Топ-100 Казак Тимофей Ящик: история жизни и преданности царского телохранителя

Казак Тимофей Ящик: история жизни и преданности царского телохранителя

Верность царю и Отечеству для многих солдат дореволюционной России была не пустым звуком. Они помнили о присяге даже после падения империи, многие из них не изменили ей до самой смерти. Несмотря на множество примеров верности и самоотверженности, история казака Тимофея Ящика, телохранителя императорской семьи, особая. Мы знаем об этом человеке из воспоминаний сестры Николая II великой княгини Ольги Александровны, которой казак неоднократно спасал жизнь.

Тимофей Ксенофонтович Ящик родился в 1878 году в станице Новоминская, в большой семье. У него было четыре брата и две сестры, что по тем временам было не редкость в семьях кубанских казаков. Отец его был потомственным казаком — человеком заслуженным и очень уважаемым. Известно, что семья Тимофея владела большим хозяйством и жила в полном достатке.

Тимофей Ксенофонтович Ящик

Но казачья судьба — не пахать землю и ухаживать за виноградом, а служить Родине. Поэтому в 22 года Тимофей покинул отчий дом и поступил в Ейский казачий полк, находившийся в Тифлисе (сейчас Тбилиси). Статного, двухметрового красавца с громовым голосом сразу же заметили и направили служить в конвой командующего войсками кавказского военного округа генерал-адъютанта князя Е.С. Голицына.

При конвое Голицына казака Тимофея ждали настоящие приключения, из которых он вышел с честью. Однажды князя похитили армяне и Ящик, вместе с другими казаками, участвовал в погоне и освобождении своего командира. Отличившийся Тимофей был замечен спасенным князем и получил рекомендации для службы в Санкт-Петербурге.

Благодаря письму Голицына простой казак делает молниеносную карьеру — его зачисляют в императорский конвой. Сегодня телохранители первых лиц государства — это профессионалы, за плечами которых годы обучения и тренировок. В Российской Империи этого не было — казаки с рождения росли воинами и виртуозно владели как любым оружием, так и кулаками. Для поступления в элитный отряд казаку нужно было проявить себя в бою и иметь поручительство авторитетного лица.

Камер-казаки императорского конвоя были не совсем телохранителями. Их можно назвать членами семьи государя, так как они постоянно находились рядом и активно участвовали в жизни Романовых, неотлучно и бессменно следуя за ними повсюду. Тимофей Ящик безупречно отслужил в Петербурге положенный срок и в 1907 году вернулся в родную станицу.

Там Ящик прожил пять лет — за это время он женился, завел детей и оброс крепким хозяйством. Но в 1912 году казака опять призвали на службу и снова в столицу. В этот раз Тимофея захотел видеть своим личным телохранителем сам Николай II. В должности лейб-казака наш герой остался в Петербурге, вдали от семьи, которую мог видеть теперь только приезжая домой на побывку. В своих воспоминаниях казак писал о службе при императоре следующее:

Моя служба состояла в том, чтобы всегда быть рядом с царем. Во время аудиенции я стоял в зале для гостей, ожидающих приема, а когда он выезжал или совершал верховую прогулку, я следовал за ним. Если царская семья собиралась в театр, что, впрочем, бывало, не очень часто, я стоял в передней перед царской ложей.

Тимофей вспоминал, что со временем овладел тонким искусством оставаться в тени, но всегда быть при семье государя, чтобы в любой момент иметь возможность помочь и защитить. Казак писал, что Николай II обычно сам носил на руках царевича Алексея, но бывали моменты, например, во время военных парадов или церковных служб, когда императора нужно было подменить.

Тимофей Ящик с царевичем

В таких случаях царевича держал на руках Тимофей и иногда прогулки с ребенком на руках длились часами. Сам Алексей не раз спрашивал лейб-казака — «А ты не устал, Ящик?» Разумеется, доблестный кубанец с улыбкой отвечал, что бодр и полон сил. Позднее телохранитель признался, что поначалу ему бывало непросто и первый день он вернулся домой в совершенно мокрой от пота одежде, которую можно было выжимать.

В 1914 году казак вместе с императором и свитой отправился в поездку вдоль линии фронта. Николай II инспектировал военные лагеря, живо интересовался бытом и питанием солдат, а также много внимания уделял госпиталям. В одном из прифронтовых лазаретов произошло событие, которое поразило Ящика и после которого стал относиться к своему императору как к человеку с большой буквы.

В одной из палат государю показали молодого солдата, который во время атаки бросил оружие и побежал сдаваться неприятелю. Его ранили в спину свои же товарищи, а теперь дезертира ожидал расстрел. Императора заинтересовал этот случай и он начал разговаривать с приговоренным к смерти. Вот как описывает беседу великая княгиня Ольга Александровна:

Положив руку на плечо юноши, Ники очень спокойно спросил, почему тот дезертировал. Запинаясь, бедняга рассказал, что, когда у него кончились боеприпасы, он перепугался и кинулся бежать. Затаив дыхание, мы ждали, что будет дальше. И тут Ники сказал юноше, что он свободен. Бедный юноша сполз с постели, бросился на колени и, обхватив Ники за ноги, зарыдал, как малое дитя. По-моему, мы тоже все плакали. Затем в палате воцарилась тишина. Все солдаты смотрели на Ники и сколько преданности было в их взглядах!


Тимофей пробыл при императоре всего 9 месяцев, а затем его направили в Киев, где находилась императрица Мария Федоровна. Это был смутный 1916 год, когда верных людей при семье государя можно было пересчитать по пальцам. Начало следующего года ознаменовалось ужасом и хаосом. Императрица была вынуждена отправиться в Крым, где было безопаснее. Мало кто согласился последовать за ней, но казак Ящик был верен своей присяге.

В Крыму оказалось также беспокойно и Марии Федоровне пришлось покинуть страну и отправиться в Данию. Стоит ли говорить о том, что верный казак Ящик последовал за ней. То, как Тимофей относился к своим обязанностям, поражало датчан. Казак ночевал на своей бурке, постеленной у дверей императрицы, положив рядом саблю и револьвер со взведенным курком. Ящик опасался, что большевики, расправившиеся с царской семьей, пришлют убийц и в Копенгаген.

Тимофей Ящик и императрица Мария Федоровна в Копенгагене

Спасая императрицу, казак не уберег свою жену Марфу. В 1922 году в дом Ящика в станице Новоминская пришли большевики. Они взяли женщину и 9 детей Тимофея в заложники и требовали от супруги лейб-казака публично отречься от мужа и осудить его. Женщина отказалась и ее расстреляли. Дети были отпущены и им самим пришлось заниматься хозяйством.

Не имея возможности приехать в Советскую Россию и забрать семью, Тимофей тяжело страдал. Он всю жизнь помогал чем мог своим детям из-за границы и испытывал жгучее чувство вины из-за того, что не уберег супругу. А вот сестру императора, великую княгиню Ольгу Александровну, Тимофей сумел спасти.

В самый разгар Гражданской войны он вывез ожидавшую ребенка женщину в свою станицу, где она родила сына Гурия. Невероятно, но Ящик смог доставить Ольгу, ее мужа и ребенка через зону боевых действий и полного безвластия в Новороссийск и посадить на пароход, отплывающий в Европу. Через Югославию семья великой княгини попала в Данию.

Через несколько лет после смерти жены Тимофей находит новую любовь — ею оказалась датчанка по имени Агнес. Казак вспоминал, что ее поразил его внешний вид — Ящик даже в Дании оставался верен казачьей форме и носил окладистую, черную как смоль бороду. Мария Федоровна благословила этот брак и дала своему телохранителю немного денег. На них Тимофей смог открыть бакалейную лавку, которая обеспечивала его новую семью.

Тимофей возле своей лавки

В доме Ящика нашлось место и второму лейб-казаку императора — Кириллу Полякову, который сильно бедствовал на чужбине. Дальнейшая жизнь царского телохранителя проходила без приключений. Тимофей Ксенофонтович Ящик умер в 1946 году и похоронен вместе с супругой Агнес на православном кладбище.

Смотрите также — Как воспитывали детей в казачьих семьях

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Самые горячие темы

Новости партнеров

‡агрузка...

Новые посты