живет ради Ирана и своего народа, с которым ее разлучили.

Будущая жена иранского монарха Мохаммеда Реза Пехлеви, Фарах Диба, родилась в Тегеране в 1938 году в семье офицера. Ее отец был сыном известного дипломата, служившего российским императорам Романовым, и получил прекрасное образование во французской военной академии Сен-Сир.

Семья относилась к иранской аристократии и считалась одной из самых уважаемых в стране, поэтому Фарах должна была соответствовать своему положению в обществе. Родители позаботились о том, чтобы их дочь освоила манеры настоящей леди и обучали ее французскому языку, истории и литературе.

Отец не хотел, чтобы Фарах носила хиджаб - он был человеком очень прогрессивных взглядов и мечтал о том, что его девочка получит хорошее образование во Франции и найдет там себе достойного спутника жизни. Фарах с самых юных лет боялась разочаровывать отца и изо всех сил старалась учиться и становиться лучше.

Фарах Диба отличалась от сверстниц интеллигентностью и целеустремленностью, но при этом росла доброжелательной и жизнерадостной. Она училась в тегеранской школе Жанны д’Арк, где была известна не только отличной успеваемостью, но и спортивными достижениями. Фарах серьезно занималась баскетболом и даже возглавляла школьную команду.

Умная, красивая и спортивная девочка не смотрела на других свысока и всегда была готова прийти одноклассникам на помощь. Поэтому злых завистников у будущей шахини не было и ее любили все без исключения. Учителя характеризовали Фарах как "труженицу" и человека с тонкой душевной организацией.

После школы девушка решила точно следовать воле отца и поступила в парижский архитектурный институт École Spéciale d'Architecture. Этот ВУЗ считался мужским, но смелую Фарах это не смущало - она успешно сдала все вступительные экзамены и с головой ринулась в учебу.

График обучения в одном из лучших архитектурных институтов Европы был невероятно насыщенным, поэтому студентка всего один раз позволила себе отдых. Это было в 1959 году, когда в Париж прибыл с официальным визитом шах Мохаммед Реза Пехлеви правитель ее родной страны.

Фарах Диба должна была присутствовать в числе избранных на торжественном вечере, посвященном монарху, в посольстве Ирана. Пехлеви тогда не был женат - он всего год, как расстался со своей супругой Сорайей и был в поиске новой жены. Он хотел найти женщину, которая была бы достойна стать женой шаха, а также смогла бы родить ему наследника престола.

Перед мероприятием однокурсницы шутя спрашивали Фарах: "Почему бы шаху не сделать тебе предложение? Ты ведь такая умница и красавица!" Девушка смеялась вместе с подругами и даже не могла подумать, насколько эта шутка близка к реальности. Она вспомнила ее, когда столкнулась с шахом лицом к лицу.

В посольство Фарах пришла в черно-белом твидовом костюме с камелией на лацкане, излучая скромность и обаяние. Девушка выделялась из общей массы гостей и шах подошел, чтобы поговорить с ней. Мохаммед Реза Пехлеви пожал юной студентке руку и поинтересовался ее успехами в учебе. Фарах сначала смутилась, но затем взяла себя в руки и с улыбкой ответила шаху. На следующий день она описала в письме матери в письме свои впечатления о встрече:

"Какой у него красивый автомобиль, а сам он какой симпатичный! Он почти седой, у него печальные глаза. Как я рада, что увидела его в первый раз вблизи".

Вскоре девушка забыла об этой мимолетной встрече и начала готовиться к сессии и летним каникулам. Она не знала, что шах в это время уже все обдумал и готовился сделать ей предложение. Позднее Мохаммед рассказывал, что сразу понял - перед ним та самая, единственная, которую он хотел видеть своей женщиной.

"Я понял это, как только мы встретились… Она была той женщиной, которую я так долго искал, и могла стать королевой, в которой нуждалась моя страна".

Но чтобы не испугать Фарах, Мохаммед начал действовать очень деликатно. Сначала девушку пригласили в дом Ардешира Захеди - родственника шаха и чиновника, отвечающего за стипендии иранских студентов за рубежом. Девушка так и подумала, что речь пойдет о каких-то выплатах. Как бы случайно в доме Захеди оказался шах и между ним и Фарах опять произошел короткий, ничего не значащий разговор.

В тот раз девушка не заподозрила, что встреча была спланирована. Но вскоре ее пригласила на ужин дочь шаха - после этого Фарах почти не сомневалась, что встречи с таким человеком, как Мохаммед Реза Пехлеви не бывают случайными. Поэтому когда после ужина правитель захотел поговорить с ней наедине, то девушка была морально готова к тому, что ей сделают предложение.

Все произошло очень просто - Мохаммед сказал, что дважды был несчастливо женат и спросил, не согласится ли Фарах стать его женой. Девушка, не раздумывая, сказала "Да". Тянуть долго не стали и свадьбу назначили в конце того же насыщенного событиями 1959 года, 20 декабря.

Церемония была очень пышной - свадебное платье придумал для невесты сам Ив Сен-Лоран, а шили его в ателье Диора. Свадебную тиару заказали у известного ювелира из США Гарри Винстона - в ней было 325 отборных бриллиантов, а общий вес драгоценного изделия составил 2 килограмма.

Не обошлось и без казусов. Уже выехав с кортежем к жениху, Фарах с ужасом вспомнила, что забыла обручальное кольцо жениха дома. Возвращаться было уже поздно, поэтому невесту выручил сопровождавший ее Ардешир Захеди - он отдал ей собственное обручальное кольцо. Больше накладок не было, не считая того, что невеста не ждала, согласно обычаю, троекратного вопроса о согласии, а сразу ответила "Да".

После свадьбы предстояло самое трудное. Девушке предстояло выстоять перед завистниками и сплетниками, которых всегда немало вокруг принцесс и королев. Но Фарах была мудрой девушкой в свои 20 лет и умело избегала конфликтов и провокаций. Достойное поведение молодой жены шаха сразу же подняло ее авторитет в глазах многочисленных родственников монарха, занимающих важные государственные посты.

В отличие от многих других жен монархов, Фарах была не просто спутницей шаха. Образование позволило молодой шахине принести стране пользу в таких областях, как здравоохранение и культура. Но все же она понимала, что от нее все ожидают не беззаветной службы стране, а рождения наследника престола.

Шах, шахиня и наследник престола

20 лет Мохаммед Реза Пехлеви ждал рождения сына и только третья жена, 31 октября 1960 года, подарила ему наследника. Роды проходили не в элитной клинике, а в больнице одного из беднейших районов Тегерана - так Пехлеви показали близость королевской семьи к простому народу.

Сам народ воспринял появление наследника с восторгом, а хитрый ход с больницей для бедняков растрогал тысячи иранцев до слез. Позднее шахиня произвела на свет еще троих маленьких Пехлеви, укрепив тем самым свое положение в семье монарха.

После рождения наследника шахиня могла считать, что основная ее миссия выполнена и посвятить себя тому, о чем страстно мечтала - служению своей стране. Не забывала молодая королева и сполна наслаждаться жизнью - она открыла в себе страстного коллекционера произведений искусства.

В ее собрании были как работы признанных классиков, таких как Ренуар и Поллок, так и картины восходящих звезд, которых она безошибочно определяла, благодаря безупречному вкусу. Стоимость коллекции шахини сейчас эксперты оценивают в 3 миллиарда долларов.

Жена шаха всегда безупречно одевалась, могла поддержать беседу на нескольких языках и была горячей защитницей прав женщин. Иностранные журналисты называли Фарах «восточной Джеки Кеннеди» и внимательно следили за каждым ее действием. Она добилась для иранских женщин права носить европейскую одежду, водить автомобили и отправлять детей учиться в другие страны.

Сам шах не мог нарадоваться успехам своей супруги. В 1967 году он объявил, что желает короновать Фарах, чтобы из королевы-консорта превратить ее в шахбану, то есть полноправную императрицу. Такой чести не удостаивалась ни одна жена шаха с 7 века. В случае смерти шаха, если наследник не достиг положенного для наследования престола возраста, правительницей становится шахбана.

Коронация Фарах Пехлеви, 1967 год

Но было бы ошибкой считать, что от королевы в восторге абсолютно все. Мусульманские религиозные деятели во главе с имамом Хомейни считали, что король и его супруга ввергают страну в пучину западного разврата. Целью этих людей было свержение прогрессивного шаха и установление своего правления, основанного на ценностях ислама.

В этой ситуации допускать ошибок было нельзя и Мохаммед долгие годы умело лавировал между интересами религиозных общин и государства. Но в сентябре 1978 года он совершил ошибку, ставшую для него роковой и изменившую историю современного Ирана. В один из осенних дней возле стен шахского дворца собралась очередная демонстрация с требованиями отречения шаха.

Мохаммеду это надоело, и он отправил военных разогнать толпу, предоставив им полную свободу действий. После серии провокаций солдаты открыли по толпе огонь и от пуль и давки погибли сотни горожан. После этого оппозицию остановить было уже невозможно - беспорядки охватили сначала столицу, а потом разлились по всей стране.

Дошло до того, что шаха предала даже армия, и власть законного правителя, не имея поддержки, пала. Это произошло в декабре 1978 года. Семья Пехлеви срочно покинула страну, где им грозила смертельная опасность. Жизнь на чужбине тяжело давалась семье шаха и особенно страдал сам Мохаммед, который был уже немолод и серьезно болен.

Позднее Фарах рассказывала, что всего через несколько дней после бегства ей передали письмо от революционеров. Они предлагали ей отвратительную сделку - отравить мужа в обмен на разрешение вернуться с детьми в Иран. Письмо негодяев так и осталось без ответа.

В 1980 году Мохаммед Реза Пехлеви умер от рака, что стало сильным ударом для королевы. Но судьба приготовила этой женщине и другие испытания, чтобы попытаться сломить ее волю. В 2001 году ее 31-летняя дочь Лейла умерла в Лондоне от передозировки наркотиками, а в 2011 году наследник престола, 44-летний Али-Реза покончил жизнь самоубийством в Бостоне.

Фарах всегда говорила, что ее дети не смогли победить детский стресс, полученный ими во время исламской революции. Сама королева, хоть и не была в Иране с 1979 года, говорит о сильном беспокойстве о судьбе своей страны.

"Мысли о моей родине буквально разрывают мое сердце на части. Там так много бедности: дети попрошайничают на улицах и спят на могилах. Такого не было в наше время. Людям не хватает еды, работникам не платят, а коррупции так много, что журналистов и художников бросают в тюрьмы, подвергают пыткам и вешают".

Особенно печалит последнюю императрицу положение иранских женщин, борьбе за права которых она отдала в свое время немало сил. При ней однажды случилось неслыханное - количество женщин, поступивших в университеты, превысило число мужчин! Конечно, теперь об этом можно было только вспоминать.

Она внимательно следит за подвигами соотечественниц, которые не смирились с возвращением в средневековье и борются за свои права и свободы. Фарах говорит, что женщины ее страны очень смелые и среди них немало  тех, кому не смогли промыть мозги имамы. Она надеется, что однажды их борьба увенчается успехом и они получат то, чего хотели. Фарах полна оптимизма - "Этот свет способен победить любую тьму. Даже если меня там не будет, мои дети и внуки могут познать плоды этих усилий".

Смотрите также - Жизнь и смерть иранской феминистки Куррат Уль-Айн, имевшей редкий дар убеждения

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

О советском мороженом и ценах на него

«Иностранцы когда-то любили повторять, что „в Советский Союз надо поехать, чтобы посмотреть балет, сходить в цирк и поесть мороженого“ — эта фраза в разных вариациях бегает по Интернету, когда речь заходит о советском мороженом. Остается, правда, непонятным кто видел в СССР тех иностранцев, и с кем это они так часто общались, что не просто говорили, а „любили повторять“? Кэгэбэшники, наверное, но и неважно — поговорим сегодня о советском мороженом.»

Оговорюсь сразу по поводу цен и ассортимента. С 1966 года мороженое в СССР выпускалось по межреспубликанским техническим условиям, а с 1980 года – по отраслевому стандарту. От этого зависела и цена на мороженое – в зависимости от производителя, в разных регионах Союза она немного отличалась.

А что до распространенного мнения, что в СССР из мороженого были только пломбир, эскимо и томатное, то уверяю вас, оно является ошибочным.

Наибольшей популярностью в Союзе пользовался обыкновенный пломбир в обыкновенном вафельном стаканчике (особым везением считалось, когда вафельный стаканчик хрустел). До 80-х он стоил 19 коп., и сдача в одну копейку, естественно, доставалась продавщице. Потом до властей дошло, что это неправильно и пломбир стал стоить ровно 20 копеек. Самое вкусное мороженое в вафельных стаканчиках Советского Союза продавалось, наверное, в московских ЦУМе, ГУМе и «Детском мире».

В вафельном стаканчике также продавалось сливочное мороженое с жирной и масляной кремовой розочкой. Оно называлось мороженое-пирожное и стоило 28 копеек.

Мороженое в картонных и вафельных стаканчиках продавалось без всякой упаковки. Сверху порции был «прилеплен» бумажный кружок с указанием производителя, цены, ГОСТа и еще чего-то, и этот кружок некоторые несознательные граждане часто лепили куда ни попадя.

Теперь относительно мороженого «Томатное», которое то помнят, то не помнят. Было такое – оно появилось в середине 70-х и состояло из обычного мороженого с томатным наполнителем. Смутно припоминается, что гадость была редкая, и, видимо, не одному мне так казалось, потому что спросом оно не пользовалось, в продаже встречалось редко, а потом и вообще исчезло. Продавалось оно в бумажном стаканчике с деревянной палочкой в придачу. Стоило 12 копеек. На картинке новодел, но бумажный кружок у мороженого «Томатное» был именно такой.

Обыкновенное мороженое в бумажном стаканчике стоило 10 копеек, и я даже успел еще водку из него попить, когда других емкостей на разлив не было. Правда, стаканчики после мороженого протекали и пить нужно было очень быстро. Вкус у водки из такого стаканчика был довольно специфический, а есть перед этим мороженое шершавой деревянной палочкой было довольно неприятно – она придавала мороженому какой-то дровяной привкус.

А самое дешевое «Фруктово-ягодное» мороженое в бумажных стаканчиках стоило 9 копеек и было самым невкусным.

А самым вкусным считалось эскимо «Каштан», на палочке, в шоколадной глазури (которая почему-то не рассыпалась как сейчас), внутри пломбир. Хоть и стоило оно довольно дорого – 28 копеек, но и в продаже встречалась нечасто – разметали. Еще реже встречалось «Каштан» не со сливочным пломбиром, а с шоколадным.

Похожим на «Каштан» было «Ленинградское» – тоже в шоколадной глазури, только внутри был не пломбир, а более простое сливочное мороженое. Стоило «Ленинградское» 22 копейки, и его не надо путать с московским «Ленинградским» – в нем внутри были еще и орехи, и стоило оно 30 копеек. Ну и продавалось, соответственно, только в столице.

Дорогие сорта мороженого шли уже в бумажной упаковке, а было еще и большое мороженое «Семейное» в квадратной картонной коробке, или в фольге, или в большом бумажном стакане. Это был обычный пломбир, но рассчитанный на поедание всей семьей, и стоил он 48 копеек.

А ведь были еще торт-мороженое с кремом за рубль сорок и три с чем-то, пломбир «Молочный» и «Экскимо» на палочке по 11 копеек, мороженое «Лебедь» за 13 копеек, «Рожок вафельный» за 15 копеек, «Рожок вафельный с шоколадной глазурью» за 18 копеек, пломбир «Морозко» за 24 копейки, шоколадная трубочка обсыпанная вафельными крошками и орехами (впоследствии «Лакомка») за 28 копеек, брикет с вафлями с двух сторон «Крем-брюле» за 28 копеек, и т.д., и т.п..

И были еще «Кафе-мороженое», где в мороженицы с ложечкой накладывались разноцветные шарики белого, крем-брюле, шоколадного, орехового, розового мороженого. Все это могло сверху поливаться жидким шоколадом или фруктовыми сиропами и джемами, и посыпаться ядрышками лесных орехов или тертым шоколадом. В тех специализированных кафе (или в простых ресторанах) встречались даже такие изыски, как мороженое с шампанским, с коньяком, и ликерами, и даже мороженое с горящим наверху кусочком сухого спирта.

Мне сейчас вдруг нестерпимо захотелось съесть мороженого (пусть даже такого, которому далеко до советского), я пошел в магазин, а вы вспоминайте дальше сами…

Смотрите также выпуск - Почему советское мороженое считалось лучшим в мире

Источник

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наш Instagram, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Популярное

Самые горячие темы

Новости партнеров

Загрузка...

Новые посты

Замечательные фотографии из путешествий Альваро Валиенте

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(1)
}
            

Самые знаменитые фотографии Земли из космоса

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(2)
}
            

До и после: 5 вдохновляющих фотоисторий спасения животных

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(3)
}
            

20 людей, которые доверились стилисту и сильно об этом пожалели

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(4)
}
            

Как простая русская женщина Вика стала богом в Гватемале

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(5)
}
            

Эпичные обложки винила, глядя на которые хочется плакать и смеяться

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(6)
}
            

30 людей, которые увлеклись пластической хирургией и забыли остановиться

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(7)
}
            

Абстрактная нагота от немецкого художника

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(false)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(8)
}
            

Нация подкаблучников: как живет народ минангкабау, называющий себя потомками Македонского

                array(3) {
  ["result"]=>
  bool(true)
  ["iBlockSize"]=>
  int(1)
  ["iFullCountBlocks"]=>
  int(9)
}