Топ-100 О жизни современных затворников хикки: фотопроект «Путешествие на край комнаты» Натальи Ершовой

О жизни современных затворников хикки: фотопроект «Путешествие на край комнаты» Натальи Ершовой

В крупных городах давно стало возможным жить не выходя из дома: службы доставки, мессенджеры и электронные платежи могут решить большинство повседневных задач. Наталья Ершова сняла людей, которые добровольно отказываются выходить из собственной квартиры.

Ольга, 27 лет. Санкт-Петербург. Затворница три года.

«Мне нравится работать на фрилансе: делать косплеи на любимых героев, а также обзоры видеоигр»

Хикикомори (или хикки, в переводе с японского — «пребывание в уединении») — современный вид затворничества, при котором человек предпочитает не покидать свое жилище и ограничивает социальные контакты с внешним миром, оставляя лишь узкий круг друзей и родственников.

Михаил, 28 лет. Москва. Затворник десять лет.

«Не люблю сборища незнакомых людей, да и работаю на дому и по ночам»

До появления доступного интернета многим хикки было трудно работать и делать покупки, но сейчас эта проблема решена. При необходимости интернет обеспечивает им и общение с внешним миром.

Анатолий, 39 лет. Москва. Затворник два года.

«Я всегда так жил»

Наталья Ершова рассказала: «Когда в институте я писала диплом, у меня были сильные головные боли — оказывается, я простудила нерв на лице. Пока болела, я практически не выходила из дома, общалась только с мужем и в интернете. Тогда я узнала, что есть люди, которые выбрали такой образ жизни добровольно, и я даже знакома в соцсетях с некоторыми из них.

Я поняла, что интернет позволяет вести такой образ жизни и это достаточно частое явление. Когда я выздоровела и защитила диплом, то приступила к поиску героев и съемкам".

Виктор, 30 лет. Москва. Затворник десять лет.

«Жить вопреки»

«Герои моего проекта — люди, практически не выходящие из своего жилища. Многие работают на дому — программируют, создают сайты, обозревают видеоигры или пишут музыку; кто-то сдает квартиру, некоторых содержат родственники. Это очень разные люди, но их объединяет одно: они „живут“ в интернете. У кого-то из них много друзей, с которыми они общаются в сети или у себя дома. А некоторые — современные отшельники».

Светлана, 29 лет. Москва. Затворница год.

«Мне просто нравится так жить. Мне комфортно»

«С поисками мне помогли знакомые и друзья: я спрашивала у всех, даже у своего парикмахера, и так постепенно нашла нужных мне людей. С некоторыми я много раз договаривалась о встрече, и они в последний момент отказывались от съемки; приходилось уговаривать.

Я снимала своих героев в их квартирах, с их животными и любимыми вещами. Каждому из них я задавала вопрос: почему вы ведете такой образ жизни?"

Алена, 31 год. Москва. Затворница семь лет.

«Мне это нужно на данный момент»

«Эти люди общаются по большей части с родственниками; бывает, что приглашают домой друзей из сети или старых знакомых со времен института или школы. Они достаточно социальны, у меня не было сложностей поддержать беседу с ними».

Анна и Элиза, 30 лет. Москва. Затворницы семь лет.

«Нам нравится вести такой образ жизни. Мы свободны!»

У них много хобби и интересов; им нравится собирать вещи. Им нужно тепло и любовь домашних животных, поэтому у них обычно много вещей и кошек.

Михаэль, 26 лет. Москва. Затворник шесть лет.

«Слишком много людей в городе с разным менталитетом, и все они пытаются мне что-то навязать. Никакой свободы!»

«Мои герои могут выйти из дома, у них нет панического страха перед улицей. Но делают это очень редко — может, раз в несколько месяцев, — когда, к примеру, совсем некому сходить за них в магазин. Могут пойти на какое-то мероприятие, но крайне редко, раз в несколько лет».

Кристина, 29 лет. Москва. Затворница два года.

«Все работают, а я не работаю и живу как хочу»

«Сейчас большинство людей так или иначе зависят от интернета, а мои герои помогают представить утрированный вариант этой зависимости. Я думаю, что с развитием и распространением интернета это очень актуальная тенденция, особенно в крупных городах, где слишком быстрый темп жизни, слишком много стресса и слишком много людей».

Елизавета и Павел, 25 лет. Москва. Затворники полтора года.

«Нам удобно так жить и не работать»

Евгений, 30 лет. Москва. Затворник три с половиной года.

«Из-за нестандартного восприятия мира с самого детства наступил момент, когда находиться в обществе стало невозможным, и мне пришлось уйти. Я не жалею — освободилось много энергии, которую я раньше тратил на борьбу с социальными установками и стереотипами»

Смотрите также — Виртуальные подружки и аренда животных: как выглядит обратная сторона японского экономического чуда

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Источник

Самые горячие темы

Новости партнеров

‡агрузка...

Новые посты