Топ-100 Крах «Черного человека»: как расплата настигла шефа орловского гестапо Букина

Крах «Черного человека»: как расплата настигла шефа орловского гестапо Букина

17 апреля 1957 года в общежитие треста «Горкоммунжилстрой» города Днепропетровска приехали сотрудники КГБ в штатском, затолкали в автомобиль вахтера Ивановича и увезли в неизвестном направлении. Спустя время коллег и жителей общежития потрясла новость — покой их общежития охранял не кто иной, как Михаил Букин — бывший шеф «русского гестапо» в городе Орле.

Вахтера Ивановича, который 12 лет верой и правдой служил днепропетровскому тресту за мизерную зарплату, все это время активно искали. Михаил Букин был причастен к тысячам смертей подпольщиков, военнопленных и советских граждан и немцы высоко ценили его жестокость и хватку.

Он был одним из тех предателей, что работают не за страх, а за совесть — Букин лично пытал и расстреливал подпольщиков, а однажды приказал расстрелять женщину с двухлетним ребенком. В 1945 году, увидев что возмездие приближается, Букин сумел выдать себя за заключенного концлагеря и избежал ареста.

Гестаповец, несмотря на риск, продолжал жить под своим реальным именем. Он вел себя тише воды, постоянно пребывая в страхе — Михаил знал, что рано или поздно за ним все равно придут. Ожидание затянулось на 12 лет, но в итоге «награда нашла героя».

Товаровед с подмоченной репутацией

Михаил Иванович Букин родился в Орле в 1897 году в обеспеченной семье купца 1 гильдии. С юных лет Миша старался найти место «потеплее», чтобы иметь возможность получать дополнительный доход и при этом не особо перетруждаться.

Впервые сущность Михаила проявилась в 1919 году, когда в Орел вошли войска Белой гвардии под командованием генерала Кутепова. Вместе с отцом он встречал войска на въезде в город с хлебом и солью, а на следующий день уже показывал белым офицерам дома зажиточных евреев, где можно было хорошо поживиться.

Свою трудовую карьеру он начал в 1920 году и до начала войны успел сменить немало разных мест. Букин работал помощником бухгалтера, кассиром, товароведом, кладовщиком. Михаил тонко чувствовал выгоду и к его рукам всегда что-то «прилипало». В 1932 году он едва не поплатился за свою алчность — у него нашли приобретенные за нетрудовые доходы золотые царские червонцы, которые было запрещено хранить простым советским гражданам.

Михаил с женой Анастасией (сидят)

В этот раз Букин отделался легко — конфискацией золота и тремя месяцами ареста. Этот случай сделал его более осторожным, но проблем с законом все равно избежать не удалось. В марте 1941 года товароведа Михаила Букина снова арестовали, в этот раз за должностное преступление — махинации с поставками труб для Брянского хлебозавода.

Начало войны Михаил Букин встретил за решеткой — самый справедливый суд в мире отмерил жулику 2 года тюрьмы. Этапом его отправили в тюрьму города Гомеля, из которой он очень скоро беспрепятственно вышел. Во время первого же налета немецких самолетов ворота городской тюрьмы оказались разрушены, а охрана, бросив свои посты, в панике разбежалась.

Букин вместе с другими заключенными воспользовался случаем и покинул свою камеру и город Гомель. По дороге беглецов задержали солдаты вермахта, но препятствий им чинить не стали, а, наоборот, выдали аусвайсы и сказали идти по домам. Путь в родной Орел занял у Михаила несколько месяцев и домой он попал только в конце октября 1941 года.

На службе у немцев

В городе, где уже вовсю хозяйничали гитлеровцы, он встретился со своей женой Анастасией и спокойно зажил как ни в чем не бывало в своей скромной комнате в коммунальной квартире. С немцами свел Михаила случай. Его соседка, Ольга Степина, работала в городском гестапо переводчицей. Однажды, зайдя к ней по какому-то бытовому вопросу, Букин застал в гостях у Ольги двух немецких офицеров — Кригера и Клатманна. Нацисты неплохо говорили по-русски и между ними и бывшим зэком завязалась беседа.

Дом, в котором во время оккупации жил Михаил Букин

Михаил пожаловался на нехватку денег и голод, в ответ на что немцы предложили ему «работу по поимке евреев, коммунистов и сочувствующих им граждан». Букина приняли в гестапо обычным полицаем, но спустя полгода, за особое рвение, он был назначен начальником розыскной полиции в отделе «русского гестапо».

Получив практически неограниченную власть над людьми, Михаил проявил свою истинную сущность. Он изо всех сил старался показать свою лояльность нацистам и эффективную работу. С первых же дней на новой должности Букин начал бросать за решетку десятки горожан, обвиняя их во «враждебном отношении к новому порядку».

В подвалы гестапо попадали не только коммунисты, комсомольцы, подпольщики и евреи, но и те, на кого новый шеф гестапо имел зуб в прошлой жизни. Над заключенными всячески издевались — пытали, избивали резиновыми шлангами и плетями, оставляли на морозе, морили голодом и жаждой.

В начале осени 1942 года начальник розыскной полиции особо отличился — при его непосредственном участии была раскрыта группа советских подпольщиков, внедренных в орловское гестапо. Были арестованы несколько человек и выявлен руководитель группы по фамилии Головко. Этого человека Букин лично забил насмерть во время допроса.

Всего через месяц обозначились новые успехи — Букин и его подчиненные разоблачили группу партизан, которых возглавлял Владимир Сечкин. Они планировали взорвать городской театр с немцами и их прихвостнями во время празднования годовщины оккупации Орла. Всего было задержано 26 человек, в том числе подпольщица Мария Земская, которую бросили в подвал вместе с двухлетней дочерью Валей. Всех партизан, а вместе с ними и ребенка, вскоре расстреляли по приказу шефа гестапо.

В начале 1943 года «команда» Михаила состояла из 500 штатных сотрудников и 150 тайных агентов и обычных платных стукачей. Располагалась контора Букина в двух больших кирпичных зданиях с просторными подвалами, оборудованными для пыток и казней.

1 апреля 1943 года немцы отметили заслуги предателя «Знаком отличия для восточных народов» — высшей наградой, на которую только могли рассчитывать коллаборационисты из числа гражданских лиц. Также Михаилу повысили жалование и объявили особую благодарность за бдительность и непримиримую борьбу с врагами Третьего Рейха.

Немецкие войска на улице Орла

Но очень скоро Букину стало неуютно в родном Орле, к околицам которого неумолимо подступала Красная Армия. По просьбе шефа гестапо немцы выделили целый вагон для эвакуации Букина и его жены. Более трети этого вагона занимали ценности, награбленные Михаилом во время его бурной деятельности в гестапо, в том числе ювелирные украшения, одежда и столовое серебро, отобранное у расстрелянных в застенках.

Опыт Михаила был ценен для врага, поэтому его отправили в Каунас, где назначили помощником коменданта концлагеря Правенишкес, с присвоением звания унтер-офицера СД. В Каунасе Букин верой и правдой служил нацистам целый год, пытая и расстреливая евреев и военнопленных.

Когда Прибалтику начали стремительно освобождать советские войска, Букин с супругой переехали в Германию. Понимая, что поражение Германии в войне всего лишь вопрос времени, Михаил симулировал хроническую болезнь и был уволен из СД «на гражданку». Тут он впервые в своей жизни познал физический труд, так как чтобы заработать на кусок хлеба ему пришлось красить подводные лодки на верфях Готенхафена.

Город Готенхафен (Гдыня)

Позднее, на допросах у следователей КГБ, бывший гестаповец рассказывал, что страх неотвратимого возмездия глодал его непрерывно, где бы он не находился и чем бы не занимался. Незадолго до Победы предатель начал готовиться — сжег все документы и немецкие награды, а также попросил немцев отправить его в концлагерь, якобы чтобы внедриться в действующее там подполье.

Послевоенная идиллия няньки Букина

В 1945 году Букина вместе с тысячами других заключенных освободили советские войска и он, как бывший узник концлагеря вернулся с женой в СССР. Михаил получил новый паспорт на свое же имя, соврав лишь, что родился в Царицыне, а с 1942 по 1944 год работал санитаром в госпитале города Кизляра.

Для мирной послевоенной жизни Букин выбрал Днепропетровск. Соседи положительно отзывались о скромном и доброжелательном Михаиле Ивановиче, которому пришлось пережить ужасы концлагеря. Букин к этому времени овдовел и свободное от работы вахтером время с охотой проводил, нянчась с соседскими детишками.

Паспорт Букина, полученный им после войны

Тем временем НКВД ни на минуту не прекращало поиски шефа орловского гестапо. Несколько раз были задержаны похожие на Букина люди, но сам предатель и убийца как в воду канул. Лишь спустя 12 лет поисков кто-то обратил внимание на полного тезку разыскиваемого преступника, который работал скромным вахтером в днепропетровском общежитии.

Когда выяснилось, что Михаил Букин и внешне как две капли воды похож на гестаповца, его было решено задержать. В момент ареста Букин не сопротивлялся и не ломал комедию, а просто устало сказал: «Так и знал. Давно вас ждал».

Изменник не отрицал сотрудничества с немцами, но категорически отказывался признаваться в пытках и казнях. «Я лишь командовал, все грязные дела творили немцы», — твердил он на каждом допросе и очной ставке. Суд над шефом гестапо Букиным состоялся в родном для предателя Орле, жителям которого он принес столько горя. На суде выступили 78 свидетелей его преступлений и итог был очевиден.

В своем последнем слове предатель и палач просил не лишать его жизни и утверждал, что искренне раскаивается, но снисхождения никто проявлять не собирался. 20 ноября 1957 года суд приговорил Михаила Ивановича Букина к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор присутствующие в зале суда встретили аплодисментами.

Казненные Букиным и его подручными жители Орла

Букин цеплялся за свою никчемную жизнь до последнего — он отправлял одно за другим письма к Хрущеву с просьбами о помиловании, но они оставались без ответа. 2 апреля 1958 года суд отклонил последнее ходатайство о помиловании, а спустя несколько дней приговоренного расстреляли во дворе орловской тюрьмы.

Интересно, но материалы, касающиеся дела Михаила Букина до сих пор хранятся под грифом «Секретно» в архивах спецслужб. Согласно закону «Об архивном деле в Российской Федерации» с ними можно будет ознакомиться только через 75 лет после вынесения приговора, то есть в 2032 году. Одна из немногих фотографий Букина, которую может увидеть каждый, хранится в Орловском военно-историческом музее. Она размещена на черном фоне и гиды музея называют Букина не иначе как «черным человеком».

Руководитель орловского гестапо получил по заслугам, но так бывает не всегда. Иногда нацистские преступники живут долгой и спокойной жизнью и умирают, так и не заплатив по счетам.

Смотрите также — «Наш милый Франц»: нацист, убивший сотни тысяч, жил на курорте под своим именем

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Рубрики: войнаистория

Самые горячие темы

Новости партнеров

‡агрузка...

Новые посты