о чем молчат отели
В отелях всегда так чисто, будто ничегошеньки тут раньше не происходило. Но на самом деле, каждая дверь в них может оказаться немым свидетелем исторических событий.
Знающие люди не дадут соврать: у работников крупных отелей что ни день — то новые приключения. Ежедневно сотни постояльцев привозят в чемоданах вероятность чего-то экстраординарного. Заходя в номер, официант должен быть готов к тому, что ему может явиться абсолютно любая картина, от батальной сцены до любовной.
Поэтому неудивительно, что писатели нередко разворачивают действие в декорациях отеля. Артур Хейли, например, использовал «Сент-Грегори» в качестве холста, на который нанес поразительные перипетии судеб своих героев. А Стивен Кинг в «Сиянии» и вовсе вдохнул жизнь в «Оверлук», сделал его действующим лицом. Ну а мы решили рассказать о заведениях, о которых кто-то более талантливый смог бы написать захватывающую биографическую повесть.
Москва не продается
Начнем, конечно, со знаменитой гостиницы «Украина», которая с 2010 года официально именуется «Рэдиссон Ройал, Москва». Это величественное сооружение достроили в 1957 году, последним из семи высоток столицы. Если бы товарищ Сталин к тому моменту был бы жив, то небоскреб, скорее всего, получил бы поэтичный титул «Гостиничное здание в Дорогомилове». Это название придумал сам Иосиф Виссарионович, но Хрущев решил увековечить в камне родную республику.
Дорогомилово в ту пору было захудалым районом. Достаточно сказать, что на месте, выбранном для строительства гостиницы, плескалось болото. Рядом пролегала дорога на Смоленск, вдоль которой тянулись ряды ветхих бараков. «Украина» была призвана стать отправной точкой к оживлению этих мест и архитектурным ориентиром для помпезного Кутузовского проспекта.
Гостиница действительно вышла грандиозной. Пронзающий небо шпиль, усыпанные витиеватыми узорами широченные коридоры, мраморные лестницы… Иностранные гости не скрывали восторга, а некоторые советские граждане, которых селили в «Украине» по случаю получения какой-нибудь государственной премии, спали в номерах на полу — опасались нарушить гармонию богатой перины.
С течением времени гостиница стала походить на музей. Сейчас ее стены украшают более тысячи картин известных художников (причем все — подлинники), в холлах расставлены скульптуры, а венцом этой коллекции является грандиозная диорама Москвы площадью 400 квадратных метров. Говорят, ее хотел купить астронавт Нил Армстронг, но ему отказали — Москва не продается.
Вернувшийся к жизни
«Украина» — юная девушка в сравнении со знаменитым петербургским отелем, расположенным на пересечении Невского и Владимирского проспектов. Этот угловой дом был построен в первой половине XVIII века, и между строк его биографии проглядывает история целого города.
Изначально это была заурядная деревянная постройка в один этаж. Но ее месторасположение было весьма примечательным. По соседству располагалась так называемая «вшивая биржа» — место, куда стекавшиеся в столицу бедняки приходили в поисках работы. И перекресток двух проспектов был неким волнорезом, рассекавшим податное сословие и аристократов, которые выходили на Невский для променада.
В конце века дом перестроили в трехэтажный, и новый владелец — купец Барбазан — сделал из него многофункциональный доходный дом. Первый этаж он сдавал держателям лавок, харчевен и питейных заведений, второй и третий занимали состоятельные жильцы, а мещане ютились в дворовых флигелях с видом на конюшни и выгребные ямы.
Во времена Пушкина был надстроен четвертый этаж: гостей здесь принимали по высшему разряду, и популярность заведения росла. В 1834 году, вернувшись из длительной заграничной командировки, здесь поселился небезызвестный композитор Глинка. Квартира, в которой он жил вместе с сестрой, была настолько просторной, что нашлось место для трех роялей.
Пушкин и Жуковский в гостях у Глинки
В эти годы открылось движение на Николаевской железной дороге, и пульс жизни в Петербурге забился пуще прежнего. Знаменская площадь превратилась в главные «ворота» города на Неве, а угол Владимирского проспекта стал выгодным местом для устройства полноценной гостиницы. Так и случилось.
Во время масштабной реконструкции фасад украсили изящной лепниной, полностью изменили планировку дворовой территории и, конечно, облагородили внутренние помещения. Гостиница «Москва» с ее роскошным рестораном стала одним из самых фешенебельных заведений Петербурга.
При советской власти гостиницу закрыли, а ресторан опустили до стандартной рабочей столовой, пусть и исполинских размеров. Утерянная слава вернулась к историческому зданию в 2001 году, когда отель открылся под брендом «Рэдиссон». Лицевые фасады скрупулезно отреставрировали по чертежам XIX века, привели в надлежащий вид внутреннее убранство. И теперь на перекрестке Невского и Владимирского вновь останавливаются сливки общества.
Война и мир под деревом
А теперь перенесемся в Европу и для начала остановимся в столице Словакии — Братиславе. В центре города на берегу Дуная раскинулся белый великан «Рэдиссон Блю Карлтон» (Radisson Blu Carlton Hotel). Ходят слухи, именно здесь дописывал последние главы своего романа «Таинственный остров» Жюль Верн.
Своими корнями это заведение уходит в XIII век: тогда на этом месте организовали постоялый двор. Более масштабное гостеприимство развернулось здесь пять сотен лет спустя, когда конюшни уступили место гостинице, получившей оригинальное название «Под тремя зелеными деревьями» (во внутреннем дворе росли три раскидистых дуба).
Вскоре гостиницу перекупил крупный промышленник, а два дуба, судя по всему, срубили, раз название изменили на «Под зеленым деревом». В это время в соседнем здании наглым образом расположился конкурент — «Националь». Номеров в нем было немного, зато на первом этаже открылось знаменитое бутик-кафе «Савой». Соперничество между отелями продолжалось до 1912 года, когда бывший управляющий «Савоя» выкупил и «Националь», и «Под зеленым деревом». Он объединил их в единый гостиничный комплекс «Савой-Карлтон», который в первый же год своего существования вошел в историю тем, что один из его конференц-залов переделали под первый в стране кинотеатр.
Масоны на Олимпийских играх
Один из самых видных отелей Стокгольма — «Рэдиссон Блю Стрэнд» (Radisson Blu Strand Hotel) — появился на свет в 1912 году, за несколько месяцев до начала Олимпиады. Шведы жаждали стать хозяевами этого праздника спорта с момента возрождения олимпийского движения и, когда наконец получили это право, стали готовиться с похвальным рвением.
Открытие Олимпийских игр в Стокгольме в 1912 году
Для приезжих болельщиков отгрохали отель на полуострове Бласиехольмен в центре города. Заказчиком выступил Шведский орден масонов, которому тогда принадлежали эти земли. Банкетный зал отеля соединили со старыми помещениями масонского храма, и члены тайного общества повадились устраивать в нем свои собрания. Причем сговорились с управляющим отеля и платили какие-то две кроны за пышный стол с закусками, горячими блюдами и реками пива.
Свидетель истории
Этой же международной отельной сети принадлежит настоящий дворец в Брюсселе — «Бельгитюд» (Radisson Blu Royal Hotel, Brussels). В мире не так много отелей, которые входят в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, и «Бельгитюд» — один из них. Атриум отеля украшает отреставрированный фрагмент городской стены, воздвигнутой в 1134 году. Тогда она опоясывала Брюссель и возвышалась на восемь метров.

На своем веку «Бельгитюд» повидал события эпохального масштаба. В частности, у его стен зарождалась Бельгийская революция 1830 года, которая привела к отделению Бельгии от Нидерландов. Строго говоря, началось все в театре «Ла Монне», расположенном в двух шагах от «Бельгитюда», во время постановки оперы «Немая из Портичи». Зрителей охватил романтично-националистический настрой, они высыпали на площадь перед отелем, скоординировали планы и отправились завоевывать государственную независимость.
События сентябрьских дней 1830 года, Густав Ваппер
Итальянец из Вильнюса
А вот старейший отель Вильнюса «Астория» (Radisson Blu Royal Astorija Hotel) всегда жил тихой размеренной жизнью. Он вырос в XIV веке на пересечении трех главных улиц города, и из-за того, что здесь заканчивался тракт от Кракова, постояльцев всегда было в достатке.

Во времена позднего Средневековья Вильнюс слыл едва ли не самым процветающим городом Восточной Европы, здесь подолгу жили многие выдающиеся ученые, гуманисты, архитекторы… После того как искусные итальянские мастера перестроили отель, он стал менять владельцев как перчатки. В разные годы им распоряжались многие видные жители города, в том числе некоторые мэры.
В XIX веке дом выкупил богатей Алгирдас Вагнерис и изменил название на Hotel Italja. А его сын Витолдас провел масштабную реконструкцию, достроив четвертый этаж и придав отелю ярко выраженный стиль необарокко. В таком виде отель и дошел до наших дней.
Скоротечное правосудие
До недавнего времени во французском Нанте не было ни единого отеля мирового уровня. Это упущение устранили в 2012 году, когда завершились работы по преобразованию бывшего Дворца правосудия в представительный отель «Рэдиссон Блю» (Radisson Blu Hotel, Nantes).

Дворец воздвигли в середине XIX века. Помимо судебных органов, там располагалась и жандармерия, а в прилегающем здании — тюрьма. Изнутри он был столь же прекрасен, как и снаружи. Но с точки зрения функциональности здание довольно быстро устарело.
В 1992 году Министерство юстиции Франции объявило конкурс на строительство новой обители для нантских юристов, и Дворец правосудия на некоторое время опустел. Для его преобразования в отель потребовались огромные усилия. При этом архитекторы сделали все возможное, чтобы сохранить исторический облик этого колосса.
Исландский лифт
И наконец, несколько слов о довольно скромном (по сравнению с другими описанными отелями), но очень гордом пристанище путников в столице Исландии. Через два года местный «Рэдиссон Блю» (Radisson Blu 1919 Hotel, Reykjavik) отпразднует свой столетний юбилей.

Изначально это был офис крупнейшей исландской корабельной компании, а построил его знаменитый в узких кругах архитектор Гудйоун Самуэльссон, который ответственен за создание Исландского университета, Национальной больницы и других примечательных строений в Рейкьявике. Офис этот, кстати, оснастили первым в стране лифтом. В отель дом превратили в 2005 году.
На этом, пожалуй, стоит закончить. Мы и так выдали слишком много тайн. Это ведь иллюзия, что в отелях все напоказ. Вековые стены таят гораздо больше, чем рассказывают...

Понравилось? Расскажи друзьям!

Текст: Дмитрий Мухин
Наш слегка занудный мастер слова.

Другие лонгриды БигПикчи:

© 2017 год, Bigpicture.ru